Общественная и научная мысль России XIX - начала ХХ вв. О социальной сущности проституции

В 1903 г. второе отделение Русского общества охранения народного здравия постановило создать комиссию для обсуждения вопроса о врачебно-полицейском надзоре за

Общественная и научная мысль России XIX - начала ХХ вв. О социальной сущности проституции

Информация

История

Другие материалы по предмету

История

Сдать работу со 100% гаранией

Общественная и научная мысль России XIX - начала ХХ вв. О социальной сущности проституции

Проблема проституции уже много лет привлекает внимание исследователей. Сложность темы исследования, но вместе с тем и необычайный интерес к ней обусловлены тем, что проституция - чрезвычайно многогранное явление в истории и культуре человечества. Вследствие этого спор о сущности проституции, ее отличительных чертах продолжается с XIX в. Литература по данной теме исчисляется сотнями наименований.

В историографии данной темы имеется немало работ, посвященных изучению правовой и медицинской регламентации проституции. Однако, вопрос об определении сущности и содержания категории "проституция" в современной историографии разработан весьма слабо. Из немногочисленных работ, затрагивающих этот вопрос, можно выделить статьи С.И. Голода и И.С. Кона. Большинство современных исследователей к данной проблеме подходят к социально-экономической, а не культурологической точки зрения.

В связи с этим автор данной статьи поставил целью охарактеризовать, как стояла проблема социальной природы проституции и ее основных признаков в общественной и научной мысли России в XIX - начале XX вв., осветить официальную и общественные точки зрения на категорию "проституция". При этом необходимо учитывать, что людям той эпохи было присуще понимание данного вопроса, отличное от современного.

В XIX - начале ХХ вв. вопрос о сущности и роли проституции был одним из дискуссионных в исторической, социально-политической и медицинской литературе. В ходе обсуждения он приобрел особенную остроту. Это было связано с тем, что проституция, по мнению ученых, разрушая социальный строй жизни, к тому же являлась злом, убивающим народное здоровье, распространяя венерические болезни.

В официальных документах она понималась как "разврат или непотребство, именуя таковыми торговлю своим телом, предложение плотской связи или согласие на таковую за известное вознаграждение, с каждым, того пожелавшим" и "снискивающая себе пропитание"(1). Это определение относилось к проститутке вообще, без разделения на категории.

Официальные документы XIX в. определяют следующие основные признаки проституции: продажность, публичность, профессиональность. И тем не менее это понятие не охватывало большую часть продажных девиц (содержанок, временных и других). По мнению А. Флекснера, оно имело чисто полицейский характер, так как в это определение входили только зарегистрированные, профессиональные проститутки, которые кроме проституции не имели других источников дохода.

Официальная точка зрения на проституцию оказала самое непосредственное влияние на общественную мысль. Так, с 15 по 22 января 1897 г. в Петербурге проходил съезд "по обсуждению мер против сифилиса в России", участники которого приняли ряд постановлений. В этих документах проституция определялась как "неискоренимый элемент социального строя, как промысел, дающий индивиду средства к существованию", вместе с тем в определение "проститутки" включались как женщины профессионально занятые, так и временные (случайные), для которых проституция была источником побочного заработка. В это определение, по настоянию профессора Томского университета Е.С. Образцова, был включен пункт, согласно которому к проституткам причислялись как городские, так и сельские представительницы этой профессии. По его словам "сельская распространена в Сибири также как и городская. Она не случайная, а в большей своей части профессиональная"(2).

В 1903 г. второе отделение Русского общества охранения народного здравия постановило создать комиссию для обсуждения вопроса о врачебно-полицейском надзоре за проституцией в связи с общим вопросом о борьбе с нею. Эта комиссия на своих заседаниях в 1903-1904 гг. рассматривала несколько вопросов, касающихся проституции, в частности вопроса об определении таковой. Член комиссии, присяжный поверенный П.П. Соколов в своем докладе говорил о том, что "современное законодательство относительно проституции носит двойственный характер: с одной стороны, оно не только отрицает возможность заниматься проституцией, но даже карает лиц, как женщин, так и мужчин, за соблазнительный образ жизни; а с другой стороны - существует особый порядок и организация способов надзора за нею и порядок открытия и содержания публичных домов", то есть законодательство XIX - начала ХХ вв. относилось к проституции отрицательно, "признавая ее деяния преступными"(3). Эта комиссия разбирала несколько предложенных определений сущности проституции, но четких решений так и не смогла принять. На рассмотрение собравшихся было предложено следующее определение термина: "Проституткой именуется женщина, занимающаяся продажей своего тела, как промыслом, - единственным или побочным при других каких-либо занятиях". Это определение оспаривалось многими на том основании, что в нем отсутствует понятие о публичности. Другое определение, предложенное для анализа "проститутка есть женщина, добывающая средства публичной продажей своего тела", так же было подвергнуто критике на том основании, что понятие о публичности не всем одинаково понятно, так как некоторые подразумевают под публичностью то, что делается на глазах у всех, а также, что в нем отсутствует указание о занятии проституцией. С.Ф. Платонов высказал мысль, что проституция "есть продажа своего тела", но данное понятие "не имеет смысла и не пройдет в законодательном порядке. Торговлей тела будет, например, и такой случай, как пересадка кожи одного" человека другому.

