Нерыночные попытки реформирования плановой экономики

Предполагалось, что ко времени внедрения ЕГСВЦ на многих предприятиях будут функционировать АСУП или их "пусковые комплексы", сопрягаемые с задуманной системой

Нерыночные попытки реформирования плановой экономики

Курсовой проект

История

Другие курсовые по предмету

История

Сдать работу со 100% гаранией

 

 

 

 

 

 

Нерыночные попытки реформирования плановой экономики

Содержание

 

Введение

I.Проект В.М. Глушкова «ОГАС»

1.Предпосылки

2.ЕГСВЦ и ОГАС

.Препятствия

II.Киберсин

1.Предыстория

. Реализация

. Первые плоды

. Конец проекта

Вывод

Литература и источники

Введение

 

С 2008 года мировой капитализм переживает очередной в своей истории кризис. Этот кризис затронул и Россию, хотя во многом его характер за пределами страны различается от того, что мы видим здесь. Любые экономические неурядицы в новейшей истории России начиная с 90-х гг. прошлого столетия обостряют и так не утихающие дискуссии вокруг советской экономики.

Дискуссии такого рода поднимают целый пласт философских, социально-политических, исторических и, безусловно, экономических проблем. Особую актуальность проблематике предаёт упорная политика применения монетаризма в области экономической политики со стороны правящих элит России, в то время как не только восточная, но и западная цивилизация идет на сворачивание неолиберальных реформ, усиление роли государства в экономике, умелого сочетания планирования и рынка.

Советская экономика за всю свою историю пережила целый ряд трансформаций. При неизменности существования основных экономических институтов плановой экономики, советское руководство предпринимало самые разнообразные управленческие решения на разных этапах развития.

Тем не менее, советская экономика пришла к своему системному кризису. Вопрос причин разложения, кризиса и гибели советской экономической системы является особенно острым.

В этой связи особую важность приобретает послевоенная экономическая история СССР. После перестройки советской экономики на мирный лад появился целый ряд концептов дальнейшего развития советского плана: «Основные направления…» Маленкова с переориентацией советской экономики на легкую промышленность и производства ширпотреба, управленческий экспромт Хрущева, связанный с целым комплексом преобразований и экспериментов, а так же косыгинские реформы.

В литературе экономическая история СССР, особенно послесталинский её период, как правило, представлен беднее, чем предвоенный период. Существуют учебные пособия по отечественной экономической истории, которые отличаются чрезвычайной тенденциозностью: если в учебных пособиях советского периода (Чунтулов В.Т. Экономическая история СССР) экономика представлена как череда свершений и побед, то в работах постсоветского периода, особенно 90-х годов советский «эксперимент» представляется чередой фатальных ошибок с неизбежным концом (Тимошина Т.В. Экономическая история России). Сравнительно объективным на их фоне кажется новая коллективная работа «Экономическая история СССР» под редакцией Л.И. Абалкина - сборник очерков.

В рамках данной работы центральное внимание хотелось бы уделить научно-технологическому проекту усовершенствования плановой экономики в СССР и Чили. Тема административных попыток реформ в плане (как то: министерская реформа Хрущёва) и косыгинской реформы, основанной на рыночных принципах достаточно раскрыта, по сравнению с проектом академика Глушкова по созданию «Общегосударственной автоматизированной системы сбора и учёта информации» (ОГАС) в СССР. А так же, практически параллельно разрабатывающейся британским теоретиком кибернетики Стаффордом Биром программы «Киберсин» в Чили при Альенде.

Такой предмет для изучения в данной работе, был выбран в связи с появлением набирающей популярность версии о том, что крах советской экономики был обусловлен упущением информационной научно-технической революции, компьютеризации и т.п.

Проекты создания автоматизированной системы управления плановой экономикой, связи всех ее производственных и распределительных центров сулили многое, в случае их реализации.

I. Проект В.М. Глушкова «ОГАС»

 

1.Предпосылки

 

Рост экономики неизбежно ведёт к усложнению управления. Выдающийся советский ученый П. Капица сравнивал советскую экономику с ихтиозавром - животным, обладавшим огромным туловищем длинной шеей и очень маленькой головой. В силу экстенсивного развития советского производства число предприятий постоянно росло. При этом, структура управления оставалась практически неизменной в противовес количественному содержанию, которое росло.

