О датировке церкви Усекновения главы Иоанна Предтечи в Дьякове

Проблему близости церкви в Дьякове и приделов Благовещенского собора, а также построек в Александровой слободе нельзя объяснить одним авторством. Особенности

О датировке церкви Усекновения главы Иоанна Предтечи в Дьякове

Информация

Культура и искусство

Другие материалы по предмету

Культура и искусство

Сдать работу со 100% гаранией
строительству собора Покрова на Рву. Однако этого еще не достаточно для атрибуции, что казалось бы оставляет право декларировать исключительность архитектуры церкви в Дьякове, которая была затем творчески развита и осмыслена в соборе Покрова на Рву. Поэтому соединим сделанные нами наблюдения с формально-стилистическим анализом пластической проработки, детальной трактовки архитектурной формы. На примере того же собора Симонова монастыря и церкви Антипия на Колымажном дворе мы могли увидеть, что московские постройки середины XVI в. и в этом сохранили преемственность с храмами первой трети XVI в. Кроки и чертежи П.Н. Максимова позволяют нам судить о дробности многочастных профилей собора Симонова монастыря. Обилие мелких двойных лестелей, чередующихся с крупными полочками и обломами разных размеров, создают мягкую рельефность ордерных деталей, сопоставимых с проработкой декора Успенского Старицкого собора41. Такая характеристика применима не только к постройкам с использованием белого камня. В соборе Симонова монастыря и церкви Антипия компоновка тонких валиков, полочек и подобных мелких членений с крупными формами создавала ритм вертикального развития элементов декора. Небольшой вынос профилей образовывал плавные полутени, что придавало структуре декора мягкую пластичность. Собор Авраамиева монастыря, несмотря на большую лапидарность декора по сравнению с симоновским собором, сохраняет свойственную московскому зодчеству первой половины XVI в. сочность и, вместе с тем, мягкость прорисовки деталей. Так, в шатровом приделе св. Авраамия поле нижних закомар превращено в перспективную нишу, в которой архивольт сливается с тимпаном (ил. 1). Мастера используют контраст пластической массы стены и вырезанной в ней декоративной формы (портал придела св. Иоанна Предтечи), а также членения мелкими профилями широких плоскостей (четырехстолпный храм Богоявления).

Эта мягкость начинает исчезать в пластике собора Покрова на Рву. Новые принципы построения архитектурной формы, новое понимание плоскости стены, иная иконография, декора соединяются здесь с тенденцией возвращения к профилировке первой трети XVI в., хотя здесь ее элементы более укрупнены, менее графичны. Ограничена и вариация обломов внутри профилей. Но и здесь, как и в храмах первой трети XVI в. и 1540-1550-х гг., не только в белокаменных, но и в кирпичных профилях используются тонкие подрезки крупных обломов, контрастные соотношения мелких и крупных, криволинейных и прямых элементов. На их соотношении основана и композиция деталей, в которых, как правило, крупные криволинейные обломы служат завершением более мелких профилей. Сохраняется мягкость перехода от плоскости стены к профилям, вынос которых постепенно наращивается от нижних частей детали к верхним.

Сопоставимы с декором собора Покрова на Рву и архитектурные украшения придела Покрова Богородицы московского Архангельского собора, датированного примерно теми же годами (1553-1554)42, к которым обычно относят и церковь в селе Дьякове. На реконструкции В.Н. Меркеловой фасада этого придела можно увидеть форму цоколя и поясов, раскрепованных на трехъярусных пилястрах. Так, например, фасад имел развитый цоколь с карнизом и базой, состоящие из мелких чередующихся криволинейных деталей с мелкими лестелями. Набор обломов в профилях придела не был ограничен четвертным валом. Мелкие лестели разделяют более широкие плоскости и обломы43.

Пластическая проработка декора в дьяковской церкви представляется принципиально иной (ил. 2). При повторении некоторых тем ритмического строя собора Покрова на Рву структурным элементом декора становится только сочетание полочек с четвертным валом. Модулем членений декора становится кирпич. Здесь практически нет мелких лестелей, усложняющих и придающих утонченность крупным кирпичным формам. Различие в размерах элементов профиля достигается варьированием способов кладки: постановка кирпича на ребро, на постель. Отличия не исчерпываются только лишь упрощением мотивов архитектуры 1550-х гг. Подобная лапидарность имеет одно следствие, важное для всего художественного облика. Вот в чем оно состоит: композиция декора строится из одинаковых и идентичных по размеру профилей, что придает определенную механистичность, чуждую памятникам 1540-1550-х гг. Декоративная обработка разных объемов не выходит за границы общей схемы. Так, расчленение крупных форм, таких как фронтоны и кокошники центрального столпа, достигается увеличением количества тех же структурных элементов. Упрощается и пространственное развитие декора. Соотношение между плоскостью стены и профилями приобретает жесткость. Появление одинаковых резких теней является следствием отказа от вариации криволинейных обломов и сведением их к четвертному валу. Это увеличивает геометризм применяемых форм. Так, в церкви в Дьякове, как и в соборе Покрова на Рву, восьмигранные столпы завершаются развитыми по высоте карнизами. При этом в Дьякове подчеркнуто укрупненный гусек Покровского собора заменен простым откосом. То, что замена белокаменной детали произошла здесь в кирпиче именно в такой форме, связано не с материалом, а с другим художественным мышлением.

