"Шамбала"

Полное название трактата III Панчен Ламы звучит так: «История Арьядеши и Путь в Шамбалу, Святую землю». Арьядеша это Индия,

"Шамбала"

Информация

Культура и искусство

Другие материалы по предмету

Культура и искусство

Сдать работу со 100% гаранией
садхакой движет не любопытство, не жадность, не высокомерие, не авантюризм; что он не преследует никаких других целей, кроме желания служить всем живым и страдающим существам. Тибетские легенды утверждают, что в конце Калиюги, эпохи упадка и отчаяния, в которой мы живем, Шамбала будет на Земле единственным местом, где сохранится духовное учение, способное спасти все человечество.

Знаки, предвещающие конец света, когда-то предсказанные богами Золотого века, Лобсанг Палден Еше описывает следующим образом: «В будущем мышление всех рождающихся на Земле людей станет все более болезненным и искаженным, а доктрина сына королевы Майи (Будды Шакьямуни) все более очерненной, опороченной. Обнаружится все больше людей, предлагающих на разных языках неверные выходы. В те времена не будет никаких настоящих духовных или трансцендентальных достижений сиддхи*. Чувствуя, что у них больше нет духовных сил, люди постоянно будут вести борьбу между собой. Совершенство станет для них недостижимо, поэтому жители Земли будут распространять вокруг себя одно лишь страдание. Высший смысл, которого все еще будут жаждать единицы и по которому они будут тосковать, сделается недостижимым. Люди будут становиться все грязнее, все более замаранными, из-за чего от них попрячутся даже духи, не говоря уже о богах!..»

С наступлением таких времен отважнейшие из людей и должны отправляться в Шамбалу, чтобы набраться мудрости и передать ее другим. Лобсанг Палден Еше подчеркивал, что такой странник должен будет овладеть искусством созерцания и медитации, а глупцам, несмышленышам, «дуралеям с детским сознанием, которые забрались на кучу навоза в надежде достать луну», вообще незачем нос из дома высовывать. Тому же, кто готов в Путь, следует дождаться разрешения, которое чаще всего дается во сне. Тех, кто не получил такого разрешения, подстерегает множество опасностей. Несчастных станут преследовать демоны и злые духи, поэтому непослушные странники и в самом деле не достигнут цели.

Путешествовать надлежит в северном направлении, которое как в индусской мифологии, так и в буддизме считается священным; это связывается с мистическим центром Космической мандалы. Начинать путь рекомендуется с Бодхгайи, посетив до этого один остров, находящийся к западу от континента. Там надлежит медитировать, исполнив множество тайных ритуалов и подношений огню.

Дальнейшее изложение III Панчен Ламы может показаться лишь игрой необузданной фантазии. Однако на самом деле все препятствия, встречающиеся на Пути психонавта, все враги, чудовища, ужасы представляют собой всемогущие силы, таящиеся в глубинах нашего подсознания; это проявления невидимой, неосознанной энергии, пульсирующей в пространстве вокруг нас. Не познав этих двух миров внутреннего и внешнего, мы никогда не достигнем Шамбалы, сияющей по другую сторону границ обыденного, конвенционального, осторожного и прагматического мышления. Итак, как говорят великие тибетские учителя, побуждая своих учеников к духовным подвигам: ВПЕРЕД, В ПАСТЬ К ТИГРУ!

Лобсанг Палден Еше подробно описал фантастические пейзажи, горы, рощицы, сады, реки, пустыни, города, вдохновенно изобразил невиданные растения, рыб, зверей, птиц, людей, адских и небесных существ. Так, например, еще в начале Путешествия садхака достигнет горы Кокер, на которой растет «очень сладкая трава туяная, а также тилака трава очень горькая. Из них сочится белая, точно молоко, жидкость. Цветы туянаи красны, как восходящее солнце в своем великолепии; ее листья остры, словно лезвие боевого топора; у нее крепкие корни, и растет она на скалах и тянется к югу. Тилака свисает гроздьями, опускаясь глубоко в бездну, цветы у нее белые, словно сосцы дикой кобылицы...» Путешественнику велено выкопать корни этих растений и совершить некие магические обряды, чтобы одолеть препятствия, насылаемые злыми силами. В другой раз ему предписано исполнить 800 ритуалов подношения огню, бросая в пламя лепестки голубого жасмина, красные цветки кусумы, а потом, обрядившись в белые одежды, в венке из цветущего лотоса, который растет на вершинах ледников, танцевать, испрашивая магические силы у богини Экаджати*.

Отнюдь не всегда садхаке подобает вести себя столь романтически. В горах Гандхары, где обитают хищные крылатые львы, путешественнику придется собрать убитых ими животных, из мяса приготовить жертвоприношение, а кровью на черной скале нарисовать свирепую богиню демоницу Мандеку, у которой «тело ужасное, обвитое содранной человеческой кожей; зубы красные, свирепо оскаленные, когда она ест из черепа, наполненного кровью и сердцами». Рисовать в этом Путешествии предписывается не раз, что весьма напоминает современные методы психоанализа, когда странствующий в глубинах своего подсознания человек борется с встреченными чудовищами, изображая и называя по именам их устрашающие воплощения.

