Нэпманы Сибири в 1920-е гг.

  Сибирский край. Статистический справочник, Новосибирск, 1930. Статистика Сибири. Сборник статей и материалов. Вып. 1-6, Новосибирск, 1930. Финансы и народное хозяйство Сибирского края

Нэпманы Сибири в 1920-е гг.

Информация

История

Другие материалы по предмету

История

Сдать работу со 100% гаранией

Управление образования Администрации Центрального района

Муниципальное общеобразовательное учреждение

Экономический лицей

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Реферат по теме:

«Нэпманы Сибири в 1920-е гг.»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Новосибирск-2007

Введение

нэпман ценность дореволюционный предприниматель

Актуальность темы. Исследование социальной структуры советского общества привлекает в последние годы все большее внимание историков, социологов и политологов. Это связано с тем, что история социальной структуры советского общества изучена значительно слабее, нежели экономическая и политическая история СССР. Одной из наименее изученных групп советского общества являются частные предприниматели 1920-х гг. нэпманы. Эта социальная группа существовала достаточно короткий период, но оставила яркий след в истории, экономики и даже культурной жизни страны. В связи с усилением внимания к региональным аспектам истории России, исследование сибирских частных предпринимателей периода нэпа представляет значительный интерес.

Обзор литературы. Тема нэпманов в советские годы изучалась эпизодически, ученые в основном исследовали социальную структуру и особенности предпринимательской деятельности, методы работы нэпманов, их взаимоотношения с государством. В частности, в работе В.А. Архипова и Л.Ф. Морозова «Борьба против капиталистических элементов в промышленности и торговле. 1920-е начало 1930-х гг.» обстоятельно изучены государственная политика по отношению к частному капиталу, правовое положение частных предпринимателей, отраслевая структура, масштабы и динамика развития частной промышленности и торговли. Лишь в 1990-е гг. начинается новый этап в изучении группы нэпманов. Ряд российских и сибирских исследователей обратились к темам, ранее не рассматривавшихся в литературе. Так, Е.В. Демчик в работе «Частный капитал в городах Сибири в 1920-е годы: от возрождения к ликвидации» исследует взаимоотношения нэпманов с государством, формы их самоорганизации, динамику частного капитала Сибири. Монография содержит много информации об отраслевой структуре частного капитала и методах предпринимательской деятельности. На ее основании автор приходит к заключению, что частное предпринимательство играло значительную роль в экономической жизни региона. Частный капитал оказывал положительное влияние на возрождение и развитие хозяйства и был гораздо эффективнее государственного и кооперативного. С.В. Шейхетов новосибирский исследователь в цикле публикаций о нэпманах изучил численный и социальный состав группы нэпманов, условия предпринимательской деятельности в Сибири, впервые обратил внимание на проблему самосознания, систему ценностей предпринимателей 1920-х гг. В целом, в научной литературе доминируют исследования по экономической истории нэпманов, нам бы хотелось, в первую очередь обратить внимание на интереснейшие страницы, связанные с формированием ценностей у предпринимателей 1920-х гг.

Цель работы проанализировать процессы формирования и развития социальной группы нэпманов в Сибири в 1920-е гг.

Для реализации названной цели необходимо решить следующие задачи:

1. Изучить численный и социальный состав нэпманов в Сибири в 1920-е гг. на основе литературы и статистических справочников.

2. Исследовать систему ценностей предпринимателей 1920-х гг. в Сибири на основе литературы, архивных данных, газет и журналов 1920-х гг.

В качестве источников реферата нами использовались как опубликованные, так и неопубликованные. Среди опубликованных:

- статистические справочники (Сибирский край, Статистика Сибири, Финансы и народное хозяйство Сибирского края), находящихся в НГОНБ;

- периодические издания (газеты «Советская Сибирь» и «Экономическая жизнь Сибири» за 1921 1930 гг.), находящихся в ГАНО и некоторые журналы «Вестник финансов» и «Жизнь Сибири».

Из неопубликованных источников использовались архивные дела из четырех фондов Государственного архива Новосибирской области (ГАНО) фонд Запсибкрайсовнархоза; Сибирского краевого управления фонд Наркомвнуторга РСФСР; фонд Новосибирской областной конторы Госбанка СССР, фонд Сибирского областного промышленного бюро ВСНХ.

