Новые подходы к рассмотрению личности Печорина (М.Ю. Лермонтов "Герой нашего времени")

  Альбеткова Р.И. Художественное время и художественное пространство в романе Лермонтова "Герой нашего времени"//Русская словесность. - 1999. - №3. - C.42-48. Андроников

Новые подходы к рассмотрению личности Печорина (М.Ю. Лермонтов Герой нашего времени)

Дипломная работа

Литература

Другие дипломы по предмету

Литература

Сдать работу со 100% гаранией
в своих чувствах людьми - с Бэлой, Максимом Максимычем, контрабандисткой (это первые три новеллы), затем - с людьми своего круга ("Княжна Мери", "Фаталист").

История разочарованной и гибнущей печоринской души изложена в исповедальных записках героя - со всей беспощадностью самоанализа; будучи одновременно и автором, и героем "журнала", Печорин бесстрашно говорит и о своих идеальных порывах, и о темных сторонах своей души, и о противоречиях сознания. Но этого мало для создания объемного образа; Лермонтов вводит в повествование других рассказчиков, не "печоринского" типа - Максима Максимыча, странствующего офицера. Наконец, в дневнике Печорина приведены и другие отзывы о нем: Веры, княжны Мери, Грушницкого, доктора Вернера.

Столкновения между Печориным и другими персонажами позволяет с особенной четкостью показать отличие Печорина от них, его ущербность по сравнению с ними и одновременно бесспорное его превосходство, и основная функция всех персонажей романа состоит в том, чтобы раскрыть центрального героя. Это лишний раз подчеркивает его эгоцентризм. Печорин занят только самим собой. Он проявляет власть над чужой душой (Бэла, Мери, Вера), управляет чувствами других людей (Грушницкий, Мери), испытывает собственную волю (Вулич, казак из "Фаталиста").

Григорий Александрович Печорин для нас - вполне определенное лицо, узнаваемая индивидуальность, неповторимо яркая и самобытная, но притом какие-то линии его портрета - зыблющиеся, колеблющиеся. Портрет героя не является изображением только его внешности. Лермонтов дает при этом и индивидуально-психологическую характеристику. Портрет строится по определенной схеме: вначале даются внешние признаки, затем - признаки, характеризующие внутренную сущность персонажа: "Он был среднего роста; стройный, тонкий стан его и широкие плечи доказывали крепкое сложение, способное переносить все трудности кочевой жизни и перемены климатов, не побежденное ни развратом столичной жизни, ни бурями душевными... его запачканные перчатки казались нарочно сшитыми по его маленькой аристократической руке, и когда он снял одну перчатку, то я был удивлен худобой его бледных пальцев. Его походка была небрежна и ленива, но я заметил, что он не размахивал руками - верный признак некоторой скрытности характера... С первого взгляда на лицо его я бы не дал ему более двадцати трех лет, хотя после я готов был дать ему тридцать. В его улыбке было что-то детское. Его кожа имела какую-то женскую нежность; белокурые волосы, вьющиеся от природы, так живописно обрисовывали его бледный, благородный лоб,на котором, только по долгом наблюдении, можно было заметить следы морщин, пересекавших одна другую и, вероятно, обозначавшихся гораздо явственнее в минуты гнева или душевного беспокойства. Несмотря на светлый цвет его волос, усы его и брови были черные - признак породы в человеке, так, как черная грива и черный хвост у белой лошади. Чтоб докончить портрет, я скажу, что у него был немного вздернутый нос, зубы ослепительной белизны и карие глаза..." (Лермонтов. С.494). И эти колебания, порождающие эффект неопределенности, должны быть осознаны как структурно необходимый, эстетически значимый элемент художественного создания, как его самоценное слагаемое. Неопределенное не подлежит превращению, по воле интерпретатора, в определенное, в проясненное, не подлежит замене или отмене; оно продуктивно само по себе.

Таких людей, как Печорин, в дворянском обществе николаевской России встречалось немного. И тем не менее в этом своеобразном, исключительно одаренном человеке Лермонтов показал типичного дворянского героя 30-х годов, того трагического периода русской общественной жизни, который наступил после подавления восстания декабристов.

