О категориальном статусе некоторых лингвистических явлений

В связи с изучением художественного текста как целого речевого произведения термин "поэтика" все чаще используется в его широком значении, не

О категориальном статусе некоторых лингвистических явлений

Статья

Разное

Другие статьи по предмету

Разное

Сдать работу со 100% гаранией
нстве и по отношению к говорящему. Роль трех опорных характеристик текста "я - здесь -сейчас" неоднократно подчеркивалась как в лингвистических, так и в литературоведческих исследованиях.

3. Категория дейксиса, возникающая как результат взаимодействия четырех структур: темпоральной, локальной, персональной и референтной. Планом выражения этой категории служат соответствующие сетки. Наряду с указанием на время, место действия и на форму повествования эта категория включает в себя указание на объект описания/повествования (текстовый референт). Задача ее - полная актуализация текста, т.е. соотнесенность его с действительностью.

4. Категория точки зрения, возникающая как результат взаимодействия пяти структур: темпоральной, локальной, персональной, референтной и модальной. Планом выражения категории точки зрения служат пять соответствующих сеток. Основная задача этой категории заключается в определении авторской позиции относительно времени, места действия, формы и объекта повествования/описания и отношения автора к содержанию как к реальному/нереальному/предполагаемому/ желаемому. Эти категории выполняют в тексте целый комплекс задач. Кроме главной задачи, решаемой данной категорией, можно отметить задачи общего плана, характерные для всех четырех категорий, и задачи специфические, решаемые каждой категорией либо самостоятельно (основные задачи), либо совместно с другими категориями (комплементарные задачи).

Независимо от того, о какой из этих категорий идет речь, весь комплекс их задач может быть представлен в основном следующими пунктами:

1. Участие в создании текстовых категорий, например, информативности, континуума, подтекста и т.д.

2. Участие в формировании жанровой специфики текстов (текст-сказка, текст-репортаж, текст-календарная история).

3. Создание литературно-стилистических эффектов, например, ускорение или замедление сюжетного времени, придание повествованию динамики, эмоциональной насыщенности и т.д.

4. Определение "техники изложения" материала: изображение событий большими, крупными мазками, в технике мозаичного панно или стоп-кадра.

5. Выполнение частных комплементарных задач, например, активизация фоновых знаний читателя.

Разумеется, что категория выполняет эти задачи, исходя из своей специфики и используя свой набор языковых средств выражения. Каждая категория представляет собой настолько сложные явления, что круг вопросов, посвященных ее описанию, не может быть сведен лишь к перечисленным выше пяти пунктам. Список задач, выполняемых каждой категорией, остается открытым и требует дальнейшего тщательного изучения.

Эти категории обладают пятью характеристиками, которые выражают их суть и могут быть рассмотрены ввиду этого как важнейшие категориальные признаки:

1. Принадлежность к поэтике

Вопрос о связи, существующей между грамматическим и поэтическим уровнями текста - вопрос не новый. Можно сослаться, в частности, на хорошо известные всем работы Р. Якобсона [11], [12], где он обращает внимание на поэтическую функцию морфологических категорий. М. Майенова подчеркивает важность изучения грамматической структуры текста при разработке проблем поэтики, таких, как осознание исходной точки для текста, отдельные предметы и ситуации которого не известны получателю "из жизни", определение отношений между рассказчиком и героем, раскрытие механизма связности текста, установление зависимостей в структуре представляемого мира через раскрытие грамматических связей и т.д. [13, 425-432].

В связи с изучением художественного текста как целого речевого произведения термин "поэтика" все чаще используется в его широком значении, не только по отношению к произведениям, написанным в стихотворной форме, но и по отношению к прозаическим произведениям. При этом под "поэтикой текста" понимается "структура отношений внутритекстовых элементов" [14, 417]. Такое толкование этого термина позволяет говорить о поэтике художественного времени и художественного пространства (Д.С. Лихачев), о поэтике мира (Е.М. Мелетинский), "поэтике ассоциаций" (З.Я. Тураева), о поэтики грамматики (Г.Я. Гин). Учитывая, что выделенные нами текстовые категории возникают в тексте в процессе решения художественно-эстетических задач и отражают структуру внутритекстовых связей, мы считаем возможным признать за ними статус категорий поэтического уровня. В отношениях, существующих между ними как поэтическими категориями плана содержания и текстовыми сетками как грамматическими категориями плана выражения, проявляется одна из сторон связи, существующей между поэтикой и грамматикой.

