“Повесть о чудесном видении в Нижнем Новгороде”

Нижегородское видение было явлено 28 мая 1611 года некоему “человеку благочестиву именем Григорий”. Ночью, пребывая в храме в “тонком сне”,

“Повесть о чудесном видении в Нижнем Новгороде”

Статья

Литература

Другие статьи по предмету

Литература

Сдать работу со 100% гаранией

“Повесть о чудесном видении в Нижнем Новгороде”

С.В. Перевезенцев

“Повесть” написана летом 1611 г. в Нижнем Новгороде. Место видения и авторство повести установить невозможно. Повесть существует в трех списках, самый ранний из которых, Лихачевский (ЛОИИ. К. 238, № 11, Л. 38 45), относится к 16111612 гг. Краткое содержание “Повести” передают также Пискаревский летописец и Пинежский летописец”. Текст “Повести” опубликован в РИБ.

Нижегородское видение было явлено 28 мая 1611 года некоему “человеку благочестиву именем Григорий”. Ночью, пребывая в храме в “тонком сне”, Григорий вдруг узрел, как купол храма раскрылся на четыре стороны и с небес, озаренный великим светом, в человеческом образе сошел Господь, сопровождаемый неким человеком в “белых ризах”. Расположившись на груди Григория, Христос произнес свои заповедания. Прежде всего, Господь заповедал установить во всем Российском государстве строжайший трехдневный пост, причем умерших во время поста Он обещал принять в Царство Небесное. Следующее заповедание построение храма в Москве. Кроме того, в этот храм нужно было перенести из Владимира икону Владимирской Божией Матери, поставить перед иконой свечу “воска невозженнаго” и положить чистый лист (“неписану”) бумаги. Согласно видению, Христос утверждал, что в нужный день свеча возгорится от “огня небесного”, а на бумаге чудесным образом появится имя будущего русского царя, угодного Богу “по сердцу Моему”.

Если же воля Божия не будет исполнена, то все Российское государство будет жестоко наказано. Столь же жестоко будут наказаны и нижегородцы, если они не сообщат о заповеданиях Господа, данных Григорию, по всей России: “Воздвигну бурю велию из реки Волги, и потоплю суды с хлебом и с солью, и поломаю древа и храмы”.

Как можно заметить, православная символика, наполняющая Нижегородское видение, очень глубока и многообразна. Так, слетевшего с небес Христа можно толковать как символ божественного вдохновения, “незажженная” свеча символ сердечной чистоты, а “неписанная” бумага символ чистоты помыслов. Особую значимость видению придает явление Самого Христа, что бывало, как уже говорилось, достаточно редко в практике видений на Руси. Высокая степень откровенного знания, данного Христом, подчеркивалась и тем, что Господь расположился на груди (“на персех”) Григория. (Кстати, подобный мотив был уже известен в древнерусской литературе в “Житии Феодосия Печерского” сообщается, что Феодосий, явившийся монаху Дамиану, также садится ему на “перси”). А установление особого почитания иконы Владимирской Божией Матери символизировало собой, с одной стороны, сохранение Покрова Богородицы над Россией, а с другой стороны, необходимость восстановления истинной “древней” веры.

Поэтому суть видения, в принципе, ясна русский народ должен очиститься от грехов посредством трехдневного поста и тем самым вернуть себе Божию милость. Возвращение к истинной вере русский народ должен продемонстрировать построением храма в Москве и установлением особого почитания иконы Владимирской Божией Матери. За это Господь подарит русской земле мир и нового, истинного, избранного самим Богом царя.

Таким образом, Нижегородское видение носило яркий оптимистический характер. Недаром Христос дарует Свои “знамения” для того, чтобы укрепить в русских людях веру и показать им Свою милость. Важно и то, что Нижегородскому видению, волею Господа, придавалось общерусское значение. Причем, в данном случае, Господь обращался напрямую к русскому народу, а не к правителям. По сути дела, если верить Нижегородскому видению, русский народ волей Самого Господа призывался к подвигу “самоустроения” очистившись от грехов, русский народ должен был освободить Москву и избрать себе царя, имя которого будет названо Богом.

Видимо, не случайно, избрано и само место видения. В то время Нижний Новгород оставался одним из немногих крупных городов, которых не коснулись “разорения” Смуты. Видение же показывало, что именно из Нижнего Новгорода должен исходить импульс к объединению страны и освобождению ее от иноземных захватчиков.

И Россия услышала этот призыв. Нижегородское видение, по своей популярности и общественному резонансу, не только соперничало с видением “некоему мужу духовному”, но и значительно превосходило его. Осенью 1611 зимой 1612 гг., грамоты с текстом “Повести” рассылаются по всей стране о Нижегородском видении знали в Перми, Вологде, Устюге, Ярославле, в городах Сибири (например, в Тобольске). Появился текст “Повести” и в войсках, стоявших под Москвой, в частности, в полках Первого ополчения под руководством Прокопия Ляпунова. Интересно, что источник появления “Повести” в войсках неизвестен, более того, утверждалось, что в самом Нижнем Новгороде ни о видении, ни о “благочестивом Григории” никто ничего не знает.

Тем не менее, Нижегородское видение стало прямым катализатором активных действий. Везде, где о нем получали известие, устанавливался строжайший трехдневный пост. Причем, что очень важно, пост устанавливался по инициативе самих горожан, без вмешательства каких-либо высших властей. Таким образом, всенародный очистительный пост стал непосредственной реакций на Нижегородское видение. И этот всенародный пост показывает степень раскаяния в грехах, став выражением всероссийского покаяния, столь давно ожидаемого на Руси. Напомним, что именно всеобщее и искреннее покаяние рассматривалось в начале XVII века, как главный способ спасения России от “разорения”. Следовательно, весь русский народ воспринял сообщение о чудесном видении в Нижнем Новгороде, как непосредственное руководство к действию и доказал свое стремление к нравственному очищению.

Итоги всенародного поста сегодня можно оценивать по-разному. Однако для людей того времени прямая связь между покаянием и прекращением Смуты была очевидна. Кстати, интересно, что в Нижнем Новгороде было и еще одно видение, которое можно рассматривать, как общерусское. Речь идет об известном случае, когда явившийся Кузьме Минину Сергий Радонежский, побудил нижегородца к собиранию средств на ополченское войско. Поэтому и само освобождение Москвы ополчением под руководством К. Минина и Д. Пожарского воспринималось как результат именно всеобщего русского покаяния. Так, “Пискаревский летописец” писал: “И Бог утоли гнев свой: Москву очисти 121-го (1612) октября 22-го. И сия подобно древнему чюду в Ниневии граде”.

Список литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.portal-slovo.ru/

 

Лучшие

Похожие работы