Московское государство в период смутного времени

Но кроме таких благочестивых наклонностей Федор показывал и другие, напоминавшие нрав родителя: он любил смотреть

Московское государство в период смутного времени

Контрольная работа

История

Другие контрольные работы по предмету

История

Сдать работу со 100% гаранией

Московское государство в период смутного времени

 

1. Кризис власти и общества: начало Смуты

 

За годы правления русского царя Ивана IV Грозного произошло глобальное истощение Московского государства. Бедствия времен опричнины, Ливонская война, полное хозяйственное разорение, крепостнические законы, репрессии, эпидемии ввергли простых людей в нищету и голод, вызвали их массовое бегство на окраинные земли и в соседние государства. Уже в 70-80-е гг. XVI в разорение крестьян и горожан приняло катастрофические масштабы. Многие города и селения обезлюдели и пришли в запустение, их жители либо вымерли, либо погибли, либо бежали. Даже такие города, как Новгород, Псков, Коломна и Муром обезлюдели на 80-90 %. «Купцы и мужики с недавнего времени обременены большими и невыносимыми налогами», - записал в дневнике Джильс Флетчер, который в 1588-89 гг. был английским послом в Москве.

Феодальная знать искала выход из хозяйственных и социальных потрясений в ужесточении крепостничества, что привело на протяжении XVI века к росту государственных налогов в 30 раз. Раньше крестьяне имели право раз в году (по окончании осенних полевых работ) в течении двух недель (за неделю до Юрьева дня и неделю после Юрьева дня) переходить от одного хозяина к другому. В 1581 г они лишились этого права. Власти запретили переход крестьян от одного владельца к другому, а посадских людей из одного посада в другой.

Еще больше ухудшилось положение холопов: те, кто поступал в кабалу за долги, в 80-90-е гг. XVI в. потерял право освобождения даже после уплаты долга, оставаясь в кабальной зависимости до смерти хозяина. И хотя в 90-х гг. и в первые годы нового столетия положение несколько улучшилось ( власти приняли такие меры, как объявление амнистий, снятие недоимок по налогам, попытались заменить прямой налог косвенным и регламентировать повинности крестьян), никакие меры уже не могли улучшить положение низших социальных слоев и предотвратить назревавший взрыв. Все складывалось одно к одному: народные бедствия, социальный кризис, обострение клановой борьбы в верхах в условиях династического кризиса, нарастание противоречий в деревне. Таковы составляющие Смутного времени.

В припадке гнева Иван Грозный убил своего старшего сына Ивана, такого

же крутого нравом, как и его отец. После смерти Ивана Грозного на трон взошел его средний сын Федор. Болезненный и слабоумный, он находился под сильным влиянием своей жены Ирины. Сакраментальная фраза, вложенная в его уста А.К. Толстым ( «Я царь или не царь?»), очень точно характеризует Федора Ивановича. Чем же занимался и как жил этот государь сын Ивана Грозного? Вот что писал Н. Костомаров о дневном распорядке царя Федора.

«Царь Федор Иванович был чужд всего соответственно своему малоумию. Вставал в четыре часа; приходил к нему духовник со святой водой и с иконой того святого, чья память праздновалась в тот день. Царь читал вслух молитвы, потом шел к царице, которая жила особо, вместе с нею ходил к заутрене, потом садился в кресло и принимал близких лиц, особенно монахов; в 9 часов утра шел к обедне, в одиннадцать часов обедал, потом спал, потом ходил к вечерне , иногда же перед вечернею в баню. После вечерни царь до ночи проводил время в забавах: ему пели песни, сказывали сказки; шуты потешали его кривляньями. Федор очень любил колокольный звон и сам иногда хаживал звонить на колокольню. Часто он совершал благочестивые путешествия, ходил пешком по московским монастырям, посещал вместе с царицею Троицкую обитель, монастырь Пафнутия Боровского и другие.

