Николай Гумилев

Письмо Брюсову: «Я имел к Зинаиде Николаевне Мережковской рекомендательное письмо от ее знакомой писательницы Микулич и однажды днем я

Николай Гумилев

Контрольная работа

Литература

Другие контрольные работы по предмету

Литература

Сдать работу со 100% гаранией

Первая четверть двадцатого века была наполнена крупными историческими событиями, и, как всегда, переломные годы России породили много писателей и поэтов, критиков и философов. Среди них в годы, о которых идет речь, активно вели творческую жизнь Лев Толстой, Иван Бунин, Куприн, Есенин, Блок, Маяковский, Мандельштам, Андрей Белый и многие другие видные писатели, участвовавшие в общественной борьбе и создававшие произведения, отражавшие жаркие схватки противоборствующих сил. Именно в такую неоднородную литературную среду и вошел Николай Гумилев. Он был щедро наделен от природы оригинальным талантом, впоследствии, к сожалению, реализованным не в полной мере. Он написал много хороших и нисколько не враждебных нам стихов и сделал много замечательных переводов, и нельзя писать историю русской поэзии ХХ века, не упоминая о Гумилеве, о его стихах, о его критической работе как автора книги о русской поэзии, о его взаимоотношениях с Блоком, с Брюсовым, с другими выдающимися поэтами.

Поэт вырос из семьи корабельного врача. Родители его переехали в Царское Село. Хотя первое стихотворение поэта было опубликовано в газете «Тифлисский листок» в городе Тифлисе. Огромный вклад в творчество Н. Гумилева внес известный в то время поэт Инокентий Федорович Анненский, которому посвящено следубщее стихотворение:

 

Памяти Аненского.

К таким нежданным и певучим бредням

Зовя с собой умы людей,

Был Инокентий Анненский последним

Из царскосельских лебедей.

 

Я помнб дня: я, робкий, торопливый,

Входил в высокий кабинет,

Где ждал меня спокойный и учтивый,

Слегка седеющий поэт.

 

Десяток фраз, пленительных и странных,

Как бы случайно уроня,

Он вбрасывал в пространство безымянных

Мечтаний слабого меня.

……..

Он был директором царскосельской гимназии, в которой Гумилев выпустил свой первый сборник стихов «Путь конквистадоров».

О знакомстве с Брюсовым. В какой-то мере Брюсов был прав: юношеские стихи имели свой настрой.

Н. Гумилев сразу заявил об особом подходе к миру.

Конквистадор завоевывал не земли, не страны, а новую любовь, вплетая ,в воинственный наряд звезду долин, лилию голубую, проникая в «тайны дивных снов», добывая звезды с «заснувшего небосклона».

Возникают «всегда живые, всегда могучие» «герои героев»: «сверкая доспехами», они подымают «меч к великим войнам» во имя «божественной любви». Мужественная интонация нарастает. Волевое начало становится доминирующим. Вот оно отличие Гумилева от его старших современников: К. Бальмонта, А. Белого, А. Блока (Брюсов считал, что именно им подражал Гумилев). Название «Путь конквистадоров» оттеняло новизну избранной позиции. Идеалы утверждались в «битве» огневой, даже кровавой.

Гумилев стремился приблизить возможную гармонию. На этом пути фантазия подсказала образы богов, королей, царей и пророков символы кары за слабость людей, всеядность.

 

Он, как гроза, он гордо губит

В палящем зареве мечты

 

За то, что он безмерно любит

Безумно-белые цветы.

 

Страстная притяженность к грядущим зорям тесно связала «Путь конквистадоров» с поэзией начала ХХ века. В ней, однако, Гумилев проложил свое русло.

В 1907 году он уезжает в Париж для продолжения образования. Но, предаваясь творческим увлечениям, будущий поэт таки не окончил Сербонны. Он начал издавать литературный журнал «Сириус», соавтором которого была Анна Горенко, знакомая с ним еще по Царскому Селу.

Гумилев стремился стать знаменитым, но после публикации трех тоненьких номеров «Сириуса» литературное предприятие его закончилось.

Там же, в Париже, выходит в свет в 1908 году вторая книга «Романтические цветы». «Любовь, в самом общем смысле слова, есть связь отдельного, и у Верхана (бельгийский поэт символист; писал на французском) совершенно отсутствует чувство этой связи», - писал Гумилев в период создания «Романтических цветов», где драма неразделимой либо неверной любви тоже трактуется расширительно. Как знак разобщения, отчуждения людей друг от друга. Потому горечь обманутого лирического героя приобретает особую значимость. А вечная тема новые грани.

Большинство стихотворений обладает спокойной интонацией. В неповторимом облике оживляет поэт легендарные мотивы, творит фантастические превращения. Экзотика, обычно географическая и историческая, определяет феномен Г.

