Н.И. Костомаров об обычаях русского народа

Во внутренностях каменных, земляных и деревянных оград, называемым общим именем городов, стояли казенные здания. Там была приказная изба, где сосредотачивалось

Н.И. Костомаров об обычаях русского народа

Информация

История

Другие материалы по предмету

История

Сдать работу со 100% гаранией
ими семьями работников или подсоседников, которые не имели своего угла, жили по найму и в отношении юридическом и административном вместе с хозяйскою семьею составляли одну единицу.

Вообще сельское народонаселение, как и посадское, было скудно и бедно. Частые войны и моры истребляли его. При Михайле Федоровиче вся страна на юге от Москвы была сожжена и представляла голую степь.

Недостаток прочной оседлости не допускал жителей прилагать стараний о сборе запасов продовольствия на случай скудных лет. Это препятствовало увеличению народонаселения и мешало его благосостоянию. Многие известия старых времен указывают на повсеместные пустые дворы, которых обитатели или вымерли, или побиты, или разбежались. Один англичанин, посещавший

Россию в конце царствования Алексея Михайловича, говорил, что на пространстве пятисот верст едва можно было встретить десять женщин и одного мужчину.

Большинство зданий в России в то время было деревянными; в Москве в XVI веке едва ли можно было насчитать одну восьмую каменных, и те преимущественно были кладовыми, а не жильем. При Михаиле Федоровиче появилась мода на каменные дома, а по смерти Царя Алексея в 1681 году приказано было в Кремле, в Китай-городе и Белом городе строить исключительно одни каменные строения.

Форма домов была четырехугольная. Начиная от царских до зажиточных посадских способ расположения жилых строений был в главных своих чертах одинаков в Русской земле. У царей для каждого члена семейства строили особые хоромы даже тогда, когда эти новые хозяева не выходили еще из детского возраста. Точно так же и у зажиточного крестьянина для братьев, сыновей и племянников хозяина строились избы, соединенные между собой; иногда две или три избы под одной кровлею соединялись между собой сенями, иногда несколько изб связывались переходами.

Такой своеобразный способ постройки как будто выражал сочетание родового единства с личною и семейною отдельностью, и двор русского зажиточного человека напоминал собою древнюю удельную Русь, где каждая земля стремилась к самобытности и все вместе не теряли между собою связи.

У простолюдинов избы были черные, т.е. без труб; дым выходил в маленькое волоковое окошко; при собственно так называемых избах были пристройки, называемые комнатами. В таком пространстве жил бедный русский мужик, со своими курами, свиньями, гусями и телками, .посреди невыносимой вони. Печь служила логовищем целому семейству, а от печи по верху под потолок приделывались полати. К избам приделывались разные пристенки и прирубки. У зажиточных крестьян, кроме изб, были горницы на подклети с комнатами, т.е. двухэтажные домики. Окна в домах часто были малы для сохранения тепла. В богатых домах изнутри окна заслонялись втулками, обвитыми красной материей, а с наружной стороны железными ставнями. Вместо стекол употребляли чаще слюду.

Главное украшение домов составляли образа: не было в доме покоя, где бы их не висело несколько; их ставили не только в жилых покоях, но и в сенях, лавках и амбарах. Образа ставились в переднем углу покоя, и этот угол задергивался занавесом, называемый застенок.

Вообще в домашнем устройстве заметен был у русских обычай укрывать и покрывать. В порядочном доме полы были покрыты коврами, у менее зажиточных рогожами и войлоками. Обивались тканью стены и лавки.

Старинное благочестие запрещало вешать в домах зеркала, стенные картины и эстампы, но с конца XVII века они стали постепенно входить в домашний обиход, сначала царя, потом знатных лиц.

Кроватью в старину служила прикрепленная к стене скамья, или лавка, к которой прикрепляли другу лавку. Постель состояла из перины, изголовья и подушек. У людей средственного состояния обычною постелью служили войлоки, а бедные спали на печах, постлавши под головы собственное платье, или же на голых лавках. Детские колыбели делались висящие, а внутри них всегда привешивались иконы и крестики.

Освещение в домах было свечами восковыми и сальными. Ночью, чтобы иметь огонь, держались ночники. У простых поселян избы освещались лучинами.

Для умывания употреблялись рукомойники и лохани; у богатых людей они были серебренные и позолачивались, у людей попроще медные или оловянные.

Столовая посуда носила общее название судков. За столом жидка пища разливалась в мисы металлические или деревянные. Твердые кушанья приносились на блюдах. Вилки были двузубые, но не всегда употреблялись. Салфетками не пользовались совсем: обтирали руки полотенцем или краем скатерти.

Старинная русская одежда представляет с первого вида большую сложность и разнообразие. А вообще одежда была одинаковой по покрою как у царей, так и у крестьян, носила одни и те же названия и отличалась только степенью убранства.

