Нелегальные рубки и торговля древесиной

На огромных пространствах центрального Сихотэ-Алиня внешне естественный лес, пересеченный дорогой, оказывается изъеден нелегальными рубками и волоками точно раковой опухолью. Мы

Нелегальные рубки и торговля древесиной

Информация

Налоги

Другие материалы по предмету

Налоги

Сдать работу со 100% гаранией

НЕЛЕГАЛЬНЫЕ РУБКИ И ТОРГОВЛЯ ДРЕВЕСИНОЙ

Обзор явления

Криминальные лесозаготовки и торговля лесом широко распространены во всем мире и вызывают все большую тревогу мировой общественности, федеральных и местных правительств. Такая деятельность напрямую ведет к коррупции, обогащая только тех, кто бросает вызов законам и правилам, давая им силу и неограниченную власть над территорией.

Противозаконная деятельность дальневосточных лесхозов, заготовителей и экспортеров чрезвычайно многообразна. Практикуются рубки с нарушением весьма строгих "Правил рубок главного пользования в лесах Дальнего Востока" и "Наставления по рубкам ухода в лесах ДВ", рубки без лесобилетов, на охраняемых территориях и защитных участках, за пределами отведенных участков и кварталов, нелегальная транспортировка древесины, занижение качества в документах по сравнению с истинным, подмена в документах более ценных пород менее ценными для снижения налогооблагаемой цены. В хвойно-широколиственных лесах Приамурья и Приморья, где на одном небольшом участке могут встречаться в сопоставимом количестве деревья до 20 и более пород, отнесение леса к группам и хозсекциям по преобладающим породам в значительной степени зависит от внимательности таксатора и субъективной оценки первичных данных. По мнению некоторых специалистов, обеспечить адекватными лесоустроительными материалами десятки мелких участков, сдаваемых в разовое и краткосрочное пользование, лесхозы физически не в силах. Поэтому заготовители, войдя в такой лес, имеют достаточную степень свободы, чтобы выбирать именно те деревья, которые можно выгодно продать, бросая или оставляя те, что должны быть вырублены в соответствии с нормальными лесоводственными требованиями.

При существующей методике лесоустройства ясень зачастую отсутствует в материалах по отдельным участкам, как и другие, менее привлекательные для рынка породы, поскольку, как отмечает начальник отдела Приморского управления лесами Анатолий Дудов, оказывается в пределах точности учета в "чужих" хозсекциях как второстепенная порода. Хабаровские специалисты пытались изменить и уточнить данную методику, но это оказалось непросто. В итоге запасы ясеня на многих сдаваемых в рубку участках оказываются на совести лесхоза, превращая эту совесть в необычайно ценный товар на приморско-китайском рынке.

Все леса Сихотэ-Алиня по лесоустроительным материалам разделены между хозсекциями по доминирующим породам. Поэтому еще одна серьезная лазейка для нарушителей экологически разумных правил лесопользования состоит в искусственном увеличении размеров оцениваемого участка, при котором меняются его характеристики и доминирующая порода, к примеру, с запрещенного корейского кедра на разрешенную ель, пихту или дуб. Такой участок передается компании с выдачей лесобилета на рубки ухода в кедровой хозсекции, при определенных гарантиях поддержки самого лесхоза, которые обязан взамен дать лесозаготовитель. Как утверждала помощник Приморского межрайонного природоохранного прокурора Инна Стуканева, такие случаи чаще всего встречаются на участках в Красноармейском районе, переданных в аренду компаниям "Тернейлес", АО "Мельничное", "Рощинский КЛПХ" и наиболее богатых кедровыми массивами. Подобными же трюками лесники ухитряются изменять крутизну склонов, искусственно переводя их из категории запрещенных к рубкам, имеющих более 20 градусов, в категорию разрешенных. Для "уточнения" данных нужно лишь выбрать наименее крутую часть склона, проигнорировав остальные. Конекретно такая практика была выявлена Гринпис России на территории Анивского лесхоза на Сахалине.

По свидетельству Виктора Дорошенко, директора ранее одной из ведущих заготовительных компаний Приморья "Приморсклеспром", до половины заготовленного в крае леса экспортируется в страны АТР по демпинговым ценам и фиктивным контрактам. Крупнейшие заготовители, АО "Мельничное" и Рощинский КЛПХ, продолжают поставлять на экспорт запрещенный кедр (сосну корейскую) высшего качества под видом балансов. В таможенной и портовой статистике порта Пластун кедр скрыт под общим понятием "хвойные породы". Даже в самом подробном отчете он оказывается в обобщенной строке "сосна", включающей крупные объемы сибирской сосны, экспортируемой через дальневосточные порты. Согласно данным "Тернейлеса", владельца порта Пластун, АО "Мельничное" вывезло в 1998 году 1200 кубометров кедровых балансов и 25 000 хвойного пиловочника. В соответствии с расположением лицензионных участков компании, это должен быть запрещенный к рубке кедр, заготовленный с помощью ранее описанных трюков. Нам доводилось в течение 1998 года неоднократно бывать в Пластуне, и всегда в порту ожидало отгрузки большое количество великолепного делового кедра, также как и в вагонах на станциях Гродеково и Суйфэньхэ. Очевидно, что даже самые цивилизованные заготовители всегда готовы поживиться за счет того, что запрещено, если контроль ослаблен или обнаружена юридическая лазейка