2. Глубинный характер категорий

Термин "глубинная структура", как известно, не является новым в лингвистике. Пришедшее из трансформационных порождающих грамматик разделение на "глубинные" и "поверхностные" структуры претерпело в современной лингвистике ряд изменений в соответствии новыми подходами и новым пониманием задач науки о языке.

Как отмечает З.Я. Тураева, сегодня под "глубинной структурой понимается некое семантическое или понятийное образование, являющееся отправной точкой при порождении поверхностных структур". При этом поверхностная структура доступна непосредственному наблюдению, а глубинная выводится на основании косвенных данных [15, 57]. Учитывая тот факт, что художественный текст имеет особый, уникальный характер, необходимо отметить, что специфика взаимоотношений между поверхностными и глубинными структурами не сводится к простому подчинению языковых единиц тексту. Между глубинной и поверхностной структурой художественного текста существуют сложные связи, соотношения идеального содержания и материального носителя художественных образов, пишет З.Я. Тураева. Поверхностная структура определяется глубинной структурой, которая играет роль программы, диктующей выбор языковых средств. Но это не только отношения подчинения. Поверхностная структура может воздействовать на глубинную, актуализировать её [16, 58].

Такое понимание глубинной и поверхностной структур полностью покрывает понятие поэтических категорий и текстовых сеток и убеждает в правильности оценки категорий хронотопа, дейксиса, координат и точки зрения как глубинных текстовых категорий.

3. Универсальный характер категорий

Анализ языкового материала показал, что глубинные категории присущи любому художественному тексту, независимо от его принадлежности к определенному типу текста или жанру, так как они отражают основные параметры фикционального мира, созданного фантазией автора.

Можно предположить, что эстетическая значимость этих категорий может варьироваться от текста к тексту, от жанра к жанру. Так, если в исторических хрониках основное место можно признать за категорией хронотопа, то в жанре эссе главную роль будет, по-видимому, играть категория точки зрения. Однако, в полном объёме или в свёрнутом виде, все четыре категории обнаруживают себя в каждом художественном тексте.

4. Системный характер категорий

Одним из важных требований, предъявляемых сегодня к лингвистическим исследованиям, является требование полноты не одного отдельно взятого описания, а некоторой системы описаний в целом. Р. Барт пишет о том, что любая информация, содержащаяся в словесном материале, должна быть описана на одном из уровней, которые, в свою очередь, должны быть выстроены в единую непрерывную последовательность. Таким образом, единицы каждого уровня получат свой смысл только через соотнесённость с единицами непосредственно следующего за ним, более высокого уровня [17, 442].

Это перекликается с тем, что говорит Ф. Данеш о системности: для каждого языкового средства, каждого его варианта и дублета, так же, как и для каждого языкового изменения, можно установить степень системности, то есть то, как они согласуются с существующими в языковой системе отношениями, как они способствуют внутреннему единству, регулярности и динамическому равновесию данной подсистемы и системы вообще как иерархически организованного целого [18, 291].

Определив список действующих в тексте глубинных категорий и их основные задачи, необходимо установить, существует ли между ними взаимосвязь и на каких принципах она основана. Кроме того, необходимо определиться с подходом к описанию этих категорий.

Широко применяемый в лингвистике метод оппозиций может быть положен в основу описания текстовых сеток. Тип сетки, отличие одной сетки от другой определяется с позиций наличия /отсутствия в них некоторого дифференцирующего признака и выстраивания оппозиций с различным числом противочленов, например, сетка глагольная - сетка политемпоральная, включающая в себя несколько временных форм, и т.д. [19].

Метод оппозиций вполне отвечает требованиям полного и всестороннего описания состава текстовых сеток как некоего инвентаря и перестает работать, как только мы переходим с плана выражения на план содержания, от поверхностных структур к структурам глубинным. Можно, опираясь на оппозиции, сопоставить друг с другом и описать разные типы хронотопов, но описать взаимодействие категорий времени и пространства и возникновение самого хронотопа, а также его отношение к другим глубинным категориям данного текста, основываясь на оппозиции, оказывается невозможным. Сам метод оппозиций строился, как известно, с опорой на систему языка, а не на речь, поэтому тексту как речевой единице тесно в рамках этого довольно жесткого, "геомет-ричного" метода.

Представляется, что описать глубинные категории текста и их взаимодействие можно, опираясь не принцип противопоставления, а на принцип включённости. Категория, находящаяся в центре, постепенно, как снежный ком, обрастает дополнительными значениями и переходит в новую категорию. Хронотоп как исходная категория, присоединив к себе ссылку на лицо, перерастает в категорию координат, которая, будучи дополненной рефере

Похожие работы

< 1 2 3 >