“Романс в прозе” Чехова

Романс накладывает отпечаток на слова, монолог, чувства рассказчика. Его речи свойственна, как и романсу, аффектация, страдания тоже словно заимствованы из

“Романс в прозе” Чехова

Сочинение

Литература

Другие сочинения по предмету

Литература

Сдать работу со 100% гаранией
лаженство и напасть, гибель.

В романсе парадоксально соединяются возвышенное и приземлённое, одухотворённая грусть, мягкость, лиризм и житейская проза, грубость. Этот парадокс есть и в названии рассказа Чехова “Шампанское (Рассказ проходимца)”. Первое слово в названии вызывает у читателя ощущение чего-то необычного, торжественно-радостного. Контрастом является второе слово. С.И.Ожегов в “Словаре русского языка” даёт однозначное толкование слову “проходимец”: “(разг. презр.) Мошенник, негодяй”. В словаре В.И.Даля есть и значение “прошлый человек”, а также “странник, путник”. Видимо, и эти “поэтические” значения имел в виду писатель, потому ещё современники Чехова отмечали поэтичность стиля, “поэтическое настроение автора” (Михайловский).

В чеховской героине также есть романсное соединение “возвышенного и приземлённого”. Она издаёт “какой-то мудрёный запах, красивого и порочного. А что гостья была порочна, я понял по улыбке, по запаху, по особой манере глядеть и играть ресницами, по тону, с каким она говорила с моей женой порядочной женщиной... Я всё понял с первого взгляда”.

Как и романс, этот рассказ словно сжатая мелодрама, о которой повествует участник событий другому человеку слушателю, читателю. Романс не предполагает, как правило, конкретного обращения, но в нём всегда присутствует “обращённость”. И в чеховском рассказе присутствует романсная побудительно-повелительная форма: “Теперь скажите: что ещё недоброе может со мной случиться?” Это неназванное обращение превращает лирический монолог как бы в диалог с невидимым собеседником, что сближает рассказ с коротким, но глубоким, требующим эмоционального отклика, переживания романсом.

Легко узнаваема в произведении и романсная лексика: любила безумно, молодость пропадает, бешеный вихрь, чёрные глаза. Встречаются в чеховском рассказе и романсные “формулы”. У Чехова: “Помню, встречал я с женою Новый год...” В романсе: “Я помню день! Ах, это было счастье!..” (Б.Борисов); “Помнятся летние ночи весёлые...” (А.Пугачёв). У Чехова: “Не помню, что было потом...” В романсе: “Это было давно... Я не помню, когда это было, // Пронеслись, как виденья, и канули в вечность года...” (С.Сафонов).

Следует заметить, что в окончательной редакции рассказа звучит “жестокий” романс, в силу чего Чехов убирает излишнюю “жестокость” повествования, строки: “терзал её попрёками или выгонял из дому на холод”, “кажется, всё уже было и весь запас пыток у судьбы исчерпан”, “в могиле не скучнее, чем в полустанке”.

В рассказе “Шампанское” Чехов обратился не просто к отдельным элементам романсной структуры, тематике, лексике он обратился к самой жанровой природе, сущности романса, что не просто сближает его рассказ с этим жанром, а позволяет, на наш взгляд, говорить о чеховском “романсе в прозе”. Впервые напечатанный в канун Рождества в “Петербургской газете” рассказ стал знаменательным художественным опытом соединения двух жанровых форм, близких к массовой словесности, святочного рассказа и романса. И это парадоксальным образом вывело “Шампанское” в число произведений, где молодой юморист из “А.Чехонте” (так был подписан рассказ) вырастал в Антона Чехова. Включение “Шампанского” в уже по-настоящему чеховский сборник “Хмурые люди” (1890) ещё одно подтверждение этому.

Список литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://lit.1september.ru/

 

Похожие работы

< 1 2