Наивная живопись русского расписного подноса

Опытные жостовские мастера метались из мастерской в мастерскую в поисках «живой струи». В 1900-х годах в селе Хлебников начал дело

Наивная живопись русского расписного подноса

Курсовой проект

Культура и искусство

Другие курсовые по предмету

Культура и искусство

Сдать работу со 100% гаранией

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОБЛАСТНОЙ УНИВЕРСИТЕТ

ФАКУЛЬТЕТ ИЗО И НР

КАФЕДРА МЕТОДИКИ ПРЕПОДАВАНИЯ ИЗО

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Курсовая работа по дисциплине «История культуры и искусств»

на тему: Наивная живопись русского расписного подноса

Введение

 

Жостовская роспись - это живопись на металлических подносах, покрытых предварительно несколькими слоями густого грунта (шпаклевки) и масляного лака, обычно черного. Роспись ведется в несколько последовательных приемов: мягкая кисть и масляные краски, обильно разбавленные льняным маслом, способствуют наложению энергичного и упругого (долгого) мазка.

Основной мотив жостовской росписи - цветочный букет - прост и лаконичен по композиции, в которой чередуются крупные садовые и мелкие полевые цветы; объемно-живописная передача реальной формы цветка сочетается с декоративной красочностью цветового решения, родственной русской народной кистевой росписи на сундуках, прялках, туесах. Борта подносов расписывают легким золотым орнаментом (т.н. уборка). Завершенная роспись покрывается тремя слоями светлого лака и полируется до зеркального блеска.

Главная тема украшения жостовских подносов - букеты цветов, гирлянды, своеобразные натюрморты. Роспись выполняют приемами свободного кистевого мазка, без предварительного нанесения рисунка. Чаще всего используется черный фон. Объемы цветов и листьев как бы вырастают из глубины фона. Это делают путем постепенного перехода от темных тонов к более светлым. В росписи как будто оживают цветы.

Сегодня декоративная живопись Жостова находится на подъеме. Это не означает, что в жизни промысла нет сложностей и проблем. Они существуют во всех сферах нашей культуры, которой приходится противостоять современной безоглядной коммерциализации. Жостову подражают, пытаются подделываться под стиль и даже авторские манеры художников. Но только несведущие в этом искусстве могут так заблуждаться. Коллектив, работающий в промысле, обладает высочайшим профессионализмом, достигнутым многолетним упорным трудом и творческими поисками, совершенствованием мастерства и постоянной ориентацией на лучшие отразцы из наследия старых мастеров. К этому надо добавить изучение истории искусства, классического натюрморта и разных видов русского прикладного и народного искусства, пополняющих творческую копилку мастеров. Преданность мастеров искусству и поглощенность своим творчеством заражают молодых, что свпособствует наследованию мастерства новыми поколениями, а значит, открывает пути дальнейшей жизни промысла.

Для жостовской росписи характерны и так называемые ландшафты, представлявшие собой чаще всего наивно-лубочную интерпретацию романтических пейзажей. Давая эффектные виды с экзотическими замками и руинами на берегах водоемов, причудливыми холмами и скалами, озаренными порой малиново-красным закатом, мастера стремились создать празднично-приподнятое декоративное изображение природы. Именно этой теме посвящена моя курсовая работа.

История русского расписного подноса

 

Первые из дошедших до нас изделий жостовского промысла датируются 1870-ми-1880-ми годами. К этому времени в подносном округе Троицкой волости стали формироваться несколько относительно крупных заведений. К их числу прежде всего относились три мастерские: уже известного нам Осипа Филипповича Вишнякова, Егора Федоровича Беляева и Ефима Федоровича Цыганова. Вишняков в 1860-х годах поставил в селе Осташково (в двух километрах от Жостова) два кирпичных здания. Водном из них размещалась кузница и объемистая печь для сушки изделий, в другом работали живописцы. Помимо шестерых членов семьи Вишняковых, здесь постоянно находились 43 наемных мастера (из них 10 подростков). Кроме того, на Вишнякова работали на дому еще 10 мастеров. В 1870 годах вишняковская мастерская выпустила изделий на сумму 12000 рублей в год. В Жостове выделилась своими размерами мастерская Беляева (основана в 1830 году). В 1870-х годах в ней было занято 50 человек и выпускалось в год изделий на 20000 рублей. Мастерская Цыганова в деревне Новосильцеве возникла в 1860 году, но за 10 лет предприимчивый хозяин сумел привлечь под свою крышу 47 наемных рабочих (включая учеников); изделий было выпущено на 16 000 рублей. Остальные мастерские были мельче. В мастерской Василия Леонтьевича Леонтьева (основана в 1830 году, д. Жостово) в 1870-х годах работало 14 мастеров с годовым выпуском изделий на 5000 рублей. У Андрея

Кирилловича Беляева (мастерская основана в 1865 году) и Никифора Васильевича Васильева (основана в 1870 году) было занято по 18-19 человек, а изделий в год выпускалось на сумму от 5000 до 8000 рублей.

