"Чтобы дети имели здравый разум и доброе сердце..."

Методы воспитания и учения в XVIII веке были различны. В одних семьях детям давали полнейшую свободу, в других детей

"Чтобы дети имели здравый разум и доброе сердце..."

Статья

Психология

Другие статьи по предмету

Психология

Сдать работу со 100% гаранией

"Чтобы дети имели здравый разум и доброе сердце..."

Короткова М. В.

Домашнее образование детей московского дворянства XVIII века

Во второй половине XVIII в. катализаторами умственного и нравственного развития ребенка были гувернеры, гувернантки и бонны. Главным образом это были иностранцы, в основном приехавшие из Франции. Их называли "учитель" (от фр. outchitel).

Тогда в моде были именно французские наставники. В эпоху правления Екатерины II, как отмечали многие путешественники, дворян "устраивали любые французы, они не могут хорошенько сделать действительно удачный выбор, они не имеют, наконец, свободы выбора (в том смысле, что просто не из кого выбирать. М.К.)" (1). Многие из французов приезжали в Россию в поисках места парикмахера, повара, лакея, но находили должность гувернера более привлекательной для себя, т.к. в ряде случаев им предлагали 400500 рублей в год, бесплатный стол и квартиру. Нужно сказать, что такая плата учителям была достаточно высокой не только для России, но и для иных европейских стран (2).

Многие французские путешественники сами отмечали несовершенство учителей, представлявших их нацию. Так, Шарль Масон сам был образованным гувернером, но отмечал, что "среди французских гувернеров, работающих над созданием новой "породы людей", встречаются недостойные этого звания: их безнравственность бросает тень на всех и делает учителей всеобщим посмешищем…" Иностранец также подметил, что русские вельможи, "выбрав человека, передают ему свои родительские обязанности и власть" (3). Нарицательным стал образ такого учителя с говорящей фамилией Вральман в комедии Д.И. Фонвизина "Недоросль": это бывший кучер, взявшийся за 300 рублей обучать по-французски и всем иным наукам. Позднее, уже в XIX в., Ф.Ф. Вигель писал: "Трудно вообразить себе мое отчаяние, когда из нежных рук моей матушки упал я в холодные лапы германского педагога. Его приняли с радостью, ибо Адамов Адамычей Вральманов было тогда довольно много в России" (4). А в конце XVIII столетия ходили анекдоты о французе, преподававшем грамматику языка, который на вопрос о том, что такое модальные глаголы, отвечал, что он давно покинул Париж, а моды там, как известно, переменчивы. Учитель считал, что слово "модальность" родственно слову "мода"!

В то же время известны примеры серьезных наставников детей русских вельмож, а именно Ж. Ромма, воспитывавшего сына А.С. Строганова Павла, месье Бодри, который являлся учителем детей графа Салтыкова, швейцарца Лагарпа воспитателя Александра I. Но все они были скорее исключением из общей массы французских гувернеров. Впрочем, к концу XVIII в. ситуация стала меняться к лучшему благодаря ряду обстоятельств. После Великой Французской революции в Россию эмигрировали не только авантюристы ради наживы, но и неплохие специалисты. Кроме того, гувернеры стали конкурировать не только с подобными себе, но и с закрытыми государственными учебными заведениями для дворян. Все это вело к тому, что родители начали более избирательно подходить к кандидатурам воспитателей их детей.

Чему учили в процессе домашнего образования? На первом месте, наверное, стояли иностранные языки, ибо именно знания языков потребовало от дворянства новое время. В этом отношении, наиболее значимым был французский язык, сменивший приблизительно к середине XVIII века немецкий. Французский язык был необходим, ведь только очень хорошее его знание обеспечивало дворянину уважение и в провинциальном дворянском обществе, и, тем более, в высшем свете. Естественно, что обязательной для изучения была разнообразная французская литература. И, надо сказать, гувернеры-французы в этом отношении сделали свое дело. Многие авторы записок, как иностранные, так и отечественные, отмечали хорошее владение французским языком и русскими вельможами, и русскими дворянами.

Кроме иностранных языков, обязательных для дворянина, для детей выбирались и другие науки. Первую скрипку в этом смысле, конечно, играли отцы, особенно те, кто по-настоящему заботились о воспитании и образовании своих сыновей. Нам известно несколько родительских "Наставлений" своим детям, а также планов воспитания детей, в составлении которых родители (прежде всего, отцы) приняли самое активное участие. Одним из самых показательных документов можно считать "План воспитания молодого кавалера", составленный в 1764 году для молодого графа Шереметева.

"План воспитания кавалера" состоял из трех частей: 1) общий план воспитания и увеселения молодого кавалера от 12 до 14 лет; 2) план повседневных занятий; 3) заключительное примечание. В первой части определяется главная задача "кавалера" соответствовать званию благородного образованного человека. Для этого он должен быть а) христианином; б) человеком просвещенного ума; в) гражданином мира и своей Родины (5).

