Мотивация просоциального и агрессивного поведения

Самооценка: Процессы самооценки представляют собой решающий детерминант агрессивности субъекта, уровень самооценки регулирует внутренне обязательные нормативные стандарты, которые могут как

Мотивация просоциального и агрессивного поведения

Информация

Психология

Другие материалы по предмету

Психология

Сдать работу со 100% гаранией
с учетом произведенных переоценок.

IY. Стадия реакции,

9. Действие или бездействие."

Мотивацию, побуждающую к оказанию помощи, он видит в переживании личной моральной обязанности вмешаться и оказать помощь. Это переживание морального долга основано на актуализации когнитивных структур внутренне обязательных норм. Причем под влиянием требующей помощи ситуации ( ее восприятия и оценки ) структура норм в большей или меньшей степени преобразуется так, чтобы максимально соответствовать этой ситуации. Активации такой структурной перестройки особенно способствует осознание субъектом последствий своего действия для нуждающегося в помощи человека. Однако на следующей, третьей стадии рассматриваемого процесса переживание морального долга может уменьшиться и быть нейтрализованным защитными механизмами, заставляющими усомниться в целесообразности или уместности оказания помощи. Решающую роль при этом играет процесс отрицания ответственности.

 

1.5 СОПЕРЕЖИВАНИЕ ( ЭМПАТИЯ ).

Нормы могут мотивировать действие помогающего, выступая в качестве подкрепления со стороны других людей, или самоподкрепления. Однако в оказании помощи важную роль играет способность человека к сопереживанию. Акт помощи может устойчиво и непосредственно побуждаться мыcленным перемещением субъекта на место нуждающегося в помощи и предвосхищением улучшения его положения в результате своих действий. В отличии от простых симпатии и жалости сопереживание субъекта мотивирует деятельность помощи. Чем больше человек способен и склонен к такого рода сопереживанию, тем выше его готовность к помощи в конкретном случае. Такое объяснение обогащает понимание альтруистического деяния, добавляя к внешнему и внутреннему подкреплению еще один мотивационный принцип - подкрепление сопереживанием.

Сопереживание другому предполагает, что субъект не слишком поглощен собой и своими стремлениями. Как отмечает Л.Берковитц , в том случае, когда человек в своих переживаниях чрезмерно сосредоточен на себе, его готовность к оказанию помощи на самом деле уменьшается. Вместе с тем радостное настроение, вызванное, например, переживанием успеха или внушенным состоянием приподнятости, повышает готовность к помощи.

В целях прямого доказательства эмпатийного подкрепления Ж.Аронфрид разработал теоретическую концепцию, согласно которой в основе альтруистического поведения лежит предрасположенность к сопереживанию эмоционального состояния другого человека. Ж.Аронфрид и В.Паскаль попытались доказать существование эмпатийного подкрепления в экспериментах с детьми. Один из опытов происходил следующим образом. Ребенок вместе с экспериментатором сидел перед ящиком с двумя рычагами. При нажатии на один рычаг из ящика выпадала конфета, при нажатии на другой - на Зс вспыхивал красный свет. Лишь на второе из этих действий ребенка экспериментатор реагировал выражением радости ( улыбаясь, он неотрывно смотрел на красный свет и говорил: "Вот он красный свет" ). Затем, не отводя взгляда от красного света, он ласково обнимал ребенка. На втором этапе экспериментатор сидел перед ящиком и видел красный свет. Ребенок мог выбирать между красным светом (приносившем радость экспериментатору ) и конфетой для себя. В сравнении с испытуемыми двух контрольных групп, которые на первом этапе опыта имели дело либо с радостными эмоциями экспериментатора, либо с его ласковым объятием, дети, испытавшие то и другое вместе, чаще выбирали красный свет, причем они выбирали его чаще, чем конфеты. Таким образом, при созвучности сопереживания эмоциональному настрою другого человека дети отказываются от материального вознаграждения, чтобы доставить другому радость. Причем они быстро научались не только тем действиям, которые подкреплялись альтруистическим воздействием радости другого человека, но также и теми ( вначале их показывал экспериментатор ), которые подкреплялись облегчением страданий другого.

К настоящему времени объяснение роли сопереживания при оказании помощи наиболее разработано Ж.Коком, С.Бэтсо-ном и К.Мак-Дэвисом. Они предложили двухступенчатую модель, согласно которой принятие на себя роли нуждающегося в помощи ( постановка себя на его место ) сначала порождает эмоцию сопереживания , которая, в свою очередь, ведет к осуществлению действия помощи. Как таковая постановка себя на место другого, если она не сопровождается опосредующей эмоцией сопереживания, оказанию помощи не способствует. Эту зависимость авторы подтвердили с помощью экспериментов . Как показали Кок и его коллеги, эмоциональное сопереживание состоянию нуждающегося в помощи человека является решающим фактором. Оно вызывает размышления о последствиях своего действия, способных улучшить положение нуждающегося в помощи человека. Поскольку предвосхищаемый при этом позитивный эмоциональный сдвиг в самочувствии другого обладает положительной привлекательностью, сопереживание мотивирует к альтруистической помощи.

