Неопровержимые христианские истины во свете Библии и науки

Мы носим свидетельство в нашей душе, мы не можем не знать Бога и не быть уверенными в Нём, доказывали

Неопровержимые христианские истины во свете Библии и науки

Информация

Разное

Другие материалы по предмету

Разное

Сдать работу со 100% гаранией
ель религии в обыденном смысле этого слова. Его личность и Его дело вот Его писания, которыe Он величавыми чертами вписал в историю человечества; и влияние Его Духа на наши сердца вот писания, которые Он ежедневно еще и до сих пор пишет в нас неизгладимыми чертами. Но Его ученики составили и книги, из которых мы ближе знакомимся с Ним, и благодаря которым сохранилось и поддерживалось свидетельство о нем, со дня Пятидесятницы распространяющееся по всему миру.

Правда, мы могли бы быть уверены в Иисусе Христе, даже если бы у нас не было Евангелий. Сама Церковь, ее существование было бы тогда пашам Евангелием. И мы могли бы узнать о главных событиях из Его жизни, даже если бы и устное предание в отдельных частях и оказалось бы неточным и колеблющимся. Неуверенность в подробностях не подорвала бы уверенности в главнейших фактах и в целом подорвала бы уверенности в главнейших фактах и в целом.

Даже если 6ы мы ничего не читали, например, о Наполеоне I, то и тогда все-таки существенное могли бы, знать о нем. Даже если 6ы о нем совсем ничего не было написано, то все-таки главные факты его жизни оставались бы несомненными, и как они существуют теперь, так могли 6ы существовать теперь и целые Столетия спустя. А между тем, что такое впечатление, произведенное Наполеоном на умы людей, по сравнению с тем памятником, который воздвиг Христос в сердцах человеческих! И что такое дела, оставленные первым, по сравнению с делом, совершенным Спасителем мира!

Но обратимся к поставленному нами вопросу о личности Иисуса Христа. Наиболее характерной чертой евангельского повествования является то, что в нем повсюду выступает перед налги личность Иисуса Христа. Тут невозможно остановиться даже над учением Христа, а повсюду перед нами является Сам Христос, образ которого выступает во всем, что он говорит. Он именно и придает своим словам ту своеобразную прелесть, ту чудесную смесь строгой возвышенности и увлекающей любвеобильности, благодаря которым они становятся столь непреодолимы.

От Самого Христа исходит то дыхание, которое распространяется на Его слова и делает их словами жизни. Во всем, что Он говорит и делает, перед нами выступает личность самого Христа, которая и составляет средоточный пункт Евангелий...

Хотя тайна всей Его жизни, Его страдания и смерти раскрывается через тайну Его личности, мы уделим больше места Его словам, так как они открывают Его силу и власть. Рядом с чудесами шло Его учение. Чудеса были только иллюстрациями к Его учению, а Его учение было опять пояснением Его дел.

Обратимся к Его учению. Когда однажды верховный совет отправил своих служителей, чтобы взять Иисуса и привести Его на суд, то те возвратились назад, не исполнив своего дела, с заявлением: «Никогда человек не говорил так, как этот человек» (Иоан. 7:46). То же самое должны сказать и мы, и должны будем говорить во все времена.

Девятнадцать веков пронеслось уже над землею с того времени, как учил Христос, и миросозерцание людей совершенно изменилось, но его слово сохранила его прежнюю, вечно свежую силу и власть над душами. Не нужно никакой учёной подготовки, не нужно никакой особенной степени образованиядля того, чтобы понимать это и испытывать на себе его Оно для всех, 6ез различия, одинаково понятно одинаково сильно.

В чем же заключается эта своеобразная сила Его слова?

Тайна его действенности заключается не в отдельных свойствах: Его речи. Христос отнюдь не был каким-либо поэтом, оратором, философом и т. п. Приводит в восторг не поэтическое украшение речи, поражает не остроумный оборот увлекает не риторический полет, возбуждает удивление не умозрительное мышление, в Его речи нет ничего подобного

Нет ничего проще, как те речи, которые говорил Он, и в подтверждении этого достаточно указать на Его Нагорную проповедь, на Его притчи о царстве Божьем, а также на Его первосвященническую молитву. Нельзя еще говорить проще, чем говорил Христос. Но в том то именно и заключалась сама причина Его необыкновенного влияния, что Он величайшие истины изрекал в самых простых словах, так что, как говорит Паскаль, что Они Сам не сознавал, какие Он изрекал истины, если 6ы в то же время не изрекал их с такого ясностью, уверенностью и сознанием, что Он вполне знает, о чём говорит, выражая величайшие и возвышенные истины тем самым простым языком. Тут сразу видно, что мир вечной истины есть Его родина, и в ней постоянно движутся Его мысли.

Христос говорит о Боге и Его отношении к Нему, о сверхъестественном мире духов, о мире 6удушего и о будущей жизни людей, о царстве Божьем на земле, его сущности и его истории, о высших нравственных истинах и о высших задачах человека, одним словом: о всех высших вопросах и проблемах человечества так просто и ясно, что 6ез всякого напряжения Своего духа, бед всякой выставки Своего знания, или даже без той скучной особенности, с которой разъясняются истины в новейшее время, как 6у-то бы все это было для Него вполне естественным и самопонятным.

