О понятии "иное законное владение" в уголовном процессе Республики Беларусь

Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь, содержащий в ч. 1 ст. 203 перечень видов осмотра, называет в том числе осмотр жилища и

О понятии иное законное владение в уголовном процессе Республики Беларусь

Информация

Юриспруденция, право, государство

Другие материалы по предмету

Юриспруденция, право, государство

Сдать работу со 100% гаранией

О ПОНЯТИИ «ИНОЕ ЗАКОННОЕ ВЛАДЕНИЕ» В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

 

Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь, содержащий в ч. 1 ст. 203 перечень видов осмотра, называет в том числе осмотр жилища и иного законного владения. Исследовать все спорные вопросы, касающиеся законодательного закрепления порядка проведения осмотра жилища и иного законного владения, в рамках одной публикации невозможно, в связи с чем целесообразно рассмотреть проблему определения понятия «иное законное владение» в УПК Республики Беларусь. Обоснованность подобного выбора определяется следующим. В соответствии с ч. 7 ст. 204 УПК Республики Беларусь [1] в случае проведения осмотра жилища и иного законного владения необходимо получение согласия собственника или проживающих в жилище совершеннолетних лиц. Когда же указанные лица возражают против проведения данного следственного действия, оно осуществляется по постановлению следователя, органа дознания с санкции прокурора или его заместителя либо без санкции прокурора, но с последующим его уведомлением в течение 24 часов. То есть правоприменителю необходимо точно знать перечень объектов, относящихся к законному владению, так как законодателем установлен особый порядок проведения их осмотра. Кроме того, проблемный вопрос, касающийся определения понятия «жилище», изучался на диссертационном и монографическом уровне российскими учеными-правоведами Авшеевым Э.Ю. [2], Вологиной Э.А. [3], Малаховой В.Ю. [4], Тюриным П.Ю. [5] и др. В то же время проблемные аспекты, относящиеся к определению содержания термина «иное законное владение», не рассматривались даже на уровне публикаций. В связи с этим возникла необходимость анализа и оптимизации указанного определения в уголовном процессе.

Законодательное определение понятия «законное владение» содержится в п. 7 ст. 6 УПК Республики Беларусь, под которым подразумеваются объекты владения собственника или иного правомерного владения. Думается, что данное определение имеет слишком пространное значение и требует доработки. Бесспорным является факт, что само понятие «законное владение» и термины, содержащиеся в его определении, заимствованы из Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее - ГК) [6]. В связи с чем необходимо, используя сравнительно-логический и другие научные методы, исследовать содержание понятия «законное владение», содержащегося в ГК и УПК Республики Беларусь, а также сравнить две части указанного уголовно-процессуального определения (определяемого понятия и определяющей части) с целью уточнения его содержания в уголовном процессе.

Сначала нужно установить смысловое содержание определяемого понятия «законное владение». В гражданском праве владение представляет собой одно из основных правомочий собственника и выступает в двух формах - как фактическое состояние и как право. Владение как фактическое состояние представляет собой «… фактическое нахождение вещи в хозяйстве у лица, обладание ею, дающее возможность физического или хозяйственного воздействия на нее. При этом не требуется, чтобы вещь находилась непосредственно или постоянно с собственником» [7, с. 272]. Как право владение является юридически обеспеченной возможностью хозяйственного господства над вещью [8, с. 603].

В соответствии со ст. 213 и ст. 214 ГК правом собственности в Республике Беларусь обладают как физические, так и юридические лица. Однако ч. 9 ст. 204 УПК Республики Беларусь регламентирует порядок проведения осмотра в помещениях предприятий, учреждений, организаций, объединений - т.е. в помещениях, принадлежащих юридическим лицам. В то время как осмотр жилища и иного законного владения урегулирован ч. 7 и ч. 8 этой же статьи и в указанных нормах наравне с собственником упоминается и физическое лицо, проживающее в жилище. Это приводит к мысли о том, что «иное законное владение» в соответствии с УПК Республики Беларусь - это владение только физического лица.

Подтверждением приведенного тезиса могут служить положения Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее - УК), в частности ст. 202 «Нарушение неприкосновенности жилища и иных законных владений граждан», в которой речь идет о нарушении законных владений граждан, а не юридических лиц. К сожалению, и УК не содержит определения понятия «законное владение» [9, с. 407].

В то же время право владения может принадлежать и несобственнику. Так, собственник часто передает имущество другому лицу, заключая с ним договоры хранения, аренды и др. При этом собственник не теряет права владения вещью. В то же время вещь может находиться у иного лица и помимо воли собственника, например - владение похищенным имуществом. Такое владение несобственника признается незаконным, в связи с чем УПК Республики Беларусь оперирует сочетанием слов «законное владение», а не просто термином «владение». Это означает, что в случае возникновения необходимости проведения осмотра вещи, являющейся объектом неправомерного владения лица, согласие последнего на проведение следственного действия испрашивать не нужно.