Не удовлетворяясь чтением и воображаемыми странствиями по экзотическим краям, Г. отправляется в свое первое путешествие в Африку, о чем пишет в письме отцу, но отец считал это пустым занятием и не только не прислал денег, в которых очень нуждался Николай, но и не дал своего благословения, сказав, что сперва закончить университет, только потом…

Но увещевания отца не были приняты во внимание, и поездка совершилась на сэкономленные присылаемые родителями деньги. Он заранее написал несколько писем и попросил друзей, чтобы они отсылали их родителям через каждые 10 дней

В 1908 году Г. вернулся из Африки в Париж, а затем и в Россию.

Отношение к начинающему поэту в литературных кругах было не особенно благожелательным.

Письмо Брюсову: «Я имел к Зинаиде Николаевне Мережковской рекомендательное письмо от ее знакомой писательницы Микулич и однажды днем я отправился к ней. Войдя, я отдал письмо и был введен в гостиную. Там, кроме Зинаиды Ник., были еще Философов, Андрей Белый и Мережковский. Последний почти тотчас скрылся, остальные присутствовавшие отнеслись ко мне очень мило, и Философов начал меня расспрашивать о моих философско-политических убеждениях. Я смутился, потому, чтобы рассказать мое мировоззрение стройно и связно, потребовалась бы целая речь, а это было невозможно… Я отвечал, как мог, отрывая от своей системы клочки мыслей, неясные и недосказанные. Но, очевидно, желание общества было подвести меня под какую-нибудь рамку. Сначала меня сочли мистическим анархистом оказалось неправильно. Учеником Вячеслава Иванова тоже. Наконец сравнили с каким-то французским поэтом Бетнуаром или что-то в этом роде… на мою беду в эту минуту вошел хозяин дома Мережковский, и Зинаида Ник. Сказал ему: «Ты знаешь, Николай Степанович напоминает Бетнуара». Мережковский положил руки в карманы, встал у стены и начал отрывисто и в нос: «Вы, голубчик, не туда попали! Вам не здесь место. Знакомство с вами ничего не даст ни вам, ни нам. Говорить о пустяках совестно. А в серьезных вопросах мы все равно не сойдемся. Единственное, что мы могли бы сделать, это спасти вас, так как вы стоите над пропастью. Но это ведь…» Тут он остановился. Я добавил: «Дело не интересное?» И он откровенно ответил: «Да», - и повернулся ко мне спиной. Чтобы сгладить эту неловкость, я посидел еще минуты три, потом стал прощаться. Никто меня не удерживал, никто не приглашал. В переднюю, очевидно из жалости, меня проводил Андрей Белый».

Не получив признания в кружке Мережковских, Г. встречается с И. Ф. Аненским, знакомится с С. К. Маковским (сыном художника), который основал журнал «Аполлон», и становится помощником по делам издания. Он печатает в «Аполлоне» стихи и ряд статей о русской поэзии.

Так появился критик, занимающийся специально поэзией, что не часто бывало в нашей литературе.

Г. написал целую серию статей о ведущих поэтах начала ХХ века: о В. Брюсове, Ф. Соголубе, К. Бальмонте, Андрее Белом, С. Городецком, И. Бунине, Вяч. Иванове, М. Цветаевой, О. Мандельштаме и других своих современниках.

25 апреля Г. женится на Анне Андреевне Горенко, с которой он познакомился ещё в лицее. В том же 1910 году у Г. вышел новый, третий, сборник стихов «Жемчуга». Каждое выступление Г. встречалось в печати критически. Выход в свет «Жемчугов» тоже не остался без такого внимания. С мягкой иронией Вячеслав Иванов заметил, что автор сборника «в такой мере смешивает мечту и жизнь, что совершенное им одинокое путешествие за парой леопардовых шкур в Африку немногим отличается от задуманного в Китай с метром Рабле…». А. Брюсов вообще отказал Гумилеву в связях с современностью.

Гумилев находил одинаковую «нецеломудренность отношения» к художественному творчеству в двух тезисах: «Искусство для жизни» и «искусство для искусства». Но делал такой вывод: «Все же в первом больше уважения к искусству и понимания его сущности.

Небольшой цикл «Капитаны», о котором так много высказывалось неверных суждений, рожден тем же стремлением вперед, тем же преклонением перед подвигом. С именами путешественников входит в «Капитаны» поэзия великих открытий.

В «Жизни страха» Гумилев писал: «Под жестом в стихотворении и подразумеваю такую расстановку слов, подбор гласных и согласных звуков, ускорений и замедлений ритма, что читающий стихотворения невольно становится в позу героя». Таким мастерством владел Гумилев.

Гумилев сделал свой вклад в этнографию Африки: собрал фольклор, изучил быт, нравы эфиопов. А для себя как поэта, по его словам, запасся материалом и зрительскими впечатлениями «на две книги». Действительно, многие стихи, особенно сборников «Шатер», «Чужое небо», обретают свежую тематику и стилистику.

Неутомимый поиск определил активную позицию Гумилева в литературной среде. Он скоро становится видным сотрудником журнала «Аполлон».

В своих воспоминаниях В. Неведомская говорит, что в характере Гумилева «была черта, заставлявшая его искать и создавать рискованные положения…». Отмечает она и его влечение к опаснос

Похожие работы

1 2 >