НЛП и журналистика

Нейролингвистическое программирование (НЛП) как некий вид психологической практики возникло относительно недавно, в начале 70-х годов XX века. Его основателями были

НЛП и журналистика

Информация

Журналистика

Другие материалы по предмету

Журналистика

Сдать работу со 100% гаранией

НЛП и журналистика

 

Нейролингвистическое программирование (НЛП) как некий вид психологической практики возникло относительно недавно, в начале 70-х годов XX века. Его основателями были Джон Гриндер - ассистент профессора лингвистики и Ричард Бэндлер - студент психологического факультета. Ричард Бендлер интересовался гештальт-терапией. Желая систематизировать и структурировать процесс терапии, он обратился за помощью к преподавателю Джону Гриндеру. Структурируя наблюдения во время сеансов, они выделили механизмы работы, положительно влияющие на состояние пациентов. Взяв этот опыт за основу, они разработали механику и методику процесса моделирования, на который опирается всё НЛП. Так были созданы модели успешной терапии, которые работали на практике, и которым можно было научиться. Свои первые открытия они опубликовали в книгах, вышедших в 1975-77 годах: «Структура магии» и «Паттерны». Они не изобрели никакой принципиально новой системы социальных влияний, они лишь обобщили и красиво представили мировой общественности практические знания психологии, психофизиологии, неврологии и других наук, осуществив при этом целый ряд эффективных маркетинговых мероприятий для «раскрутки» своего подхода.

Так, рассматривая хорошо известные в науке условные рефлексы, психологические установки, они разработали собственную систему доступных широкому кругу лиц понятий, которую дополнили наблюдениями, основанными на психотерапевтической практике, а не на экспериментальных исследованиях.

НЛП представляет собой лингвистический подход воздействия на человека с целью оказания влияния на его психику, а следовательно и на поведение. «Нейро» здесь означает тот факт, что наведённое в результате воздействия поведение является следствием нервно-психологических процессов, а «лингвистическое» - то, что эти процессы управляются словом. «Программирование» же предполагает чёткую организацию управленческих воздействий на объект влияния. Эта чёткость относится и к «считыванию» информации с объекта путём оценки его речевого поведения, жестикуляции, голосовых проявлений, движения глаз, дыхания. [6, c. 157]

Модель НЛП включает в себя три поведенческих этапа воздействия со стороны субъекта общения:

1.установление психологического контакта с объектом;

2.налаживание и поддержание с ним процесса коммуникации;

.побуждение объекта к соответствующему желательному поведению.

Данные элементы НЛП характеризуют так называемый «раппорт», состоящий из трёх элементов: присоединения, закрепления и ведения собеседника.

Чтобы реализовать данную триаду надо определить тип представлений объекта воздействия. Это необходимо для того, чтобы настроиться с объектом в идентичное поле представлений. Если такой настройки не произойдёт, собеседники будут недопонимать друг друга и говорить как бы на разных языках.

Теория НЛП обосновывает три основных типа представлений: визуальный, аудиальный и кинестетический [6, c. 158]. При визуальном типе представлений человек мыслит образами. Для него важна «нарисованная» картина, и только через неё он склонен воспринимать все хитросплетения мысли. В случае звукового типа представлений человек хочет услышать логически обработанную информацию. И сам он при манипулировании прибегает к такому же способу. Третий тип представления связан с использованием сензитивного аппарата: «пощупать», «приласкать», «насытиться» и т.д.

При оценке типа представления используются в основном пять каналов: ключевые слова говорящего, положение его глаз, жестикуляция, голос и дыхание.

Ключевые слова. Определение типа представления по данному каналу осуществляется путём оценки семантики наиболее часто употребляемых глаголов, имён прилагательных и наречий. Если в речи собеседника преобладают такие слова и словосочетания, как: «Давайте посмотрим», «Представьте себе», «Вы видите, что…», «Как ярко», «Красиво», «Мне кажется» и т.д., то он является визуалистом. Если же собеседник склонен повторять: «Послушайте», «Я вас слушаю», «Это логично», «Как шумно» и т.д., то он - звуковик. У кинестетика иная манера. Он неизменно повторяет: «Я чувствую, что он…», «Это очень хрупкая проблема», «Это тяжёлый вопрос», «Ухватитесь покрепче за эту идею» и т.д.

Жестикуляция и поза. Визуальный тип делает жесты выше уровня плеч (держит палец у рта, тычет указательным пальцем перед своим лицом, подпирает ладонью щёку, хватается за голову, поправляет галстук и т.д.). Звуковой тип жестикулирует на уровне груди (держит руки лодочкой, похлопывает себя по груди, тычет в свою грудь большим пальцем, скрещивает на груди руки и т.д.). Кинестетический тип часто прибегает к жестам, что лежат ниже груди (делает движения ладонями, соединяет ладони рук и опускает руки ниже пояса, держит сжатые руки за спиной, похлопывает себя по бёдрам и т.д.).