Глава 1. Численность и социальный состав нэпманов в Сибири

 

1.1 Численность нэпманов в Сибири

 

Для того, чтобы определить численность нэпманов необходимо сначала очертить границы этой социальной группы. Сделать это непросто, потому что даже в 20-е годы не существовало единого мнения по вопросу, кто же все-таки входит в состав данной группы. Так, статистические органы 20-х годов относили к нэпманам всех граждан, владевших частными предприятиями: промышленными или торговыми. Ключевым словом при определении нэпмана было слово "хозяин", а основной отличительной чертой частного предпринимателя владение собственностью. Существуют различные толкования понятия «собственность на средства производства». Так вот согласно этой трактовке, нэпманом являлся даже мелкий торговец, вся собственность которого состояла из лотка для торговли в разнос. В соответствии с данными всеобщих переписей населения в Сибири было 84322 нэпмана в 1923 году и 119682 в 1926 году.[1] Очевидно, что такой подход к определению социальной группы нэпманов был продиктован идеологией и не соответствовал реальности.

В социальной группе нэпманов статистики того времени обычно выделяли пять слоев: хозяева с наемными рабочими; хозяева с помогающими членами семьи; хозяева-одиночки; помогающие члены семьи и рантьеры. Это деление было достаточно условным и не отражало реальную структуру социальной группы нэпманов. Дело в том, что наличие или отсутствие наемной рабочей силы оказывало лишь косвенное влияние на размеры и характер предприятия. Часто случалось, что хозяева-одиночки работали с большим размахом и имели большие обороты, нежели предприниматели, эксплуатировавшие наемный труд.

Несмотря на порочность данного подхода к определению численности и структуры социальной группы нэпманов, он прочно укоренился в отечественной историографии. Даже современные исследователи частного предпринимательства в основном придерживаются этого же метода, правда, с некоторыми оговорками. По мнению барнаульского историка Е. Демчик, к нэпманам можно отнести только "хозяев с наемными рабочими", "рантьеров" и частично, "хозяев с помогающими членами семьи". Тогда получается, что численность сибирских нэпманов была существенно меньше: около 18 тыс. человек в 1923 году и примерно 22 тыс. человек в 1926 году.[2]

Московская исследовательница В. Жиромская считала, что нэпманами являлись только хозяева с наемными рабочими. По ее подсчетам, численность данной социальной группы в Сибири равнялась 2556 человек в 1923 году и 3437 в 1926 году. [3]

Обе исследовательницы выделяли следующие слои внутри социальной группы нэпманов: фабриканты и заводчики; хозяева ремесленных заведений; подрядчики строительных работ; извозопромышленники; хозяева заведений трактирного промысла; хозяева торговых заведений; хозяева учебных заведений, издатели; хозяева увеселительных заведений и театров; сельские хозяева.

Профессиональная принадлежность является более адекватным критерием, нежели количество наемных рабочих. Между предпринимателями, занимавшимися одним делом, действительно было много общего. Однако и профессиональное деление нэпманов не отражает, на наш взгляд, реальной структуры данной социальной группы. Так как советский частник мог одновременно быть и организатором промышленного производства, и оптовым торговцем, и владельцем ресторана или доходного дома. Кроме того, нэпманы постоянно меняли свои занятия. Следовательно, более или менее устойчивых слоев на основе профессионального деления сформироваться не могло.

С иных позиций к определению численности и структуры нэпманов подходили государственные органы. Основой для определения границ этой группы стало налоговое законодательство. Согласно закону о подоходном налоге от 12.11.1923 все налогоплательщики страны, проживающие в городах, были разделены на три категории: А, Б и В. В категорию В попали: владельцы, совладельцы, арендаторы, пайщики и вкладчики торговых и промышленных предприятий; лица, занимающиеся комиссионными, маклерскими, экспедиторскими, кредитными и биржевыми операциями; владельцы строений; лица, получающие доход от денежных капиталов, процентных и дивидендных бумаг; а также, все прочие граждане, получающие доходы от владения имуществом или предпринимательской деятельности.[4] Последнее замечание позволяло трактовать закон расширительно. Поэтому, на практике в категорию В попадали не только владельцы частных предприятий, но и многие служащие.

Люди, записанные в категорию В, платили более высокие налоги и коммунальные платежи, они лишались права проживания в муниципальных домах, права на социальное обеспечение, права на бесплатное образование и т.д.

Внутри категории В была выделена группа лиц, получавшая высокий доход. Высокими считались доходы от 300 до 500 рублей в зависимости от налогового пояса. Сибирские города Иркутск, Красноярск, Новониколаевск, Омск и Томск входили во второй пояс. Здесь в группу лиц с высоким доходом входили налогоплательщики из категории В, получавшие свыше 450 рублей в год. В Барнауле и Бийске для отнесения к данной группе достаточно было получать 400 рублей в год.[5] Государственная политика по отношению к этим людям была еще более сурова, их лишали гражданских пр

Похожие работы

1 2 3 4 5 > >>