Мотивация просоциального и агрессивного поведения

Самооценка: Процессы самооценки представляют собой решающий детерминант агрессивности субъекта, уровень самооценки регулирует внутренне обязательные нормативные стандарты, которые могут как

Мотивация просоциального и агрессивного поведения

Информация

Психология

Другие материалы по предмету

Психология

Сдать работу со 100% гаранией
сходить из понесенных затрат, то в ситуации присвоения доллара следует учитывать затраты трех типов: затраты, которых стоила владельцу доллара его потеря; затраты нашедшего, связанные с возможностью попасться; затраты нашедшего, связанные с понижением самооценки. Таким образом затраты и польза могут состоять не только материальных благах, затрачиваемых субъектом усилиях, времени и т.д., но и в потере или приобретении возможностей реализации других, направленных на достижение своего собственного блага мотивов. На деле оказывающий помощь принимает также в расчет соотношение затрат и пользы для обратившегося за помощью, особенно в тех случаях, когда последствия неоказания помощи были бы слишком существенны.

Чем менее понятно действие помощи с точки зрения анализа затрат, тем скорее оно объясняется особенностями личности оказавшего помощь человека, его бескорыстием. Если анализ затрат применить к притче о сострадательном самаритянине, мы вынуждены будем обратиться к явной личностной атрибуции. Действие самаритянина потому кажется нам столь бескорыстным, что оно противоречит типу поведения, навязываемому обстоятельствами, и должно быть приписано ярко выраженным личностным особенностям оказавшего помощь. Затраты, которых стоит оказание помощи, здесь велики, затраты же, связанные с отказом от помощи, напротив, практически равны нулю, ибо на уединенной дороге не было никого, кто мог бы привлечь самаритянина к ответственности за неоказание помощи; чрезвычайно высокими, вплоть до потери жизни, были бы лишь затраты жертвы разбойников.

 

1.3 НОРМЫ.

Сколь бы ни оказалось сильным влияние спровацированных ситуацией соображений о связанных с действием помощи затратах на совершение этого действия, их объяснительные возможности неуклонно падают по мере того, как помощь становится все более ориентированной на благо другого человека и дает отрицательный баланс затрат для помогающего субъекта. Очевидно, что независимо от связанных с затратами соображений оказание помощи ориентировано также на соблюдение норм или некоторых универсальных правил поведения. Нормы, требующие оказания помощи, имеют давнюю традицию; в серьезных случаях неоказание помощи может караться по закону,

Существует несколько социальных норм нравственного порядка, характерных для поведения человека в современном цивилизованном обществе. Исходя из них можно объяснить альтруистическое поведение. Одной из таких норм является норма социальной ответственности. Норма социальной ответственности требует оказания помощи во всех случаях, когда нуждающийся в помощи находится в зависимости от потенциального субъекта помощи, например, в силу того, что он слишком стар, болен или беден и нет другого человека или социального института, который взял бы на себя заботу о нем. Влияние этой нормы подтверждается экспериментом, в котором помощь руководителю зависела от эффективности работы его сотрудников. Чем больше руководитель нуждался в помощи (например, для выигрыша приза), тем выше была готовность к помощи у сотрудников. Эта закономерность наблюдалась и когда испытуемый-сотрудник заранее был уверен, что ни нуждающийся в помощи руководитель, ни экспериментатор не узнают о его усилиях.

Ответственность, основанная на зависимости другого человека, может видоизменяться под влиянием различных факторов, особенно под влиянием каузальной атрибуции возникновения потребности в помощи. Чем больше нуждающийся в помощи человек оказывается виновником своего положения, тем меньше окружающие чувствуют себя ответственными за оказание ему помощи. В случаях, когда зависимость нуждающегося в помощи человека достигает столь высокой степени, что начинает чересчур сильно ограничивать внутренне переживаемую свободу действий субъекта помощи, может наблюдаться своеобразная "реактивность": ожидаемое или требуемое оказание помощи представляется субъекту действием слишком обременительным, и он стремится освободиться от него, чем уменьшает свою готовность к помощи. Подчеркивать норму ответственности и тем самым усиливать готовность к помощи может влияние образца. Например, если водитель видел, как женщине, у которой случилась небольшая авария с колесом автомашины, оказывалась помощь, то он скорее окажет помощь при скорой новой встрече с новой жертвой такой же (подстроенной) аварии. Причем влияние образца бывает более сильным в случае, когда субъект непосредственно видит само действие помощи, а не слушает нравоучительный рассказ о нем.