Эти крупные мастерские в Жостове, Осташкове и Новосильцеве возникли за счет поглощения мелких. В «подносном округе» они стали называться фабриками или фабричками. Жостовские подносы сбывались в Москве, на ярмарках различных губерний, главным образом на Нижегородской. Некоторая часть подносов уходила на юг России и в Среднюю Азию, соперничая там с уральскими. Лучшие сорта шли в Петербург. Мелкие хозяйчики не могли выдержать конкуренции с «акулами» подносной коммерции и разорялись. На фабриках подносчики работали в среднем по 13-15 часов в день, у мелких хозяйчиков - по 16-17 часов. Крупные мастерские (с количеством рабочих более 10 человек) по сравнению с мелкими отличались более высокой производительностью труда, оплатой за труд и более высокой прибылью. Мелкий хозяин вел свое дело с трудом: доставал сырье втридорога и сбывал товары втридешево.

Исаев приводит характерный рассказ одного из таких мелких хозяев: «Приедешь в Москву рано и думаешь, что до вечера времени еще много, успею продать товар. Постоянной лавки нет, навалишь товар на плечи и думаешь, что вон в Тульскую нужно пойти и продать товар. Приходишь к лавке, станешь смирно на пороге и ждешь, покуда тебя купец окликнет: «Зачем ты пришел?» - «Да вот, вашей милости товар принес». - «Не надо нам вашего товара, он только место занимает». Просишь, просишь, кланяешься, кланяешься, а он все «на надо» да «не надо». Выйдешь из лавки, горько станет, сядешь на тумбу да и думаешь, что ежели до вечера не продашь товар да не привезешь денег домой, так хоть мастеров распускай, работать нечего будет. Опять подходишь к лавке и, словно нищий, просишь купца взять товар, покуда он не согласится». Наемных мастеров, идущих в кабалу к хозяевам мастерских (крупных и мелких), по-прежнему тешила надежда «о возможности (посредством крайнего напряжения работы, посредством бережливости и изворотливости) превратиться в самостоятельного хозяина». Но этих шансов с каждым годом становилось все меньше и меньше.

Жостовский промысел превращался в типично капиталистическую мануфактуру. Одним из характерных признаков мануфактуры, опирающейся на ручное производство, являлась ее сравнительная неподвижность, «очень продолжительное (иногда вековое) существование промысла».

Естественным спутником мануфактуры являлось ученичество. Сохранились сведения о методе обучения жостовскому ремеслу в мастерской О.Ф. Вишнякова. Сначала опытный мастер давал мальчику карандаш и бумагу и велел ему перерисовывать какую-нибудь лубочную картинку. Спустя два-три месяца, «приучив мысль мальчика к искусству», ему давали железо и кисть, и он начинал писать красками крупные цветы, листья, букеты и прочие «незамысловатые узоры». Затем ученику поручали «более мелкое письмо», вероятнее всего изображения мотивов и сюжетов, заимствованных у федоскинского искусства миниатюрной живописи. В мастерской Вишнякова рядом с мастерами-подносчиками постоянно работали и мастера-миниатюристы, которые расписывали изделия из папье-маше самого широкого ассортимента.

На фотографиях, иллюстрирующих статью В. Боруцкого в сборнике «Кустарная промышленность в России», можно видеть, как в одном помещении бок о бок работают мастера по лакировке подносов и изделий из папье-маше. Один из мастеров декорирует подвешенный поднос под черепаховую кость методом копчения его свечой по охристому фону (техника «червячок»).

Писали миниатюры и в мастерской Цыганова в Новосильцеве; сохранился прейскурант изделий этой мастерской, в котором лакированные подносы с росписью следуют за длинным перечнем лаковых изделий из папье-маше. Характерно, что в обзоре крупной выставки в Харькове в 1887 году можно прочесть: «Между изделиями из бумаги и папье-маше первое место, несомненно, занимают изделия московских кустарей. В главной витрине Московского земства помещена целая масса изящных лакированных вещей из папье-маше, причем главным производителем их является Вишняков» а. Лукутин упоминается в обзоре лишь как «первый их производитель». Говорится здесь и о необычайном успехе этих изделий (чайниц, табакерок, папиросниц) среди покупателей. О подносах ни слова. Возможно, О. Ф. Вишняков и не представлял их на описываемую выставку. Подносы же демонстрировались Цыгановым (в списке экспонатов они значатся просто как «железные подносы», отмеченные похвальным листом), Петром Сорокиным (просто «поднос», отмеченный бронзовой медалью), Ильей Петровичем Вишняковым (железные подносы и изделия из папье-маше, отмеченные похвальным листом) и Василием Вишняковым (подносы и опять же изделия из папье-маше, причем только последние были удостоены серебряной медали). В списке участников Всероссийской кустарно-промышленной выставки в Петербурге в 1902 году упоминаются опиловщики Александр Гаврилович Крапалин и Степан Васильевич Мокров, жившие в Новосильцеве и «отделывавшие формы из папье-маше». Материалы они получали о

Похожие работы

1 2 3 4 > >>