Новое отношение к форме проявляется и в порталах центрального столпа дьяковской церкви - наиболее сложных и проработанных деталях этого памятника. Так, западный портал представляет упрощенный вариант итальянизирующего по характеру портала, к которому принадлежат и порталы Покровского столпа собора Покрова на Рву. Портал дьяковского храма лишен откосов. Он состоит из двух пилястр с трехчастным импостом, на которые опирается полуциркульный архивольт. Место откоса занимает дополнительный уступ, образующий нишу, повторяющую контуры портала. Архивольт состоит из одного четвертного вала, фланкированного полочками (сверху - две, снизу - одна). В карнизе помещен единственный в этом памятнике гусек (крупный, с большим выносом), подрезанный тонким лестелем, под ними крупная полка. Архитрав образован полкой и четвертным валом. Все детали обладают значительным выносом. Переходы от одного элемента к другому лишены мягкости, присущей порталам Покровского собора.

Таким образом, и по пластике декора церковь в Дьякове выпадает из московского зодчества не только второй половины 1540 - начала 1550-х гг., но и времени строительства собора Покрова на Рву. Это не позволяет согласиться с распространенным утверждением о подготовке в архитектуре церкви в Дьякове более совершенного художественного языка собора "о Казанском взятее". Можно усомниться и в том общем положении, что объемно-пространственное построение дьяковской церкви с ее восточными столпами, примыкающими к апсиде центрального восьмерика, - почва для будущего усложнения композиции отдельных столпов на едином основании Покровского собора. Более традиционное толкование идеи групповой композиции столпообразных храмов, наблюдаемое в церкви в Дьякове, находит прямую аналогию в соборе Бориса и Глеба в Старице, сооруженном в 1558-1561 гг., то есть тогда, когда заканчивалось строительство Покровского собора44. В этом храме восточные столпы слиты с центральным столпом и его апсидой. Их грани превращены в стены вимы. Западные столпы также примыкают к восьмерику главного храма. И это заставляет осторожнее отнестись к теории постепенных поисков, предшествующих появлению новации в архитектуре.

Подобные сомнения позволяют расширить хронологические границы возможной атрибуции и обратить внимание на зодчество другой эпохи. Трактовка форм декора дьяковской церкви оказывается идентичной интерпретации сходных декоративных мотивов в целой группе храмов, созданных после окончания строительства собора Покрова на Рву. Эти постройки, воздвигнутые как домовые церкви Ивана Грозного в Московском Кремле и Александровой слободе, могут быть объединены под условным названием придворной школы 1560-1570-х гг.45

Возвращение в московское зодчество итальянизирующих мотивов декора в соборе Покрова на Рву стало началом сложения нового направления в архитектуре второй половины XVI в. Его характерные черты проявились уже в облике Сретенского собора Московского Кремля (после 1560 г.)46, о котором можно судить по ряду графических источников. Преобразование стены в графическую структуру из геометрических замкнутых элементов проявилось здесь в заполнении прясел стен, отрезанных от фронтона антаблементом, замкнутыми нишами-филенками47. Вероятно, в какой-то степени храм48 повторил московскую церковь Николы в Мясниках49. Как и Сретенский собор, этот бесстолпный храм обладал не трехлопастным, а щипцовым завершением фасадов. Участки его стен, ограниченные лопатками и антаблементом, были обрамлены картушами.

Наши знания об архитектуре Сретенского собора 1560 г., разобранного в XVIII в., очень ограничены. Представления о придворной школе 1560-1570-х гг. основываются, прежде всего, на приделах Благовещенского собора, датированных по летописи. Они были возведены к 1564-1566 гг.50 Другая группа построек, о времени строительства которых в литературе нет единого мнения, сооружена в Александровой слободе. Это Троицкая и Успенская церкви и перестроенная Иваном Грозным Распятская церковь под колоколы 1510-х гг. Здесь нет места рассмотрению полемики об их атрибуции. Наиболее аргументированные даты названы пока в литературе Г.Н. Бочаровым и В.П. Выголовым: Троицкая церковь - 1570-1571 гг., церковь Успения - 1571-1575 гг., Распятская церковь-колокольня - вторая половина 1570-х гг.51 Во всяком случае, с большей достоверностью можно относить церковь Троицы и Распятскую церковь к эпохе опричнины, то есть после перенесения двора Ивана Грозного в Александрову слободу в 1564 г. Иконография памятников этого круга основана на мотивах, условно называемых в литературе итальянизмами, почерпнутых как из собора Покрова на Рву, так и непосредственно из построек начала XVI в.

Атрибутировать памятник по сюжету итальянизирующего декора достаточно трудно, так как и в архитектуре 1510-1530-х и 1560-1570-х гг. можно найти внешне аналогичные декоративны

Похожие работы

<< < 1 2 3 4 5 6 > >>