"Эпоха Коля": немецкий неоконсерватизм и объединение Германии

Объединение Германии значительно укрепило международное положение страны. Но новая роль в системе мировой политики создавала для Германии не только преимущества,

"Эпоха Коля": немецкий неоконсерватизм и объединение Германии

Информация

История

Другие материалы по предмету

История

Сдать работу со 100% гаранией
появились симптомы инфляции. Правительство было вынуждено пойти на повышение налогов и процентных ставок на вклады в банки. Но эти меры, в минимальной степени компенсирующие финансовые потери, лишь снизили деловую активность и углубили спад производства.

Особые причины имел продолжительный спад промышленного производства в западных землях Германии. Ключевым фактором стала исключительно высокая стоимость рабочей силы. В условиях социального рыночного хозяйства оплата труда, формирующаяся на основе сложной системы прямых и косвенных выплат, бонусов и поощрений, достигла уникального объема. В начале 90-х гг. рабочий час в ФРГ в среднем стоил 45 марок, тогда как в Японии 30, в США 24,8, в Великобритании 22,8 марки. В сочетании с выплатами предпринимателей в социальные фонды это способствовало увеличению себестоимости продукции и снижению привлекательности немецких предприятий для иностранных инвестиций. В начале 90-х гг. начался и отток немецкого капитала за рубеж.

В 1994 г. наметилось оживление экономической конъюнктуры. Прирост ВВП составил 2,9 %. Но уже в 19951996 гг. последовал новый спад. Хотя глубокого падения уровня производства не произошло, но все макроэкономические показатели свидетельствовали о сохранении серьезных системных диспропорций. Устойчиво росла безработица, причем пик этого процесса пришелся на 1997 г., когда без работы оказалось 11,3 % экономически активного населения. Так же устойчиво рос государственный долг, составлявший в начале десятилетия 40 % ВВП, а в 1996 г. превысивший 60 %. Преодоление спада в 1997 г., сопровождавшееся увеличением ВВП на 2,5 %, было связано преимущественно с ростом экспорта. Но стагнация инвестиционной активности, платежеспособного внутреннего спроса не позволяла делать оптимистические выводы об окончательном выходе экономики ФРГ из кризисной фазы. В таких условиях правительство было вынуждено внести коррективы в свою политику. Лозунгом стала всемерная экономия. Правительству Г. Коля пришлось пойти на беспрецедентное повышение налогов, достигших более половины общего заработка, на решительное снижение государственных расходов, в том числе на экономическую поддержку восточных земель. В соответствии с «Законом о содействии труду» 1996 г. были значительно уменьшены ассигнования на повышение квалификации, переобучение, на пособия по безработице. Были сокращены расходы на здравоохранение и пенсионное обеспечение. Неизбежной ценой этих непопулярных мер стало быстрое снижение рейтинга правительства.

Политическая ситуация в Германии на протяжении первой половины 90-х гг. оставалось вполне стабильной. Стремительная эпопея объединения страны способствовала закреплению преимущества ее организаторов христианских демократов. 1994 год принес очередной политический триумф партии Г. Коля. В мае на пост президента страны был избран представитель ХДС 60-летний юрист Р. Херцог, бывший с 1987 г. председателем конституционного суда ФРГ. Осенью состоялись очередные выборы в Бундестаг. Оппозиции удалось заметно укрепить свое положение. СДПГ получила поддержку 36,4 % избирателей и 252 мандата. ПДС почти добралась до пятипроцентного барьера 4,4 % голосов, а выросшая поддержка избирателей в восточных землях обеспечила увеличение ее фракции до 30 депутатов. Вновь успешно выступили «зеленые», объединившиеся в коалицию со своими партнерами из восточных земель и правозащитными партиями из блока «Союз 90». Эта коалиция получила 7,3 % голосов и 49 мандатов.

Тем не менее правительственной коалиции удалось сохранить парламентское большинство. ХДС поддержали 34,2 % избирателей (244 мандата), ХСС 7,3 % (50 мандатов). С учетом неблагоприятного экономического положения это расценивалось как большой личный успех Г. Коля, признание немецкими гражданами его заслуг в объединении Германии. Наиболее пострадавшим оказался союзник ХДС/ХСС партия свободных демократов, получившая лишь 6,9 % голосов и 47 мандатов. Руководство СвДП так и не смогло выдвинуть серьезную программу, отвечающую новым реалиям. В результате председатель партии К. Кинкель лишился своего поста, от активной политической деятельности отошел и Геншер.

За четыре года, прошедшие до следующих парламентских выборов 1998 г., христианским демократам не удалось ни укрепить свой рейтинг, ни обновить программу. Некоторые надежды на удачный исход избирательной кампании давало лишь заметное улучшение экономических показателей на протяжении 1998 гг. Прирост ВВП за первые восемь месяцев составил уже 2,2 %, последствия азиатского финансового кризиса в незначительной степени затронули Германию. В рядах ХДС появился и новый яркий лидер Вольфганг Шойбле, председатель объединенной фракции ХДС/ХСС в Бундестаге. На выборах христианских демократов возглавлял дуэт Коль Шойбле, призванный символизировать прежние заслуги партии и ее будущее.