Очевидно, что идея плановой экономики, имея большое число «плюсов», имела и немало «минусов». Одним из негативных следствий идеи построения плановой экономики было то, что любое изменение годового плана вело к лавинообразной волне пересогласовываний и корректировок планов смежников. Требование срочно увеличить производство, скажем, самолётов, ставило на повестку дня вопрос о внесении изменений в планы по производству алюминия, стали, фанеры, и т. д., и т. п. Более того, увеличение авиапроизводства означало повышенную нагрузку на энергетику - менялись планы генерации электротока; требовалось перевести больше груза - вносились корректировки в движение железнодорожного подвижного состава и добычу угля для паровозов. Это, в свою очередь, генерировало волну изменений в планах угольной промышленности, которая предъявляла новые требования на крепёж (наркомлеспром) и оборудование (наркомтяжпром). Эти волны корректировок планов могли прокатываться по системе экономического планирования несколько раз. Если же учесть, что такая «волна» могла быть (и, как правило, - была) не одна, то их взаимовлияние могло превратить процесс взаимоувязок наркоматских планов в подлинно «бесконечную историю». На этом основании ряд отечественных исследователей вообще ставят под сомнение плановый характер советской экономики. Очевидно, что внедрение автоматизированных систем управления народным хозяйством на основе ЭВМ давал надежду существенно упорядочить эту сферу планирования.

В условиях согласования спроса и предложения возникала необходимость обратной связи между производителем и потребителем. В свою очередь это порождала лавину согласований спроса и предложения в министерствах, целых отраслях, между крупными и малыми предприятиями (которые могли находится в разных уголках СССР).

Уже к началу 60-х годов стало очевидно, что планировать советскую экономику и эффективно контролировать исполнение планов из единого центра становится все труднее и труднее по причине катастрофического увеличения количества экономической информации, которую необходимо при этом обрабатывать. В 1962 году Глушков подсчитал, что при сохранении неизменным уровня технической оснащенности сферы планирования, управления и учета (а он был и для того времени совершенно недостаточным) уже в 1980 году потребовалось бы занять в этой сфере все взрослое население Советского Союза.

Академик Глушков, талантливый математик из АН УССР занимался проблемами автоматизации производства, сбором и обработки статистической информации писал: «У нас в стране все организации были плохо подготовлены к восприятию обработки экономической информации. Вина лежала как на экономистах, которые практически ничего не считали, так и на создателях ЭВМ. В результате создалось такое положение, что у нас органы статистики и частично плановые были снабжены счетно-аналитическими машинами образца 1939 года, к тому времени полностью замененные в Америке на ЭВМ.»

Необходимость создания ОГАС Глушковым понималась очень ясно. Впоследствии уже на заседании Политбюро в 1966 году, посвященном целесообразности внедрения проекта Глушкова (к тому моменту прошедшему две доработки) возникал скепсис со стороны экономических управленцев. Так это вспоминает сам Виктор Михайлович:

«Под конец выступает Суслов и говорит: "Товарищи, может быть, мы совершаем сейчас ошибку, не принимая проект в полной мере, но это настолько революционное преображение, что нам трудно сейчас его осуществить. Давайте пока попробуем вот так, а потом будет видно, как быть" И спрашивает не Кириллина, а меня: "Как вы думаете?". А я говорю: "Михаил Андреевич, я могу вам только одно сказать: если мы сейчас этого не сделаем, то во второй половине 70-х годов советская экономика столкнется с такими трудностями, что все равно к этому вопросу придется вернуться". Но с моим мнением не посчитались, приняли контрпредложение.»

Виктор Михайлович Глушков выдвигает идею, согласно которой человечество пережило в своей истории два, как он выражается, пользуясь языком кибернетики, информационных барьера, порога, или кризиса управления. Первый возник в условиях разложения общинно-родового хозяйства и разрешился с возникновением, с одной стороны, товарно-денежных отношений, а с другой - иерархической системы управления, когда старший начальник управляет младшими, а те уже - исполнителями.

Начиная с 30-х годов двадцатого столетия, считает Глушков, становится очевидным, что наступает, второй информационный барьер, когда уже не помогают ни иерархия в управлении, ни товарно-денежные отношения. Причиной такого кризиса оказывается невозможность даже множеством людей охватить все проблемы управления хозяйством. Виктор Михайлович говорит, что, по его расчетам, в 30-х годах для решения проблем управления нашим тогдашним хозяйством требовалось производить порядка 1014 математических операций в год, а на то время, когда шел разговор, то есть в средине 70-х, - уже примерно 1016. Если принять, что один человек без помощи техники способен произвести в среднем 106 операций, то есть 1 миллион операций в год, то получится, что необходимо около 10 миллиардов человек, для того, чтобы экономика оставалась хорошо управляемой

Похожие работы

1 2 3 4 5 > >>