2.МОТИВАЦИЯ АГРЕССИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ.

2.1 ПОНЯТИЕ АГРЕССИИ.

В обыденном языке слово " агрессия " означает множество разнообразных действий, которые нарушают физическую или психическую целостность другого человека ( или группы людей), наносят ему материальный ущерб , препятствуют осуществлению его намерений, противодействуют его интересам или же ведут к его уничтожению. Различение агрессивных и неагрессивных действий путем описания соответствующих поведенческих актов имеет мало смысла. Так, нарушение целостности тела в случае хирургического вмешательства не представляет собой агрессии, однако оно является ею в случае нападения с ножом в руках.

Различение великого множества похожих и непохожих друг на друга способов поведения лишь тогда достигают своей цели, когда последствия, к которым стремится субъект, осуществляя действие, можно свести к одному общему знаменателю - намеренному причинению вреда другому человеку. Уже в 1939 году в своей монографии " фрустрация и агрессия " Ж.Доллард, Л.Дуб, Н.Миллер, О.Моурер, Р.Сирс в определении агрессии отвели место намерению повредить другому своим действием: "акт, целевой реакцией которого является нанесение вреда организму".

Впоследствии такие авторы, как А.Бусс, А.Бандура, Р.Уолтерс попытались описать агрессию как причинение вреда. Однако большинство исследователей сочли такое определение неудовлетворительным и отказались от него, ибо оно ведет к рассмотрению непреднамеренного нанесения вреда как агрессии, а целенаправленного вредоносного действия, не достигшего, однако, своей цели, как неагрессивного поведения.

"Агрессия может быть определена как специфически ориентированное поведение, направленное на устранение или преодоление всего того, что угрожает физической и (или) психической целостности живого организма."

"Мы полагаем, что мотивом агрессии является такое нанесение вреда другим или интересам других, которое устраняет источники фрустрации, в результате чего ожидается благоприятный эмоциональный сдвиг. Достижение такого сдвига представляет собой цель мотивированного агрессией поведения."

Оба приведенных выше определения - одно из которых принадлежит зоопсихологу (Л.Валзелли), а автором другого является специалист в области когнитивной психологии мотивации (Н.Корнадт) - содержат указание на побудительные условия агрессивных действий. Согласно обоим определениям, агрессия всегда является реакцией враждебности на созданную другим фрустрацию ( препятствие на пути к цели, ущерб интересам субъекта ) независимо от того, была ли эта фрустрация, в свою очередь, обусловлена враждебными намерениями или нет. Однако, это обстоятельство - приписываются ли источнику фрустрации враждебные намерения или не приписываются - имеет решающее значение.

Вместе с тем возможны и такие случаи агрессии, которые не являются реакцией на фрустрацию, а возникают "самопроизвольно", из желания воспрепятствовать, навредить кому-либо, обойтись с кем-то несправедливо, кого-нибудь оскорбить. Поэтому необходимо различать реактивную и спонтанную агрессию. Ряд немаловажных различий отметил С.Фешбах, разграничив друг от друга экспрессивную, враждебную и инструментальную агрессию. Экспрессивная агрессия представляет собой непроизвольный взрыв гнева и ярости, нецеленаправленный и быстро прекращающийся, причем источник нарушения спокойствия не обязательно подвергается нападению ( типичным примером могут служить приступы упрямства у маленьких детей ). Наиболее важно различение враждебной и инструментальной агрессии. Целью первой является главным образом нанесение вреда другому, в то время как вторая направлена на достижение цели нейтрального характера, а агрессия используется при этом лишь в качестве средства (например, в случае шантажа, воспитания путем наказания, выстрела в захватившего заложников бандита).

Инструментальную агрессию Фешбах подразделяет на индивидуально и социально мотивированную, можно также говорить о своекорыстной и бескорыстной, или антисоциальной и просоциальной агрессии.

Важность этих различий В.Рул подтвердил определенными экспериментальными данными. Испытуемые должны были прочитать нечто вроде показаний участника о трех случаях агрессии, связанных с потерянным кошельком, и высказать свое мнение о том, является ли эта агрессия правомерной и заслуживает ли наказания. В первом случае рассказчик доходит до физического столкновения с оказавшимся бесчестным нашедшим кошелек человеком ради того, чтобы вернуть кошелек законному владельцу (просоциальная инструментальная агрессия). Во втором он отбирает кошелек и оставляет его себе (антисоциальная инструментальная агрессия), в третьем - ударяет присвоившего кошелек человека, побуждаемый моральным негодованием (враждебная агрессия). Как показали результаты, 16-17 школьники считают просоциальную инструментальную агрессию более правомерной и менее заслуживающей наказания, чем враждебную, а эту последнюю более правомерной и мене

Похожие работы

<< < 1 2 3 4 5 > >>