Другой социальной нормой, определяющей оказание альтруистической помощи, является норма взаимности. Смысл ее состоит в моральном обязательстве человека платить добром за добро. Действенность нормы взаимности наглядно демонстрирует лабораторный эксперимент. Так, испытуемые значительно больше помогают в выполнении определенной работы другому испытуемому, если он до того не отказывался помочь им самим. Признательность оказывается особенно сильной, если человек приходит на помощь не вследствие предписания, а по доброй воле. Помощь, оказываемая с расчетом на взаимность , может преследовать различные цели. Во-первых, субъект может хотеть получить компенсацию за оказанную помощь. Во-вторых, он может хотеть обязать получившего помощь человека помогать ему ( тому, кто помог ) в будущем. Наконец, помощь может быть оказана с тем, чтобы благодарность как погашение долга получившего помощь человека была возможна лишь в определенной степени. Мера субъективно переживаемой обязательности выполнения нормы взаимности получившим помощь человеком зависит главным образом от оценки намерений помогающего и самой оказанной помощи. Мотивация помогающего воспринимается тем недоверчивее, чем утрированнее кажется помощь и чем менее она отвечает особенностям положения попавшего в беду человека. В таких случаях возникает подозрение, что оказывающий помощь преследует корыстные цели, обязывая получающего помощь в соответствии с нормой взаимности компенсировать эту помощь в будущем. Вместе с тем помощь, не рассчитанная на взаимность, также может вызвать слабую благодарность или даже враждебность. Это происходит, когда получивший помощь чувствует себя чрезмерно обязанным и не имеет возможности отблагодарить за нее, здесь мы опять встречаемся с ведущим к "реактивности" ограничением свободы действий. Напротив, получивший помощь будет тем сильнее стремиться к взаимности, чем быстрее она последовала и чем больше отвечала ситуации, чем бескорыстнее (не связанными с расчетом на взаимность) были намерения помогающего и чем выше оказались затраты на оказание помощи.

Действенность выше перечисленных норм с точки зрения личностных различий зависит от того, насколько каждый человек присвоил себе эти нормы. Чем менее они переживаются личностью как внутренне обязательные стандарты, тем более их влияние на действие ограничивается предвосхищением позитивных и негативных санкций, которые будут наложены извне в виде наказания или награды. В этом случае соответствие действия нормам сильно зависит от того, насколько оно доступно последующей оценке и подкреплению другими людьми . Напротив, чем более нормы интериоризованы в качестве стандартов поведения личности , тем сильнее деятельность определяется предвосхищением ее последствий для самооценки и тем меньше она зависит от внешних обстоятельств.

 

1 .4 САМООЦЕНКА И САМОПОДКРЕПЛЕНИЕ.

Одно из последствий действия - наступающая за ним и осуществляемая самим субъектом оценка того, насколько он, совершая это действие, оставался верным внутренне принятым им нормативным ценностям (т.е. самоподкрепление). Привлекательность для субъекта в этом случае определяется предвосхищаемыми эмоциональными состояниями: с одной стороны, такими, как удовлетворенность верностью требованиям личностно значимых ценностей, радость от исполнения хорошего дела , с другой - такими, как переживание стыда и вины за несоблюдение норм, которые субъект считал для себя внутренне обязательными.

Модель просоциального поведения с привлекательнотью самооценок разработал и обосновал С.Шварц. В его модели мотивирующий фактор содержится в самооценке потенциального субъекта помощи. Восприятие бедственного положения другого человека актуализирует относящиеся к самому себе ожидания, и именно они ведут к переживанию морального долга. Далее поведение " мотивируется желанием действовать в согласии со своими ценностями так, чтобы сохранить представление о себе и избежать ущемления чувства собственного достоинства". В своей модели альтруистического действия Шварц различает складывающиеся из 9 этапов 4 стадии : актуализацию личной ответственности, актуализацию моральной обязанности, проверку и отклонение и, наконец, действие (или бездействие ). Более конкретно эти фазы выглядят следующим образом: "[.Стадия актуализации: восприятие нужды и ответственности.

1. Осознание того, что человек находится в состоянии нужды.

2. Понимание того, что существуют действия, способные облегчить его положение.

3. Признание своей способности содействовать такому облегчению.

4. Восприятие себя в определенной мере ответственным за изменение ситуации.

II. Стадия обязанности: конструирование норм и зарождение моральной обязанности.

5. Активация существовавших ранее или заданных ситуацией личностных норм.

III. Стадия защиты: рассмотрение потенциальных реакций, их оценка и переоценка.

6. Определение затрат и оценка возможных исходов ( если какая-либо из реакций приводит к очевидно оптимальному балансу затрат, то следующие два этапа могут быть пропущены, В противном случае за этапом 6 следуют 7 и 8 и процесс оценивания повторяется один или несколько раз ).

7. Переопределение ситуации и ее переоценка посредством отрицания:

а) состояния нужды ( его реальности или серьезности );

Ь) ответственности за свое действие;

с) уместности актуализированных перед этим норм или чего-либо другого.

8. Повторение предшествующих этапов

Похожие работы

< 1 2 3 4 5 > >>