Этот характер рано начал беспокоить творческое сознание Лермонтова ("Странный человек") как отражение противоречивой сложности передовой дворянской интеллигенции, не примиряющейся с окружающей пошлостью жизни и не находящей выхода из своего тупика. Персонаж, названный Печориным, впервые появляется в повести "Княгиня Лиговская" (1836), но дан он неразвернуто, преимущественно в конфликте с молодым чиновником-разночинцем. "Ранний" Печорин не обладает ни превосходством над окружающей средой, ни глубиной, точностью самоанализа, что так свойственно центральному персонажу последнего прозаического произведения Лермонтова. И все же замеченный тип скучающего и мыслящего аристократа, презирающего общество и в то же время тянущегося к нему, продолжал возбуждать Лермонтова. В "Герое нашего времени" Лермонтов преодолевает слабости и недостатки предшествующего романа. В отличие от "Княгини Лиговской" здесь все средства художественного отражения сконцентрированы вокруг единого задания: дать "портрет" типического представителя эпохи. Побочные сюжетные линии и конкурирующие темы отброшены без колебаний - охват общественной действительности в "Герое нашего времени" по сравнению с "Княгиней Лиговской" как будто суживается. Но зато чрезвычайно углубляется трактовка центральной проблемы романа и характеристики основного персонажа - произведение выигрывает в его художественной цельности. Сужение объекта изображения сопровождается у Лермонтова гораздо большей широтой взгляда в характеристике общества. В "Герое нашего времени" это уже не только конкретно-бытовая среда, в которой вращается герой, но совокупность общественно-исторических условий в целом - типические черты "нашего времени". Наконец, Лермонтов вовсе не замыкает действие в кругу жизни обособленной общественной касты, и потому сужение художественного полотна в "Герое нашего времени" по сравнению с "Княгиней Лиговской" весьма относительное и даже кажущееся. Лермонтов бросает своего Печорина то в кавказскую крепость и в горный аул, то в лачугу контрабандистов, то в пеструю среду пятигорского "водяного общества", где рядом с аристократическим островком света теснится всякая провинциально-дворянская и армейская мелкота.

Уже в 1837 году Лермонтову становится ясно, что это один из самых загадочных и самых характерных типов современной действительности. Образ, предназначавшийся сначала для художественного воплощения автобиографической канвы, стал наполняться содержанием, имеющим отношение к самой жгучей проблеме века: человек и его время.

Печорин - это аристократ, осознавший пустоту своей жизни и порывающийся к деятельности, но в пределах своего сословного круга, притом к деятельности чисто эмпирической, не вытекающей из какой-то четко осмысленной системы убеждений. Возможно, это и определяет трагедию Печорина как личности. Однако именно это состояние (стремление к деятельности без ясно осознанных целей) делает образ Печорина типичным для передовой русской молодежи 30-х годов. Данное заключение вытекает из статьи Герцена "О развитии революционных идей в России" (1856), где все сказанное о Лермонтове можно отнести скорее к Печорину, нежели к самому Лермонтову. По словам Герцена, Лермонтов "... не видел возможности борьбы или соглашения... никогда не знал надежды, он не жертвовал собой, ибо ничто не требовало этого самопожертвования. Он не шел, гордо неся голову, навстречу палачу, как Пестель и Рылеев, потому что не мог верить в действенность жертвы; он метнулся в сторону и погиб ни за что" (Герцен. C.442).

"Метнулся в сторону" - это путь одиночки, однако гордого и сильного, с недюжинной жаждой дела. Таким и был Печорин, во многом "двойник" автора, а точнее, по словам И. П. Щеблыкина, - "персонаж, в котором сконцентрированы думы Лермонтова о сущности и перспективах мыслящей личности 30-х годов XIX века, стремящейся избавиться от скуки, отыскать сферу приложения своих сил" (Щеблыкин. C.196).

Невозможность достижения этих целей наложила печать трагедийности на характер Печорина, она же составляет и "тайну" его бытия, представляющую собой причудливые сочетания несочетаемого: глубокий ум - с курьезными промахами; "вулканическую" волю - с бездеятельностью; порывы добрых чувств - с наклонностями к жестокости и злобе; высокий, "философский" настрой мыслей - с прозаизмом поступков, нередко пошлых по своей сути.

Печорину свойственны типичные противоречия передовых людей его поколения: жажда деятельности и вынужденная бездеятельность, потребность любви, участия и эгоистическая замкнутость, недоверие к людям, сильный волевой характер и скептическая рефлексия. Противоречия и составляли, как известно, суть идейных поисков передовых русских людей 30-х годов. В этом познается типичность образа Печорина, реализм его изображения.

 

1.3 Традиционная точка зрения

 

Роман М.Ю. Лермонтова "Герой нашего времени", опубликованный в 1940 году, вызвал массу откликов и полярных оценок. Как верно отметил в своей статье "Литературная позиция Лермонтова" Б.М. Эйхенбаум, многое (и иногда самое важное) в творчестве Лермонтова оказывается темным, загадочным. "Отсюда - простор для субъективных и разнообразных истолкований, не образующих никакой научной традиции." (Эйхенбаум. С.3). "Герой нашего времени" вызвал в критике восторженные похвалы и ожесточенную брань.

В критической литературе не раз предполагалось четкое, твердое истолкование изображаемого - истолкование, не оставляющее места для загадок. Суть его такова: на мелкие, мелочно-жестокие затеи и вечную скуку Печорин "обречен" - временем, обстоятельствами, "косной средой"; в романе "во весь рост" поставлена идея детерминированности судьбы и личности человека общественными условиями. Иногда добавляют: Печорин искал, но не нашел для себя "большой цели", "широкой деятельности", поэтому ситуацию "обреченности" переживает он особенно остро. Социал

Похожие работы

< 1 2 3 4 5 6 > >>