О стихотворении Н. Заболоцкого "Зелёный луч" (1958)

Заболоцкий несомненно учитывал также серьезность оккультных интересов Даниила Хармса в тесной связи с верой в народные приметы: "Я О, я

О стихотворении Н. Заболоцкого "Зелёный луч" (1958)

Сочинение

Литература

Другие сочинения по предмету

Литература

Сдать работу со 100% гаранией
(разделение) вечной - и общей для мира живых и мира мёртвых - души и бренного тела, в финале "Зелёного луча" лирический герой "перепоручает" ключи от счастья другому - тому, кто "духом молод, телом жаден и могуч" (сильная эмоциональная окраска этого жеста способна напомнить финал пушкинского шедевра: "Как дай вам Бог любимой быть другим"). Позитивный аспект драмы инициационного пути восходит, возможно, к философской рефлексии чинарских времен: согласно Я.С. Друскину, "банкротство - главная религиозная категория. Может быть, всякое большое дело в нашем мире есть катастрофа и банкротство".

Теперь следует еще раз обратиться к жизненным обстоятельствам, послужившим импульсом к созданию стихотворения. "Видение" относится ко времени пребывания поэта в Дубултах летом 1953-го (Заболоцкий 2002, с. 710), в то время как само стихотворение написано пятью годами позже, в 1958-м. В марте 1958 года Заболоцкий писал читателю Алексею Константиновичу Крутецкому: "Что с Вашим сердцем? Я тоже старый сердечник, так как здоровье моего сердца осталось в содовой грязи одного сибирского озера. Два с половиной года назад был инфаркт, теперь мучит грудная жаба. Но я и мое сердце - мы понимаем друг друга. Оно знает, что пощады ему от меня не будет, и я надеюсь, что его мужицкая порода еще потерпит некоторое время" (Заболоцкий 1995, с. 772). Порода согласилась потерпеть еще семь месяцев: 14 октября 1958 года Заболоцкого не стало.

Срок первого инфаркта поэт ошибочно "передвинул" на год вперед: на самом деле это случилось 14 сентября 1954 года. Незадолго до резкого ухудшения состояния сердечной мышцы стало ухудшаться зрение: "В конце 1951 - начале 1952 у Заболоцкого обнаружилась болезнь глаз. Врачи определили туберкулез сетчатки, больного положили в клинику, выйдя из которой, он стал исправно принимать огромные количества фтивазита и поливитаминов. Время от времени аккуратно вырисовывал затемненное пятно, видимое при взгляде на белый лист бумаги" (Заболоцкий 1998, с. 464-465). 9

Кризис наступил осенью 1954-го: "начались боли в сердце, ухудшилось зрение. С 5 апреля по 26 мая 1954 г. Заболоцкий лечился в глазной клинике. В конце июня удалось съездить в Тбилиси на съезд Союза писателей Грузии. А 14 сентября Николая Алексеевича надолго уложил в постель тяжелейший инфаркт сердца. Положение было критическим, спасли уколы быстро приехавшего врача "скорой помощи". Два месяца пролежал он дома - сначала совсем неподвижно, потом постепенно приучаясь к движениям" (Заболоцкий 1995, с. 618).

За год до этого, в июле 1953 года, "Заболоцкие жили в Доме творчества в Дубултах, занимая комнаты на третьем этаже особняка в глубине цветущего парка, совсем близко от песчаного пляжа" (Заболоцкий 1998, с. 476). "Однажды он и А. Гидаш (1899-1980, венгерский поэт и прозаик) наблюдали опускающееся в море солнце и фантастическое нагромождение облаков среди которых вдруг блеснул зелёный луч, по народной примете приносящий счастье. Стихотворение написано в последнее лето жизни, в Тарусе" (Заболоцкий 2002, с. 710).

Таким образом, увиденный в 1953 году зелёный луч, суливший, казалось бы, обретение "сердечной прозорливости", поэт ретроспективно осмысляет как предвестие телесной катастрофы, связанной с инфарктом (сердце) и угрозой слепоты (зрение, глаза). Возможно, однако, абсолютный кризис и есть та точка совершенства, куда попадает уже не сам герой, но его преемник - "дальний мой потомок", обладающий в анализируемом стихотворении отчетливо "ницшеанскими" витальными характеристиками ("духом молод, / Телом жаден и могуч"), усиленными экспрессией редко употребляемого глагола ("В белоглавый прянет город").

Созданная поэтом художественная модель драмы инициационного пути оказывается настолько универсальной, что позволяет подключить не только биографические, но и политические контексты, едва ли не обращение к эзопову языку. Встреча с Анталом Гидашем 1958-го года могла не только напомнить об инфаркте 1054-го, но и спровоцировать запретные для советского поэта политические аллюзии: "Антал Гидаш рассказывал, как после венгерских событий 1956 года он ездил на родину, как жестоко Советская армия подавила там антикоммунистическое восстание и как тяжело было ему подписывать коллективное письмо, осуждавшее это движение за независимость Венгрии. Николай Алексеевич сочувствовал ему" (Заболоцкий 1998, с. 505).

Список литературы

Блок 1997 - Блок А.А. Полное собрание сочинений и писем в 20-и тт. Т. 3: Стихотворения. Книга третья (1907 - 1916). М., 1997.

Вагинов 1991 - Вагинов К. Козлиная песнь: Романы. М., 1991.

Верн 1993 - Верн Ж. Полное собрание сочинений: Серия I ("Неизвестный Жюль Верн"): В 29-и томах. Том 11: Зелёный луч. Замок в Карпатах. М., 1993.

Верн 1994 - Верн Ж. Собрание сочинений: В 50-и томах. Т. 6: Зелёный луч. Черная Индия. Малыш. М., 1994.

