«… и в мой жестокий век восславил я свободу…» тема вольности в произведениях А. С. Пушкина

Два года спустя после появления на свет оды «Вольность» поэт создает другое стихотворение, подымающее вторую, основную и столь

«… и в мой жестокий век восславил я свободу…» тема вольности в произведениях А. С. Пушкина

Реферат

Литература

Другие рефераты по предмету

Литература

Сдать работу со 100% гаранией

Муниципальное общеобразовательное учреждение - средняя

общеобразовательная школа № 10 г. Батайска, Ростовской области.

 

 

 

 

 

 

 

ЭКЗАМЕНАЦИОННЫЙ РЕФЕРАТ

ПО ЛИТЕРАТУРЕ

 

на тему

 

«… и в мой жестокий век восславил я свободу…»

 

тема вольности в произведениях

А. С. Пушкина

 

 

 

 

 

 

Выполнила:

ученица 9 кл. «А»

Бекетова Анастасия Олеговна

Проверила: Москаленко Г.А.

 

 

2002 год,

 

ПЛАН

 

 

  1. Вступление
  2. Великий гражданин великого народа

(Пушкин в освободительном движении своего времени)

  1. Лицейская республика.
  2. Пушкин и ранние декабристские организации.
  3. Поэт в южной ссылке (1812-1824)
  4. Михайловское.
  5. 14 декабря 1825 года
  6. «Я гимны прежние пою…»
  7. Заключение
  8. Список используемой литературы.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  1. Вступление.

 

Пожалуй, одной из чаще всего повторяющихся в пушкинских стихах слов свобода (или равнозначные вольность, воля). Бесконечны оттенки смысла и содержания этого слова у Пушкина. Но главный, сокровенный смысл его всегда одинаков. Пушкин был певцом и вдохновителем освободительного движения своего времени: как поэт, свою заслугу перед народом он видел в том, что «чувства добрые лирой пробуждал» и в свой «жестокий век» восславил свободу. В лице Пушкина поэзия впервые явилась выразителем и возбудителем общественного мнения в России. Поэзия - выразитель? Да! Поэзия - воспитатель? Да! Поэзия - эхо русского народа? Да! Поэзия борец против тирании, деспотизма, за свободу, за просвещение? Да! Все это непременные черты пушкинского поэтического идеала.

Тема свободы в творчестве Пушкина одна из тем, издавна привлекавших к себе большое внимание и нашего пушкиноведения и нашей исторической науки. Это тема интересует и меня, так как вольнолюбивая лирика занимает едва ли не главное место в творчестве поэта. Подавляющая часть его стихотворений проникнута бунтарскими настроениями и является прямым призывом к борьбе.

Пушкин не был членом тайного общества, не принимал непосредственного участия в восстании, не был привлечен к следствию и суду. Но широта, глубина и многогранность его творческого гения, мощь его художественного слова и вместе с тем горевший в нем неугасимый пламень гражданского сознания и гражданского чувства так велики, что основоположник национального искусства слова, родоначальник последующей классической нашей литературы, он объективно является, не только до, но и после 14 декабря, одним из замечательнейших деятелей русского освободительного того начального периода, вершиной которого было восстание декабристов. К этому главному выводу я твердо пришел по ходу и в итоге данного моего труда. Попытке обосновать этот вывод он и посвящен.

Для того, чтобы возможно полнее и ближе к истине это осуществить, необходимо придать теме новый поворот. Следует вести точку отсчета не от декабристов к Пушкину это задача и дело историков, а это задача и дело историков литературы от Пушкина к декабристам.

 

  1. Великий гражданин великого народа.

(Пушкин в освободительном движении своего времени)

И жив великий гражданин

Среди великого народа

Пушкин «Андрей Шенье» (1825)

 

Из рядя вон выходящая, бьющая ключом художественная одаренность Пушкина почти с первых же его шагов стала привлекать к себе восторженнейшее внимание современников. Начало этому было положено еще в лицейские годы. Вообще, основное, чем был отмечен Лицей в жизни Пушкина, заключалось в том, что здесь он почувствовал себя Поэтом. В 1830 году Пушкин писал: «… начал я писать с 13-летнего возраста и печатать почти с того же времени».

В те дни во мгле дубровных сводов

Близ вод, текущих в тишине,

В углах Лицейских переходов,

Являться Муза стала мне.

Моя студенческая келья,

Доселе чуждая веселья,

Вдруг озарилась Муза в ней

Открыла пир своих затей;

Простите, хладные науки!