Исследователи категории "проституция" так же не были едины в своих изысканиях. Каждый из них выделял свой главенствующий (по его мнению) признак.

Э. Шперк главным признаком проституции считал профессиональность. Он писал: "публичная женщина та, которая избрала своим ремеслом проституцию и не имеет и не желает другим путем приобретать средства к существованию", а проституция - это " ремесло, законный, скоротечный и острый вид брака"(4).

Р. Вардлоу определял проституцию как "всякие недозволенные сношения между полами". Он даже отвергал всякое различие между развратом и проституцией и называл публичной женщиной "всякую, которая за деньги, или безвозмездно, добровольно жертвует своей добродетелью". Чтобы назвать женщину таковою, недостаточно одного случая сношения; на женщину "накладывает печать проституции только добровольное повторение полового акта"(5).

Вслед за Р. Вардлоу некоторые авторы в своих рассуждениях доходили до абсурда. Они полагали, что проститутка - "это та женщина, которая по меньшей мере в течение 20 часов отдавалась в публичном доме мужчинам"(6).

Аналогично определял проституцию и М. Кузнецов: "Проститутка, или, как привыкли выражаться у нас, "публичная женщина", обыкновенно употребляется в слишком широком плане; в сущности же проститутка есть женщина, отдающая за деньги свое тело для удовлетворения полового инстинкта мужчины"; "В этом смысле проституция есть торговля человеческим телом с преследованием развратных целей, в обширном смысле, у нас иногда принимается за проституцию вообще все внебрачные половые отношения"(7).

По М. Рабюто, единственный решающий признак проституции заключается в следующем: "истинной проституткой мы называем ту женщину, которая под влиянием вынужденной или свободной воли вступает в половые сношения без всякого выбора, без симпатии или хотя бы и чувственной страсти. Как только существует известный выбор, - на основании только импульсов половой страсти - мы имеем перед собой разврат, распущенность, извращения, но не проституцию в истинном смысле этого слова, ...отсутствие индивидуального выбора, отдача себя безразлично всем и каждому - вот самый существенный и универсальный признак"(8).

Подобно М. Рабюто, Л. Мартино называет проституткой, или публичной женщиной, ту "женщину, которая не выбирает своего покупателя", но и не опровергает мысли, что проституткой может быть и та, "которая его выбирает, но уже в другом роде .., с крайним равнодушием к нему." Проституцию в целом он определяет как "торговлю чувственных наслаждений для других"(9).

В определение "проституция" по мнению М. Чистякова нужно включать только самые существенные признаки, а именно: "женщина, которая открыто и не разбирая личность продает свою любовь за деньги и ищет известности, как таковая и есть всегда проститутка".., т.е. "в это понятие не должен входить критерий о ее здоровье, а также то, "проституирует она с ведома администрации или нет"(10).

Еще один немаловажный аспект вносит в это определение А. Поспелов: - тайность проституции. Он писал: "проститутка это девица или замужняя женщина, которая открыто или тайно и по привычке отдается мужчине для удовлетворения его полового влечения"(11).

Если все предыдущие авторы признавали, что проституция в то время была необходимым элементом социального строя, то Д.Д. Ахшарумов в своем докладе "Проституция и ее регламентация" заявляет о том, что это "совокупность известных аномальных явлений в половой сфере жизни человека, часть явлений его же жизни, но в паталогических уклонениях от нормы", а проститутка "есть бедная женщина, продающая свое тело всякому, - за какую-либо небольшую плату; продающие его дорого - за тысячи, сотни или хотя бы десятки рублей не могут считаться таковыми. Это совсем особое привилегированное существо, и таковую никогда не называют проституткой. Ею может считаться только женщина, живущая в доме терпимости, сама себя таковою объявившая"(12). Таким образом, здесь налицо приоритет продажности над другими признаками, причем из этого понятия выпадают женщины из "высше

Похожие работы

1 2 >