Как видно из документа, на первом месте стояло религиозное образование и воспитание, которое считалось обязательным компонентом домашнего образования вообще. Знакомство с христианскими заповедями предполагалось через изучение церковных обычаев, чтение Библии, церковных книг, трактатов по церковной истории, сочинений Отцов Церкви и житий святых и мучеников. И нужно сказать, что в домашних дворянских библиотеках было большое число духовной литературы, в том числе и детской (6). Дворянина приучали к кресту: крестом его благословляли, осеняли и им же клялись. Столь большое внимание, которое уделялось религиозному образованию в, казалось бы, фривольный и вольнодумный XVIII век отнюдь не случайно. Большинство русских дворян продолжали оставаться верны православной традиции, более того, видели в сердечной приверженности своих детей православной вере важнейшую основу и становления личности, и сохранения внутреннего государственного порядка. Ведь христианские истины обращали человека к его внутреннему духовному миру и путем множества религиозных установок вызывали потребность к самосовершенствованию и высоким нравственным качествам. А каждый родитель хотел видеть своего ребенка, прежде всего, хорошим, достойным, нравственным человеком.

И все же новые духовные и идеологические веяния XVIII столетия не обошли стороной русское дворянство. В то время считалось, что формирование личности, кроме верности православной традиции, должно обязательно идти в духе идей эпохи Просвещения, что обязательно предполагало знакомство ребенка с модными естественнонаучными и философскими теориями, со способами усовершенствования своих природных дарований: памяти, рассудка, воли; изучение медицины и заботу о своем теле, здоровье, самосохранении и самосовершенствовании. Для того чтобы воспитанник почувствовал себя гражданином мира в курс обучения включали всеобщую историю, а осознание себя гражданином своей страны возможно только при познании истории России, ее законов и обычаев. Недаром в программу обучения включали ознакомление с российскими финансами, торговлей и различными укладами. Кроме того, ребенку предоставлялась возможность ознакомиться с основами различным практических знаний, которые должны были помочь ему устроить свою жизнь в дворянском обществе. Так, для карьеры придворного весьма важным в то время представлялись геральдика, церемониальное искусство, обучение танцам, музыке и выездке, а для карьеры военного предполагалось сосредоточить внимание на инженерном деле, фортификации, артиллерии.

Как происходил процесс образования и воспитания в русских дворянских семьях? Конечно, многое зависело от достатка той или иной семьи. Так, в богатых семьях дворяне обыкновенно держали двух гувернеров: один следил за здоровьем и внешним видом ребенка, занимался его воспитанием; другой же наблюдал за учебой, помогал готовить уроки, читал с ним книги и просматривал альбомы. Кстати говоря, именно этот второй и был обычно французом, который, заодно, и учил своего воспитанника французскому языку. Для изучения наук обязательно нанимали нескольких учителей. Учитель-технарь преподавал математику, механику и военные науки фортификацию и артиллерию. Другой учитель словесник учил русскому языку, словесности, орфографии, чистописанию (литература как учебный предмет еще не выделялась). Еще один учитель преподавал рисунок, учил рисовать различными средствами, другой помогал освоить азы музыки, танцев и фехтования.

Как видно из "Плана воспитания кавалера" серьезные уроки по языкам и истории сменяли занятия, связанные с физическими нагрузками. Большое значение имели поездки и прогулки. В поездках в свои имения дворянские дети учились общаться и обращаться с крестьянами, слугами, вникать в смысл управления хозяйством. Важной составляющей обучения было заучивание стихов, разбор сочинений, изучение географии по глобусу и картам. Изучение естественных наук обыкновенно происходило по хорошо иллюстрированным западноевропейским альбомам. Для этих же целей из столицы, а то и из-за границы выписывали микроскопы, телескопы, "електрические" машины и другие инструменты. Занятия изящными искусствами предполагали знакомство с эстампами, альбомами и иллюстрированными изданиями, а также практические уроки рисования и черчения. А вот математическое образование ограничивалось только азами этой науки. Иначе говоря, главное внимание сосредотачивалось на тех знаниях, которые могли принести практическую пользу в жизни русского дворянина.

"План воспитания кавалера" свидетельствует еще об одной важной составляющей домашнего образования: учебники для занятий были самые современные. Вообще, библиотеки столичных дворян обязательно содержали учебники и детские книги. Как правило, это были популярные тогда издания: "Детское чтение", "Детское училище", "Детская философия", "Магазин юношеский", "Магазин детский", "Детский друг", азбуки и грамматики разных языков (7).

Метод

Похожие работы

1 2 3 > >>