Обувь простого народа была: лапти из древесной коры. Обувь людей с достатком составляли сапоги, чеботы и башмаки. Женская обувь была почти та же, что и у мужчин. Рубахи у простонародья были холщовые, у знатных и богатых шелковые. Русские любили красные рубахи и считали их нарядным бельем. Русские штаны или порты шились без разрезов, с узлом, так что посредством его можно было делать их шире и уже. На рубаху и штаны надевались три одежды, одна на другую. Исподняя была домашняя, в которой сидели дома; если же нужно было идти в гости или принимать гостей, то поверх нее надевалась другая; третья была накидная для выхода. Из верхней одежды можно упомянуть зипун, кафтан, епанча, шуба и пр. Обыкновенно русские люди ходили без перчаток и длинные рукава одежд заменяли им их необходимость. Зимой надевались рукавицы. Все носили пояса. И считалось не приличным ходиь без пояса. В старину наши князья оставляли пояса своим детям как лучшую драгоценность.

Высокие шапки означали знатность породы и сана. Как бы великолепно не оделся посадский, он не смел одеть высокую шапку, и даже в самих колпаках обыкновенной народной шапке вышина соразмерялась со знатностью носившего шапку.

В довершение русского наряда люди знатные привешивали шпаги. Это право предоставлялось только служивым и тем, которые по своему происхождению его заслуживали.

Женские одежды, по свидетельствам очевидцев, были похожими на мужские, тем более, что последние вообще делались длинные. Но однако в одежде двух полов были и особенности, так что можно было с первого взгляда отличить женщину. Кроме того женщины носили много разнообразных украшений: серьги, кольца, обручи, браслеты, перстни и т.д. Не довольствуясь обильными украшениями, пестрившими до крайности одежду, русская женщина белилась и румянилась и приводила в смех иностранцев своим не искусством в этом деле; не дурные собой от природы, русские женщины совершенно искажали свою красоту. Этого мало: они размалевывали себе шею и руки белой, красной, голубой и коричневой краской. Окрашивали ресницы и брови, и причем самым уродливым образом.

Предки наши, как знатные, так и простые, вставали рано, летом с восходом солнца, осенью и зимой за несколько часов до рассвета. После омовения и умывания одевались и приступали к молению. В комнате, назначенной для моления, собиралась вся семья и прислуга, хозяин, как домовладыка, читал перед всеми вслух утренние молитвы. Потом все расходились к домашним занятиям. В полдень наступало время обеда. Прежде всего пили водку и закусывали хлебом, потом подавали в скоромные дни холодные кушанья, состоявшие из вареного мяса с разными приправами, потом ели горячее, потом жареное, и далее разные узвары, за ними молочные кушанья, лакомые печенья и, наконец, овощные сласти. В постные дни широко потреблялась рыба. На званых обедах было иногда чрезвычайное множество кушаний до 40 и 50 перемен. Слуги, подававшие кушанья, назывались стряпчими, несли блюда голыми и притом не чистыми руками.

После обычного обеда ложились отдыхать. Это был повсеместный и освященный народным уважением обычай. Известно, что в числе подозрений, обличавших в Самозванце не царское происхождение и уклонение к латинской вере, было и то, что он не спал после обеда.

Вставши от послеобеденного сна, русские опять принимались за обычные занятия. В приказах собирались по вечерам. Вечер в домашнем быту был временем развлечений. Русские всегда ужинали, а после ужина благочестивый хозяин отправлял вечерние моления. После него считалось уже не позволительным есть и пить; все скоро ложились спать.

В русском образе жизни было соединение крайностей, смесь простоты и первобытной свежести девственного народа с азиатской изнеженностью и византийской расслабленностью. Когда знатный человек одевался весь в золото и жемчуг, едал на серебре и заставлял подавать себе десятки кушаний за раз, деревенский бедняк, во время частых не урожаев, ел хлеб из соломы или из лебеды, коренья и древесную кору. Когда знатные женщины и девицы не занимались даже хозяйством и, осужденные на бездействие, только для того, чтобы убить томительную скуку, брались за вышивание церковных облачений, крестьянские женщины работали вдвое больше своих мужей. С одной стороны достоинством всякого значительного человека поставлялась недеятельность, изнеженность, неподвижность; с другой стороны, русский народ приводил в изумление иностранцев своей терпеливостью, твердостью, равнодушием ко всяким лишениям удобств в жизни. С детства приучались русские переносить голод и стужу. Детей отнимали от грудей в два месяца и кормили грубой пищей; ребятишки бегали в одних рубашках без шапок, босиком по снегу в трескучие морозы. Посты приучали народ к грубой и скудной пище, состоявшей из кореньев и дурной рыбы; живучи в тесноте и дыму, с курами и телятами, русский простолюдин получал крепкую, не чувствительную натуру.

Но как не противоположным кажется образ жизни знатных и простых, натура у тех и других была одинакова: пусть только бедному простаку поблагоприятствует счастье, и он тотчас устроит себе не подвижность и тяжеловатость; зато знатный и богатый, если обстоятельства вынудят его, легко свыкнется с суровой

Похожие работы

< 1 2 3 >