Деньги могут всё

Как утверждает Татьяна Соболева (Коммерческая служба при генконсульстве США во Владивостоке), при официально заявленном объеме ежегодного торгового обмена Приморья с Китаем в 250 млн рублей, китайские представители свидетельствуют, что реальный объем этих приграничных операций в 10 раз больше. Таможенники за небольшую мзду пропускают контейнеры и вагоны в Китай фактически без проверки, и большая часть товаров пересекает границу нелегально.

При транспортировке незаконно заготовленной, или заготовленной с нарушениями древесины также используется целая система разнообразных приемов, направленных на получение в конечном итоге полноценных документов для прохождения таможенного контроля. Поддельным может быть лесобилет, предписывающий вести рубки ухода; транспортный сертификат, купленный в лесхозе незаполненным за наличные доллары с необходимыми печатями и заполняемый перекупщиком в соответствии с тем, сколько и какой нелегальной древесины он решил продать. Поддельной может быть экспортная лицензия, контракт с заниженной ценой, объемом, сортностью или более дешевой породой, чем та, что реально вывозится. Предполагается, что где-то существует иной, настоящий контракт, регулирующий реальный порядок поставок и взаиморасчетов.

Подделки могут быть не только незаконно полученными (путем подкупа, шантажа или вымогательства) официальными документами с печатью, но и действительными подделками, целиком изготовленными в Китае. Такие сертификаты с голограммой нам предлагали купить в Рощино за 400-500 долларов.По свидетельству Павла Солдатова,председателя Госкомэкологии Красноармейского района, используются даже исчезающие чернила для заполнения сертификатов: когда на основе такого сертификата уже выписаны таможенные документы, сам сертификат вновь чист и может использоваться для легализации следующей партии.

Проблемы, которые превращают хранителей лесов в главных нарушителей законов и правил, не минуют и другие государственные структуры - подразделения Госкомэкологии, Министерства торговли, внутренних дел. Все они зависимы от госбюджета, и все испытывают недостаток средств на полноценное исполнение своих обязанностей. Заработки лесных коммерсантов сильно превышают зарплату сотрудников инспекций, что делает последних заинтересованными в увеличении, а не в уменьшении количества штрафов, конфиската а значит и нарушений. Милицейские посты, устроенные на дорогах Сихотэ-Алиня, часто становятся для постовых источником дохода в виде взяток. В Красноармейском районе такой пост, действовавший на главной транс-Сихотэ-Алинской дороге Приморья, несколько раз снимали под давлением криминальных заготовителей, и в конце концов просто снесли: не все милиционеры еще могут и хотят брать взятки за нелегальный провоз леса, и это мешало лесным ворам. Общеизвестным в районе стал даже тариф на провоз одного грузовика с ясенем. По утверждению Александра Кичигина, директора коммерческой фирмы "Белогорка", за $ 200 - 300 через милицейский пост можно было провезти лесовоз с прицепом вообще без документов. А в часе езды от поста, в Дальнереченске, на главной оптово-скупочной лесной базе, контролируемой китайскими авторитетами, за эти 20 кубометров леса сразу дадут $ 2000 - 2500. Почти никому пока не удалось поймать взяточников с поличным. А если и удастся, уголовное дело будет очень быстро замято и развалено коррумпированными чиновниками. Так происходит всюду - в Индонезии и Чили, Мексике и Бразилии, в Новой Гвинее и России. Подобное случилось в Дальнереченске во второй половине 1999 года, когда органы ФСБ сумели раскрыть одну из китайских криминальных цепочек, но так и не добились суда.

Особое место в ряду контролирующих органов занимают таможни, зарабатывающие большие деньги на экспорте любого леса, в том числе и для себя. Хотя реально пресечь все виды нелегального экспорта им не удается, в том числе и из-за нежелания Государственного таможенного комитета уточнять свои товарные спецификации и обучать персонал искусству различать породы и сорта, взаимодействовать с лесхозами. В пограничных поселках Краскино, Пограничное и других роскошные здания таможен с многочисленной вооруженной охраной неизвестно от кого выглядят прямым вызовом окружающей нищете. Такую же картину можно наблюдать на центральной площади города Суйфэньхэ: таможня процветает и здесь, и не только за счет официальных платежей. На станции в Суйфэньхэ нам попалась на глаза пачка незаполненных экспортных контрактов на древесину, уже имеющих печать экспортера, находкинской компании "Русский берег". В них остается вписать то количество и сорт леса, которое покупатель готов оплатить официально. Насколько же оно соответствует реальной партии, перепродаваемой в вагонах прямо на станционных путях Суйфэньхэ - ведомо только самим станционным и таможенным чиновникам.

Ясеневый бум

Похожие работы

1 2 3 4 > >>