У реки Сатваланы пилигриму предлагается остановиться на отдых и поднабраться сил, ведь ее бурные воды нелегко одолеть. Вдоль речных берегов растет красный дикий рис, и садхака должен питаться кашей из этого риса, приправленной медом, который в изобилии встречается здесь в дуплах деревьев. Заговорив эту пищу с помощью мантры под названием «Драгоценность пространства», путешественник обязан угостить обитающих в быстрых водах рыб. А их там кишит видимо-невидимо, самых разных, со всевозможными головами: людей, обезьян, тигров, львов, леопардов, коров, ворон, попугаев и т. п. Только после этого, как его ублажили, Царь Рыб перенесет садхаку на другой берег.

Затем паломник достигнет заснеженных гор, где протекает множество речушек, впадающих в 80000 озер и в реку Белую Ситу (согласно А. Чома де Кереши, это Сырдарья). На востоке и на западе воды ее собираются в ядовитые озера. Они такие холодные, что в них не могу обитать «ни рыба, ни крокодилы, ни птицы, а лишь одни существа из преисподней». Река никогда не замерзает, однако если человек какой-то частью своего тела прикоснется к воде, то тотчас обратится в камень. По берегам высятся горы медного цвета, там тысячи пещер, где живут демоны с медными губами и лошадиными головами, женщины-полубогини из рода асуров*, дочери подземных правителей нагов*, чарами и обворожительными песнями которых садхаке никак нельзя соблазниться.

На горе с пятью вершинами путешественника также поджидают искушения. Обитающие там существа хинары «всегда веселые, преисполненные благодати, завлекательно играющие с объектами вожделения. Желая соблазнить садхаку, они станут прибегать к чарующим песням и восхитительной музыке. Снедаемые желанием напугать его, они будут издавать устрашающие звуки и принимать ужасающие обличья. Стремясь окончательно погубить паломника, они примутся дуть на него смрадным дымом...» Пилигриму Шамбалы не подобает ни восхищаться, ни соблазняться, ни пугаться, ни отчаиваться, ни поддаваться унынию. Ему следует лишь вспомнить наиважнейшую буддийскую максиму Пустота не может ранить Пустоту и, созерцая Пустоту, шагать дальше.

Если психонавт доверится своим собственным внутренним возможностям, не поддастся ни убаюкиванию надежд, ни засилью страха, если отбросит иллюзорное, двойственное понимание себя и других, ему помогут встреченные в Пути дакини*, мистические женщины, воплощающие в себе Высочайшую Истину, первоначальную Пустоту Вселенной и ее вечное превращение, бесчисленную смену форм мироустройства.

Пилигриму предлагается интересоваться не только внешними обличьями, но и снами. Например, если он увидит во сне черную кровь, вытекающую из собственных рук и ног, это хороший знак, означающий настоящее духовное очищение. В Пути следует часто отдыхать, питаться отварами лечебных трав, кореньев и всячески себя оберегать. Достичь Шамбалы садхака должен не истощенным, а полным физических и духовных сил, мистической мощи, словно «обретя новое тело, сильное и очень легкое».

С приближением к Шамбале любые преграды перестанут устрашать отважного странника, а злых духов и демонов он вмиг укротит силой своей безграничной, всеохватывающей мудрости. Ощутив в себе эту мощь, странник увидит высокие заснеженные горы, напоминающие лепестки исполинского белого лотоса. Это и будут стены королевства Шамбала.

По словам Лобсанга Палдена Еше, в городах, простирающихся у подножия этих гор, живут люди, которые объединяют в себе оба пола: мужские органы на их телах располагаются с правой стороны, а женские с левой. О похожих существах писал и первый путешественник в Шамбалу Манлунгпа. Он их описывал так: «Живущие там есть мужчины и женщины в одном теле. Орган мужского пола расположен посередине в правой части бедра, а женский посередине в левой части бедра. Рассказывают, что каждые три месяца из левого бедра рождается ребенок...»

Андрогинное существо почти во всех эзотерических теориях символизирует возвращение раздробленного, разрушенного, противоречивого сознания в изначальное совершенное состояние, в мир единый и цельный. Согласно М. Элиаде, «эта ностальгия по изначальной полноте и благодати вдохновляет и освещает все учения и техники, стремящиеся к coincidentia oppositorum в одном лице».

Путешествие садхаки продолжается, и, миновав горы, напоминающие исполинский лотос, он спустится в прекрасную долину, которая называется «Вечно счастливая». В тот миг на горизонте появится сверкающая и лучащаяся столица Шамбалы Калапа. Перед тем как войти в этот город, странник должен остановиться для совершения последних обрядов очищения, курить фимиам, разбрасывать цветы, произносить мантры и медитировать. В зависимости от духовного состояния пилигрима это покаяние может длиться один или семь дней, две недели или даже месяц. Почувствовав, что он совершенно чист и не запятнан, садхака наконец волен вступить в город благодати и свободы.

Досконально описав весь сложный и тяжелый путь, III Панчен Лама посвятил самой Шамбале и ее столице Калапе всего нескол

Похожие работы

< 1 2 3 >