Новые подходы к рассмотрению личности Печорина (М.Ю. Лермонтов "Герой нашего времени")

  Альбеткова Р.И. Художественное время и художественное пространство в романе Лермонтова "Герой нашего времени"//Русская словесность. - 1999. - №3. - C.42-48. Андроников

Новые подходы к рассмотрению личности Печорина (М.Ю. Лермонтов Герой нашего времени)

Дипломная работа

Литература

Другие дипломы по предмету

Литература

Сдать работу со 100% гаранией
ьные факторы в этих суждениях получают значение роковой силы, безусловно предопределяющей и поведение, и жизнеощущение героя.

Сторонники этого взгляда на данную проблему считают, что Лермонтов подошел к следующей задаче: показать в реальной обстановке характерного героя своего времени - человека одаренного и мыслящего, но искалеченного светским воспитанием и оторванного от жизни своей страны и своего народа.

Данная точка зрения начала формироваться еще в 19 веке. В.Г. Белинский первым раскрыл типичные черты Печорина - "человека с сильной волей, отважного, напрашивающегося на бури и тревоги". Великий критик объяснил причины раздвоенности Печорина и убежденно заявил, что в этом романе Лермонтов является "решителем важных современных вопросов".

Горячо защищая Печорина от проповедников лицемерной казенной морали, Белинский видел в образе Печорина воплощение критического духа своего времени: "Итак - "Герой нашего времени" - вот основная мысль романа. В самом деле, после этого весь роман может почесться злою ирониею, потому что большая часть читателей, наверное, воскликнет: "Хорош же герой!" - А чем же он дурен? - смеем вас спросить.

Вы говорите против него, что в нем нет веры. Прекрасно! Но ведь это то же самое, что обвинять нищего за то, что у него нет золота: он бы и рад иметь его, да не дается оно ему... Вы говорите, что он эгоист? - Но разве он не презирает и не ненавидит себя за это? Разве сердце его не жаждет любви чистой и бескорыстной?.. Душа Печорина не каменистая почва, но засохшая от зноя пламенной жизни земля: пусть взрыхлит ее страдание и оросит благодатный дождь - и она произрастит из себя пышные, роскошные цветы небесной любви... Этому человеку стало больно и грустно, что его все не любят, - и кто же эти "все"? - Пустые, ничтожные люди, которые не могут простить ему его превосходства над ними. А его готовность задушить в себе ложный стыд, голос светской чести и оскорбленного самолюбия, когда он за признание в клевете готов был простить Грушницкому, человеку, сейчас только выстрелившему в него пулею и бесстыдно ожидавшему от него холостого выстрела? А его слезы и рыдания в пустынной степи, у тела издохшего коня? - Нет, все это не эгоизм! Судя о человеке, должно брать в рассмотрение обстоятельства его развитие и сферу жизни, в которую он поставлен судьбою. В идеях Печорина много ложного, в ощущениях его есть искажение; но это все выкупается его богатой натурою. Его во многих отношениях дурное настоящее обещает прекрасное будущее..." (Белинский. С.51-52). Печорин в его понимании оказывается возведенным на чрезвычайно высокий пьедестал.

Чернышевский и Добролюбов развили и углубили в соответствии с новыми историческими условиями, в которых протекала их деятельность, ту характеристику Печорина, которую дал Белинский. Сравнивая Печорина, с одной стороны, с Онегиным, а с другой с Бельтовым, Н.Г. Чернышевский писал: "Печорин человек совершенно другого характера и другой степени развития. У него душа действительно очень сильная, жаждущая страсти; воля у него действительно твердая, способная к энергической деятельности..." (Чернышевский. С.65-66).

От понимания Печорина Белинским, Чернышевским и Добролюбовым отправлялся и Д.И. Писарев. В статье "Базаров" он пишет: "...люди более умные, люди, подобные Лермонтову и его герою Печорину, решительно отвертывались от русского маколейства и искали себе наслаждений в любви..." При этом Писарев считает, что в "цветущее время печоринства постоянная праздность, хроническое скучание и полный разгул страстей действительно составляли неизбежную и естественную принадлежность самых умных людей." (Писарев. С.25-26).

Реакционно-охранительная критика, напротив Белинскому, порицала "безнравственность" Печорина. Она осудила Печорина и противопоставила ему соответствующий ее идеалам образ Максима Максимыча. Добрый, бывалый кавказец, бесспорно, должен быть отнесен к положительным персонажам романа. Это мужественный, честный, искренний, хороший русский человек, незаметно делающий свое трудное и нужное дело. Он кровно связан с народом. Он принадлежит к числу тех демократических героев русской литературы XIX века, родословная которых идет от Самсона Вырина ("Станционный смотритель" Пушкина), а затем получает продолжение в образах униженных и оскорбленных, бедных чиновников Гоголя и Достоевского.