Из всего этого легко заключить, что высочайшие истины вполне соответствуют Его природе, что он не просто учитель истины, а Он Сам есть источник истины, носит истину в Самом Себе, как Свою сущность, и может сказать: «Я есмь истина».

Такое именно впечатление мы выносим из Его слов, именно, что мы слышим в Них голос истины. Потому-то они и производили такое влияние на умы людей во все времена.

Когда однажды Наполеон, будучи на острове СВ. Елены, заговорил о великих мужах прошлого времени и стал сравнивать их с собою, то вдруг обратился к одному из своих со6еседников с вопросом:

-Можешь ли ты сказать мне, кто такой был Иисус Христос? - И когда собеседник сознался, что он не имел случая поразмыслить об этом, то Наполеон продолжал:

- Мне думается, я понимаю кое-что в людях, и скажу тебе: все это были люди, и я также человек, но с этим одним не может сравниться никто, потому что Иисус Христос был больше, чем человек.

Да, Наполеон прав, Иисус Христос был не только Сыном Человеческим, но Он был и Сыном Божьим.

В заключение приклоним наш духовный слух к следующим словам Иисуса Христа, Сына Божия:

«истинно, истинно говорго вам: всякий, делающий грех, есть раб греха... Итак если Сын (т. е. Он) освободит вас, то истинно свободны будете». (Иоан. 8).

 

3.ГЛАВНОЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВО ИСТИННОСТИ Христианства

 

Чем Христианство удостоверяет, что оно действительно есть откровение и что оно есть истина?

Со свидетельство в пользу его прежде всего выступают различные свидетели христианской истины.

Мы имеем свидетельство апостолов. В их посланиях веет дух правдивости. Они хотели возвещать истину. Да и какой интерес мог будь у них для того, чтобы не делать этого? Те, кто ходят во лжи, решительно не могли бы говорить так, как говорят они. У них мы вполне видим дух трезвости. Они не представляли собою какой-либо толпы слепых сумасбродов и фанатиков. Это были люди, обладавшие здоровыми чувствами и здоровыми нервами.

Центральный пункт их свидетельства воскресении Иисуса Христа. Нет такого факта в истории, который был бы лучше засвидетельствован, чем это великое событие.

Когда однажды Наполеон, будучи на острове СВ. Елены, той фантазии Марии Магдалины. «Божественная сила любви, - говорит он, - священные моменты, в которые страсть поддавшегося галлюцинации женщины дает миру воскресшего Бога!»

Но на это можно сказать, что это лишь пустые богохульные слова, вполне недостойные историка. Такими легкомысленными словами нельзя объяснять великих фактов истории.

Мы знаем, что ученики ничего Не ожидали менее, как именно ЭТОГО факта. Со смертью Христа они были безутешны, у них рассеялась всякая надежда. И они получили известие о том, что Иисус воскрес, но ОНИ не могли, даже не хотели, тому верить.

- Некоторые женщины из наших изумили нас, - рассказывали два ученика, шедшие по дороге в Еммаус, - они были рано у гроба, и не нашли тела Его, и пришедши сказали, что они видели и явление ангелов, которые говорят, что Он жив. И пошли некоторые из наших ко гробу, и нашли так, как и женщины говорили, но Его не видели.

Так мало они были расположены на основании свидетельства женщин увлекаться новыми надеждами. После этого они сделались еще почти безутешнее. Только личное самозасвидетельствование Иисуса убедило их в совершении великого события. И для Христа оказалось необходимым совершать несколько раз осязательные явления для того, чтобы всех учеников, и среди них Фому, убедить в этом событии.

И не только отдельным ученикам, но и целым толпам являлся он, и наконец сразу пятистам человек, из которых многие еще живы были, когда апостол Павел писал об этом в своем послании к Коринфянам (1 кор. 15:5-8), и подтверждал свое Свидетельство ссылкою на этих лиц еще находившихся в живых. Тут, очевидно, прекращается всякая возможность для обмана, для галлюцинации, для болезненного видения и т.д.

Все апостолы едиными Устами заявляют, что они были свидетелями того, о чем говорят. «Что мы слышали, ЧТО мы видим нашими глазами, что мы созерцали и осязали нашими руками, то и возвещаем вам».

Все эти свидетельства апостол Павел подтверждает своим собственным свидетельством. Ведь не что иное, как именно несомненная уверенность в воскресении Христа сделала из него, до того бывшим врагом Христа и гонителей верующих, ученика и апостола, и на пути ненависти к христианам заставила его найти в Иисусе Христе мир для своей души. Никакими ухищрениями толкования нельзя обойти этого факта. Он слишком велик и обязателен. Нельзя сказать, что апостолу Павлу только казалось, будто он видел Христа, потому что нс было ничего такого, к чему 6ы он менее всего был расположен.

При своем внутреннем настроении по отношению ко Христу, такое явление он легче всего мог 6ы объяснить себе обманом чувств. Но он преклонился пред этим явлением,

Похожие работы

< 1 2 3 >