Теперь необходимо подвергнуть анализу вторую часть изучаемого определения, а именно: «объекты владения собственника или иного правомерного владения».

Согласно ч. 1 ст. 214 ГК в собственности граждан и юридических лиц может находиться любое имущество, за исключением отдельных видов имущества, ограниченного или запрещенного в обороте. Т.е. объектом владения может быть любое недвижимое и движимое имущество.

Ч. 1 ст. 130 ГК относит к недвижимости земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все, что прочно связано с землей, т.е. объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе леса, многолетние насаждения, здания, сооружения. Недвижимые вещи подлежат государственной регистрации. Согласно Закону Республики Беларусь «Об объектах, находящихся только в собственности государства» недра, воды, леса, особо охраняемые природные территории и объекты, боевая военная и специальная техника, оборонные объекты и т.п. могут находиться только в собственности Республики Беларусь [10].

Что же касается иного правомерного владения физического лица, то лицо, не являющееся собственником имущества, может владеть им, например, на праве пожизненного наследуемого владения земельным участком, правом постоянного пользования земельным участком (ст. 217 ГК) и т.п. Такое имущество и будет являться объектом иного правомерного владения.

В соответствии с ч. 3 ст. 130 ГК вещи, не относящиеся к недвижимости, включая деньги и ценные бумаги, признаются движимым имуществом.

Следовательно, объектами законного владения являются все движимые и недвижимые вещи, в отношении которых существуют права у законного (титульного) владельца. Как отмечалось выше, согласно с ч. 7 ст. 204 УПК Республики Беларусь осмотр любого объекта, являющегося законным владением, необходимо проводить с согласия собственника либо с санкции прокурора. Буквальное соблюдение данных норм на практике невозможно, так как дословное их понимание приводит к мысли о том, что для того, чтобы осмотреть какую-либо вещь (например, велосипед), необходимо либо испрашивать согласие собственника, либо выносить постановление о проведении осмотра, так как практически любой предмет является объектом правомерного владения. Вряд ли законодатель вкладывал такой смысл с содержание рассматриваемой уголовно-процессуальной нормы.

Анализ ст. 14, ст. 203, ст. 204, ст. 210 УПК Республики Беларусь позволяет прийти к выводу, что термин «законное владение» употребляется только в связке с термином «жилище». В соответствии с п. 6 ст. 6 УПК Республики Беларусь жилищем является помещение, предназначенное для постоянного или временного проживания людей (индивидуальный дом, квартира, комната в гостинице, дача, садовый домик и т.п.), а также те его составные части, которые используются для отдыха, хранения имущества либо для удовлетворения иных потребностей человека (балконы, застекленные веранды, кладовые и т.п.). Таким образом, иное законное владение в смысле п. 7 ст. 6 УПК Республики Беларусь не включает в себя объекты, обладающие правовым статусом жилища.

Вышеизложенное свидетельствует, что в уголовно-процессуальном толковании термина «законное владение» определяемое понятие не соотносится с определяющей частью, так как термин «законное владение» представляет собой идеальную конструкцию - фактическое состояние либо правомочие, в то время как объектами владения являются вещи, представляющие собой предметы внешнего (материального) мира, находящиеся в естественном состоянии в природе или созданные трудом человека [11, с. 104, 105]. Т.е. законодатель нарушил следующие установленные логикой условия правильности определения понятий:

) понятие должно быть ясным и четким, т.е. не допускающим двусмысленности и неопределенности;

) первоначально заданный определением смысл понятия должен сохраняться на протяжении всего контекста рассуждения.

Думается, что если какие-либо термины заимствуются одной отраслью права у другой, то менять смысл заимствуемого понятия нельзя, так как это дезорганизует правоприменителя и порождает дискуссии в теории.

Уголовно-процессуальными кодексами Албании [12], Армении [13], Казахстана [14], КНР [15], Молдовы [16], Российской Федерации [17], Туркменистана [18], Эстонии [19] понятие «законное владение» не используется. Не содержит подобного понятия и Модельный УПК для государств - участников СНГ [20]. Однако большинство приведенных нормативных актов, оперируя понятием «жилище», включают в него наравне с помещением или строением, предназначенным и (или) используемым для проживания людей, и некоторые иные объекты. Так п. 46 ст. 6 УПК Республики Армения относит к категории «жилище&

Похожие работы

1 2 3 > >>