Отзывам Белинского противостояли отзывы и высказывания по поводу романа в "Сыне Отечества", "Библиотеке для Чтения", "Маяке". Во всех отзывах была одна общая черта - неприемлемость образа Печорина. Касаясь образа Печорина, исследователь того времени Сенковский замечает, что "лучшими из повестей, в которых он действует, могут быть признаны - "Тамань" и "Княжна Мери", хотя в первой, относительно к месту, где происходит действие, есть несколько незакрытого плащом преувеличения. Но еще лучшие страницы - рассказ о Максиме Максимыче." (Мордовченко. С.768). Оценка самого романа у рецензентов вытекала из их отношения к Печорину, который для Сенковского казался "преувеличением", а для Бурачка был совершенно нетерпим с моральной точки зрения, так как главным аргументом, который выдвигался против "Героя нашего времени", был именно аргумент от морали, понимаемый в смысле существующих правил и норм человеческого общежития.

Критики демократического лагеря - В.А. Зайцев, Н.В. Шелгунов, - не оценили исторически прогрессивной роли Лермонтова и его творческого наследия. Противоречивые суждения о Печорине высказывал Н.В. Шелгунов в статье "Русские идеалы, герои и типы": "В чем же и слабость всех наших поэтов и романистов, как не в том, что они не умели мыслить, не имели решительно никакого понятия о страданиях человеческих и о средствах против общественных зол. Оттого их героями являются не общественные деятели, а великосветские болтуны, и, чересчур обобщая салонную жизнь, они называли "героями нашего времени" тех, кого бы правильнее назвать "салонными героями". Это была литературная клевета писателей, неспособных понимать жизнь и общественных стремлений новых поколений".

Однако, несмотря на отрицательную оценку Печорина, Шелгунов разглядел в герое Лермонтова отличительные черты русского национального характера - силу, смелость и твердость духа: "В Печорине мы встречаем тип силы, но силы искалеченной, направленной на пустую борьбу, израсходовавшейся по мелочам на дела недостойные..." (Мануйлов. С.35-36).

Нельзя не обратить внимание на то, что и в откликах консервативной печати положительно оценивался Максим Максимыч, как характер будто бы подлинно "героический", и отрицательно - Печорин, как персонаж, чуждый духу русской жизни и выписанный по меркам западноевропейского романа. В особенности настойчиво развивал данный мотив С. Шевырев, с которым полемизировал Белинский. Шевырев резко осудил "главную мысль создания, олицетворенную в характере героя". "Печорин, конечно, не имеет в себе ничего титанического, - писал Шевырев, - он и не может иметь его; он принадлежит к числу тех пигмеев зла, которыми так обильна теперь повествовательная и драматическая литература Запада." (Мордовченко. С.774).

С близких позиций оценивал "Героя нашего времени" и Ф. Булгарин. Он признавал бесспорные достоинства романа с точки зрения правдивого описания нравов русского общества. "Все подробности, все аксессуары, и окружающие главное лицо характеры, - писал он, - создание русское, вполне оригинальное". Один только Печорин не мог быть оригинален. В нем, по словам Булгарина, нет ничего русского: "Запад обрисовал эти холодные существа и заразил их язвою эгоизма". Автор, по мнению критика, обнажил душу Печорина с нравоучительной целью - в назидание другим. Господствующая идея произведения Лермонтова, писал Булгарин, "есть разрешение великого нравственного вопроса нашего времени: к чему ведут блистательное воспитание и все светские преимущества без положительных правил, без веры, надежды и любви? Автор отвечает своим романом: к эгоизму, к пресыщению жизнью в начале жизни, к душевной сухотке и, наконец, к гибели" (Григорьян. С.203).

Известна полемика Герцена с Добролюбовым в "Very dangerous!". Герцен говорил: "...время Онегиных и Печориных прошло. Теперь в России нет лишних людей, теперь, напротив, к этим огромным запашкам рук недостает. Кто теперь не найдет дело, тому пенять не на кого, тот в самом деле пустой человек, свищ или лентяй. И оттого, очень естественно, Онегины и Печорины делаются Обломовыми." (Герцен. С.14).

В 1843 году поэт-декабрист В.К. Кюхельбеккер, поселенный навечно в сибирской глуши, получил впервые роман Лермонтова и записал в своем дневнике: "Лермонтова роман - создание мощной души: эпизод "Мери" особенно хорош в художественном отношении: Грушницкому цены нет - такая истина в этом лице; хорош в своем роде и доктор; и против женщин нечего говорить... и все-таки! Все-таки жаль, что Лермонтов истратил свой талант на изображение такого существа, каков его гадкий Печорин". (Кюхельбеккер. С.291)

П.В. Анненков в "Литературных воспоминаниях" говорит, что "Белинский находит гипотезу, способную дать ключ к уразумению наиболее возмутительных поступков героя. Белинский пишет по этому случаю чисто адвокатскую защиту Печорина, в высшей степени искусственную и красноречивую.Найденная им гипотеза состоит в том, что Печорин еще не полный человек, что он переживает минуты собственного развития, которые принимает за окончательный вывод жизни, и сам ложно судит о себе, представляя свою особу мрачным существом, рожденным для того, чтобы быть палачом ближних и отравителем всякого человеческого существования. Это - его недоразумение и его клевета на самого

Похожие работы

<< < 1 2 3 4 5 6 7 > >>