Голос. Визуальный тип характеризуется высоким темпом и тоном, звуковой - их средними показателями, а кинестетический - низкими.

Дыхание. Визуальный тип склонен практиковать верхнее (ключичное) дыхание, звуковик - среднее (межрёберное), а кинестетик - нижнее (диафрагмальное).

Визуалист в беседе расправляет плечи, как правило, держит достаточно большую дистанцию от собеседника. Говорит быстро и громко. Часто делает паузы, как будто срисовывая с картины ту информацию, которую собирается вербализировать. В разговоре часто допускает невербальные звуки типа Э…, А…, М… Нередко первую фразу начинает с местоимений «Ты» или «Вы». Будучи в стрессовом состоянии, нередко занимает обвинительную позицию. Свою самооценку обычно завышает.

Аудиал малоподвижен. Жестикуляция у него обеднена. Он склонен к логическим фигурам речи. Речь зачастую монотонна. Не любит смотреть в глаза. Часто использует словосочетания типа «те, кто», «тот, кто», «каждый, кто» и т.д. Крайне редко употребляет местоимение «Я».

Кинестетик в процессе беседы старается держать короткую дистанцию. Он очень текуч в движениях. Любит прикасаться руками к собеседнику. При рукопожатии долго не выпускает руки собеседника из своей. Старается вчувствоваться в информацию и как бы пропустить её через себя. В ситуациях стресса избирает тактику извиняющегося. Часто речь пестрит местоимением «Я».

Затем осуществляется процесс присоединения. Это делается путём создания с собеседником синхронного дыхания и темпа речи, а также обеспечения идентичности телодвижений. Так, если объект воздействия скрестил на груди руки со сжатыми кулаками, то это означает, что он закрылся и тогда никакого присоединения не произойдёт: объект находится в закрытой позе. Его надо открыть, т.е. побудить расслабиться и раскрестить руки. Кроме того, необходимо моргать так же, как моргает собеседник, кивать головой в такой же манере, как и он, раскачиваться с той же частотой, как он раскачивается. Только такое «отзеркаливание» может обеспечить эффективное присоединение, «подстрой» к внутреннему состоянию партнёра.

В процессе закрепления играет большую роль мимика, жесты, голос и ключевые слова. Именно они отлаживают процесс убеждающей коммуникации с собеседником: если мы имеем дело с визуалистом, то ему надо подавать лексику визуального плана (посмотрим, увидим, представим себе); аудиалу импонируют совсем другие слова (послушайте, это логично, как громко); кинестетику - нечто другое (чувствуете, тяжело, нажимайте). При ведении, т.е. в процессе собственно побуждения решается задача по убеждению собеседника. Успех в этом случае обеспечивается прежде всего за счёт психологически правильного построения речи.

Практические психологи рекомендуют обратить внимание на три обязательства [6, c. 162]:

1.Речь должна быть плавной, логически стройной. Одна мысль должна вполне естественно перетекать в другую. Для этой цели используются связки «и», «если», «когда», «потому что» и др. С их помощью в сознании разрастается убеждающая сила фактов, которая подчиняет своей логике практически любого оппонента.

2.Субъект комуникации должен активно использовать в речи модальные операторы («может быть», «возможно», «по всей вероятности»). Они помогают ему формировать у объекта воздействия известную степень доверия к получаемой информации.

.В убеждающей речи нельзя применять отрицательную частицу «не». Все высказывания надо формировать в позитивных конструкциях.

Мозг воспринимает слова двояким способом: рационально-логическим и эмоционально-образным. Многие слова несут в себе скрытый оценочный эмоциональный компонент: «хорошо» или «плохо». При этом они вызывают определённые ассоциативные зрительные, слуховые и чувственно ощущаемые образы. Манипулируя словами, можно сформировать у человека неосознаваемое им самим позитивное или негативное отношение к чему-либо.

Мета-программы - привычные цензоры, которые люди применяют ко всему тому, что видят, слышат или чувствуют в окружающем мире. Эти цензоры как бы отбирают только ту информацию, которая будет допущена в сознание личности. То, что не соответствует мета-программе, не осознаётся, не охватывается вниманием. Следовательно, из-за этих цензоров люди, сами того не осознавая и не замечая, существуют в достаточно ограниченном пространстве.

Одной из мета-программ является программа стремления «К» чему-то и «От» чего-то. Стремление «К» чему-то - это мотивация достижения успеха, стремление «От» чего-то - мотивация избегания неудачи.

Стремящиеся «К» лучше всего воспринимают те преимущества, которые они приобретают,

Похожие работы

1 2 >