Два лидера оказались перед выборами 1998 г. и в рядах социал-демократов. Восхождение одного из них Оскара Лафонтена, началось еще в начале 80-х гг. Лафонтен представлял группировку модернистов новое левое крыло партии, которое решительным образом отличалось от традиционной левой социал-демократии. При поддержке старейшин партии В. Брандта, Э. Эплера, Э. Бара Лафонтен начал разрабатывать новый аспект программы СДПГ, связанный с вопросами международной безопасности, экологии, борьбы с терроризмом, решения актуальных гуманитарных проблем общества. Он ратовал за отказ от безусловной ориентации на расширение занятости, рост промышленного производства, поощрение потребительских идеалов, призывал не демонтировать, но перестроить модель социального государства, снизить его централизацию, забюрократизированность. Эти идеи были призваны расширить поддержку СДПГ как за счет «протестного электората» «новых социальных движений», так и сторонников «нематериалистического образа жизни, которых на Западе становилось все больше.

Долгое время Лафонтен находился в тени председателя партии Х. Фогеля. К выборам 1990 г. СДПГ готовилась с обновленной программой, утвержденной годом ранее при активном участии лидера партии. Ее лейтмотивом стала радикальная европеистская идея. Но поражение на выборах, прошедших под фанфары объединения Германии, положило начало закату политической карьеры Фогеля. К 1994 г. Лафонтен уже являлся бесспорным духовным лидером СДПГ, а после очередной неудачи на выборах занял и пост председателя. Но уязвимым местом Лафонтена стал его слишком радикальный образ, чрезмерно экспрессивная манера дискуссий и нескрываемое честолюбие. Пресса недоброжелательно называла его «зеленым аятоллой» и «маленьким Наполеоном». Для успеха на выборах партии требовался лидер с иным имиджем. Им стал Герхард Шредер.

Г. Шредер также не являлся новичком в руководстве СДПГ. В 19781980 гг. он возглавлял молодежную организацию СДПГ, а с 1986 г. входил в правление партии. Выходец из рабочей семьи, сумевший получить юридическое образование, опытный политик, Шредер выступал с имиджем не столько партийного, сколько общенационального лидера. Он старался опереться на принципы, привлекательные для самых широких слоев электората. Основой их стали идея равенства возможностей при учете индивидуальных достижений, либеральный прагматизм во внутренней политике, сбалансированный внешнеполитический курс. Избирателям импонировало стремление Шредера уйти от идеологического конфликта «левых» и «правых», найти эффективное сочетание стратегии модернизации с принципом социальной ответственности, перейти к политике здравого смысла. Шредер предлагал искать выход из многолетнего кризиса в отказе от технократических методов управления, обеспечении «просматриваемости» деятельности правительства, в том числе реанимации институтов «согласованных действий» (своего рода модели «участия» с совместным обсуждением проблем представителями предпринимателей, профсоюзов и государства). На партийном съезде 1998 г. Шредер сформулировал лозунг кампании: «Мы не все будем делать по-другому, но мы будем делать лучше».

Выборы 1998 г. принесли социал-демократам долгожданную победу. СДПГ получила 40,9 % голосов и 298 мандатов. Для образования парламентского большинства была образована «розово-зеленая коалиция». Ее членом стала фракция «Союз-90/Зеленые», получившая 6,7 % голосов избирателей и 47 мандатов. Впервые пятипроцентный барьер сумела преодолеть ПДС (5,1 % и 35 мандатов). Блок ХДС/ХСС поддержали 35,3 % избирателей (245 мандатов), СвДП 6,2 % (44 мандата). Новым канцлером Германии стал Герхард Шредер. Лафонтен первоначально занял пост министра финансов, но соседство двух лидеров оказалось недолговечным. Шредер поспешил избавиться от опеки амбициозного партнера и заменить его на более компетентного Ганса Эйшеля. Министром иностранных дел в правительстве Шредера стал лидер блока «Союз-90/Зеленые» Йошка Фишер. В мае 1999 г. социал-демократы провели и удачные президентские выборы. Этот пост занял Йоханнес Рау.

Во внутренней политике Шредер получил возможность использовать опыт Блера и Жоспена политиков той же плеяды, сменившей «неоконсервативную волну». Приоритетами стали снижение налогов на компании, обеспечение гибкости рынка труда и изменение продолжительности рабочего дня, сокращение издержек на оплату труда, модернизация общественного сектора экономики. Радикального демонтажа системы социального рыночного хозяйства не произошло, но в условиях экономического оживления преемственная политика казалась достаточно эффективной. Экономия государственных расходов достигалась преимущественно за счет земельных бюджетов. В 1999 г. правительство объявило о намерении начать крупномасштабную реформу образования, добиваясь рационализации расходов на эту сферу и повышения ее эффективности. Дополнительные ассигнования начали выделяться для перспективных научно-технических исследований.

Существенные коррективы Шредер внес во внешнюю политику. Н

Похожие работы

<< < 1 2 3 4 5 6 >