Простите, игры первых лет!

Я изменился, я поэт.

Характерно, что Пушкин стал ощущать себя не просто «стихотворцем» («не тот поэт, что плесть стихи умеет»), а именно Поэтом и твердо, хотя литературное поприще не сулило ни чего житейски привлекательного, решает на него вступить, ибо, как он понял это тоже на всю жизнь, не может им не быть. («К другу стихотворцу», 1814)

Это сознание укрепил и первый, так же весьма ранний литературный триумф знаменитое чтение на лицейском экзамене «Воспоминаний в Царском Селе», которое так воспламенило совсем уж одряхлевшего Державина. Тут же гласно объявившего их автора своим литературным наследником «вторым Державиным».

Одновременно и столь же стремительно в Пушкине поэт стал расти, тоже перерастая в этом отношении своих учителей Батюшкова, Жуковского, Вяземского, Державина, - патриот гражданин. Началась схватка не на жизнь, а на смерть с вторгшимся в Россию Наполеоном. Подавляющее большинство будущих декабристов (и это оказало громадное влияние на складывание их политических убеждений) принимало участие, и порой очень активное в Отечественной войне 1812 года и последующих заграничных походах. Лицеистам, по их возрасту, этого не было дано. Но и сам Пушкин, и его ближайшие товарищи, такие как Пущин, Кюхельбекер, Вольховский, всем существом своим рвались к этому:

Вы помните текло за ратью рать,

Со старшими мы братьями прощались

И в сень наук с досадой возвращались

Завидуя тому, кто умирать, шел мимо нас…

Но вернемся к пушкинскому дебюту «Воспоминаниям в Царском Селе». В патриотический контекст «Воспоминаний», наряду с гордостью поэта своим народом, не только отстоявшим Родину, но и освободившим от тиранического ига Наполеона Европу, вошло, отражая господствовавшие тогда настроения широких общественных кругов, несколько восторженных строк в адрес торжественно возвращающегося в отечество царя героя, который «взял Париж» и «основал лицей» (несмотря на последующее резчайшее отрицательное отношение к Александру I, Пушкин в основном считал эти два события объективно историческими его заслугами); восторженные ноты в адрес «грозного ангела» - Александра снова зазвучали после попытки захвата Наполеоном былой власти («сто дней») в стихотворениях «Наполеон на Эльбе» и «На возвращение государя императора из Парижа в 1815 году».

Второе из них было написано по «повелению» высшего начальства, но, как и предыдущие, вполне искренне, выражая не только настроенность широких общественных кругов, но и чувства самого поэта. «Вы помните, как наш Агамемнон Из пленного Парижа к нам примчался, Какой восторг тогда пред ним раздался! Как был велик, как был прекрасен он, Народов друг, спаситель их свободы!» - напоминал Пушкин товарищам в последней лицейской годовщине 1836 года («Была пора: наш праздник молодой…»).

Но уже в связи со стихами «На возвращение…» проявилось пушкинское «веселое лукавство ума». Есть известие о нарисованной им, очевидно, вскоре же; карикатура на Александра, который до того «располнел» в «чужих краях», что с трудом проехал в воздвигнутые для него триумфальные ворота. А одним из самых ранних лицейских стихотворений Пушкина, убедительно ему приписываемым, является эпиграмма на царя («Двум Александрам Павловичам»), который « нос переломил… под Аустерлицем» (был наголову разбит в 1805 году Наполеоном) и «хромает головою» (заключил «позорный», как позднее будет называть это Пушкин, Тильзитский мир). В 1826 году Пушкин написал Жуковскому, что «подсвистывал царю Александру, до самого гроба». Как видим, он стал ему подсвистывать, в сущности, с первых же своих литературных шагов.

Но и независимо от этого настроения «любви, надежды, тихой славы» недолго тешили своим «обманом» уже и тогда проявившего исключительную зоркость поэта.

И вот всего через два-три месяца после «Воспоминаний» и за пять лет знаменитого рылеевского послания «К временщику» Пушкин пишет и публикует свое якобы переведенное «с латинского», послание «К Лицинию « (1815), в котором иносказательно, но в полном соответствии с политическими реалиями текущего дня бичует нового «любимца деспота» - всевластного временщика, наложившего «ярем» на Рим, и бесстыдную толпу гнущих перед ним спину льстецов и рабов. В то же время это сатирическое послание окрашено высоким и гордым гражданским лиризмо

Лучшие

Похожие работы

1 2 3 4 5 > >>