Гаспаров 2000 - Гаспаров М.Л. Метр и смысл: Об одном из механизмов культурной памяти. М., 2000.

Герасимова & Никитаев 1991 - Герасимова А., Никитаев А. Хармс и "Голем" // Театр, 1991, № 11, 36-50.

Герасимова б/г - Герасимова А. Подымите мне веки, или Трансформация визуального ряда у Н. Заболоцкого // http://www.umka.ru/liter/950425.html

Гете 1957 - Гете Иоганн Вольфганг. Избранные сочинения по естествознанию. М. 1957.

Дьяков 2003 - Дьяков, Л. Вятские годы Николая Заболоцкого. Редактор-составитель Н.И. Перминова. Киров, 2003.

Заболоцкий 1995 - Заболоцкий Н.А. Огонь, мерцающий в сосуде... М., 1995.

Заболоцкий 1998 - Заболоцкий Н.Н. Жизнь Н. А.Заболоцкого. М., 1998.

Заболоцкий 2002 - Заболоцкий Н.А. Полн. собр. стихотворений и поэм. М., 2002.

Игошева 1999 - Игошева Т.В. Проблемы творческой эволюции Н. А. Заболоцкого. Новгород, 1999.

Кузмин - Кузмин М. Избранные произведения. Л., 1990.

Лермонтов 1959 - Лермонтов М. Ю. Собрание сочинений: В 4-х томах. Т. 2: Поэмы. М.-Л., 1959.

Липавский 1993 - Липавский Л. Разговоры // Логос, 1993, № 4, 7-75.

Лощилов 1997 - Лощилов И. Феномен Николая Заболоцкого. Helsinki, 1997.

Лощилов 2003 - Лощилов И.Е. "Царица мух" Николая Заболоцкого: буква, имя и текст // Алфавит-2: "Странная" поэзия и "странная" проза: Гротеск, нонсенс, абсурд в русской литературе. Смоленск, 2003 (в печати).

Лотман 1980 - Лотман Ю.М. Роман А. С. Пушкина "Евгений Онегин": Комментарий. М., 1980.

Македонов 1987 - Македонов А. Николай Заболоцкий: Жизнь. Творчество. Метаморфозы. Л., 1987.

Перельман 1976 - Перельман Я. И. Занимательная физика: Книга 1. М., 1976.

Роскина 1980 - Роскина, Н. Николай Заболоцкий // Роскина, Н. Четыре главы: Из литературных воспоминаний. YMCA-PRESS, Paris, 1980, с. 61-98.

Седых 1993 - Седых В. Такой неожиданный Жюль Верн // Верн, Ж. Полное собрание сочинений: Серия I ("Неизвестный Жюль Верн"): В 29-и томах. Том 11: Зелёный луч. Замок в Карпатах. М., 1993, 271-279.

Силард 2000 - Силард Л. Карты между игрой и гаданьем: "Зангези" Хлебникова и Большие Арканы Таро // Мир Велимира Хлебникова: Статьи. Исследования (1911 - 1998). М., 2000, 294-302.

Соболев 1988 - Соболев, Л. Собрание сочинений в 5-и т. Т. 3: Зелёный луч. Повесть. Статьи, воспоминания, дневники военных лет. Горные вершины. М., 1988.

Спицына 1993 - Спицына Е. Стерлигов и обэриуты // Театр, 1993, № 1, 47-79.

Толстая 1997 - Толстая Е. Д. Буратино и подтексты Алексея Толстого // Известия АН. Серия Литературы и Языка. 1997, том 56, №2, 28-39.

Хармс 2000 - Хармс Д.И. Собрание сочинений: В 3-х томах. Т. 1: Авиация превращений. СПб, 2000.

Примечания

1 Для Заболоцкого, однако, символистское мифотворчество с самого начала (1920-1930-е годы) было "покушением с негодными средствами". И. Синельников вспоминает: "Помню, мы говорили, что если символисты бесплодно мечтали о создании мифов, то "Торжество Земледелия" приближает осуществление этой идеи" (Заболоцкий 1995, с. 101). Уже для футуристов, пришедших на смену символизму теургического склада, характерна "демонстративная переориентацией на низовую культуру, на субкультуру, неглижируемую "высокой эстетикой"" (Силард 2000, с. 296-297). Альтернативой символистской "беспочвенности" был для Заболоцкого опыт Хлебникова, с его изысканным неопримитивизмом и "голыми глазами".

2 Представляется уместным сопоставление символики зелёного цвета со стихотворением Арсения Тарковского:

Был домик в три оконца

В такой окрашен цвет,

Что даже в спектре солнца

Такого цвета нет.

Он был ещё спектральней,

Зелёный до того,

Что я в окошко спальни

Молился на него.

Я верил, что из рая,

Как самый лучший сон,

Оттенка не меняя,

Переместился он.

Поныне домик чудный,

Чудесный и чудной,

Зелёный, изумрудный,

Стоит передо мной.

И ставни затворяли,

Но иногда и днём

На чём-то в нём играли

И что-то пели в нём,

А ночью на крылечке

Прощались, и впотьмах

Затепливали свечки

В бумажных фонарях

(Тарковский 1982, с. 270).

3 Согласно Стерлигову, испытавшему влияние обэриутов, пластическая форма в искусстве возникает как "результат взаимодействия окружающей и окруженной (внутренней) геометрии, их таинственной связи" (Спицина 1991, с. 77). Ср. перевод коллизии из визуальной сферы в вербальную в романе Константина Вагинова "Козлиная песнь": "Художнику нечто задано вне языка, но он, раскидывая слова и сопоставляя их, создает, а затем и поз

Похожие работы

<< < 1 2 3 4 >