Но кроме таких благочестивых наклонностей Федор показывал и другие, напоминавшие нрав родителя: он любил смотреть на кулачные бои и битвы людей с медведями. Челобитники, обращавшиеся к нему, не видели от него участия: «избегая мирской суеты и докуки», он отсылал их к Борису. Царица Ирина от своего имени иногда давала милостивые повеления и в день своего ангела выпускала узников из темниц. Слабоумие Федора не внушало, однако, к нему презрения: по народному воззрению, малоумные считались безгрешными и потому назывались «блаженными». Монахи восхваляли благочестие и святую жизнь царя Федора: ему приписывали дар прозрения и прорицания; рассказывали, между прочим, что во время нападения Казы-Гирея на Москву блаженный царь молился и предрек бегство крымцев».
Бывший опричник, зять Малюты Скуратова-Бельского и брат царицы Борис Годунов был ближе всех к новому правителю. Никто не мог оттеснить его от царя. Единственным опасным соперником Бориса Годунова мог быть дядя царя Никита Романов. Но в тот же год, когда умер Грозный, этого старика разбил паралич. Хотя он и жил еще до апреля 1586 г., но никакого активного участия в управлении государством уже не принимал.
Из остальных соправителей наибольшую опасность для Бориса представлял князь Иван Петрович Шуйский, который не имел сильного влияния на царя и царицу, зато имел значительную придворную партию и поддержку у знатных фамилий и московского купечества. Кроме того, Шуйского поддерживал митрополит Дионисий.
В 1598 г. в Московской Руси началось правление Бориса Годунова. Его родословная начиналась от татарского мурзы Чета, принявшего в ХIV в. крещение под именем Захария от митрополита Петра и переехавшего на Русь. На свои средства новокрещенный Захария построил под Костромой Ипатьевский монастырь, ставший семейной святыней и фамильным склепом для его потомков. Внук Захарии Иван Годун стал прародителем той ветви рода мурзы Чета, которая от прозвища «Годун» получила фамилию Годуновых. Годуновы не имели никакого значения в русской истории, пока один из правнуков первого Годунова Федор не стал тестем царевича Федора Ивановича.
На протяжении полутора лет после кончины Ивана IV Борис Годунов вынужден был уживаться с соправителями, но, в конце концов, расправился с Мстиславским и стал выжидать случая, чтобы разделаться с Шуйскими. Понимая, что лучшая оборона это нападение, Шуйские в сговоре с митрополитом Дионисием созвали к себе влиятельных людей из знатных фамилий, купцов и служилых и уговорили подписаться под царской челобитной. В ней якобы от имени всего народа они просили Федора развестись с бездетной Ириной и выбрать себе другую жену, которая сможет родить наследника. Заговорщики предполагали женить царя на княжне Мстиславской, отец которой был насильно пострижен в монахи. Но Годунов опередил противников. Он обратился к митрополиту и представил дело так, что развод станет не только бесполезным, но и беззаконным. Он уповал на то, что Федор и Ирина еще слишко молоды и смогут иметь детей. Но даже если бы Ирина оказалась бесплодной, то у Федора есть брат Дмитрий.
Митрополит Дионисий поверил в подобные заверения и стал уговаривать Шуйских отказаться от своих замыслов. Он и помыслить не мог, что и его участь уже предрешена. По поддельному доносу были арестованы и заключены под стражу Иван Петрович Шуйский, его сын Андрей, а также Василий Скопин-Шуйский, князья Татевы, Урусовы, Быковы, Колычевы и множество других купцов, служилых людей и гостей из числа сторонников Шуйских.
Многих знатных людей сослали в ссылки в отдаленные города, Федору Нагому отрубили голову, княжну Мстиславскую постригли в монахини, а митрополита Дионисия сослали в Хутынский монастырь. Вместо него Борис посадил на престол ростовского архиепископа Иова, 25 января 1589 г. посвященного в первые русские патриархи. Но Годунов и после расправы с противниками не мог чувствовать себя в полной безопасности. Его воображение продолжали будоражить потомки по царской линии царевич Дмитрий, а также Мария, дочь Владимира Андреевича, двоюродная племянница Ивана Грозного, вдова короля Магнуса, и ее малолетняя дочь Евфимия.
Расправу с Дмитрием он отложил до удобного случая и взялся за Марию. Еще в 1585 г. Борис Годунов поручил английскому купцу Горсею уговорить Марию Владимировну переехать с дочерью из Риги в Москву. Он обещал ей не только достойный прием, но и вотчины. Королева поверила и бежала из Риги в Москву. Поначалу Годунов принял ее, как и обещал, одарил деньгами и вотчинами. Однако вскоре Марию разлучили с дочерью, насильно увезли и постригли в Пятницкий монастырь близ Троицы, а в 158 9г. ее малолетнюю дочь с королевскими почестями похоронили у Троицы. Все твердили, что Годунов отравил ребенка.
Оставался царевич Дмитрий, подраставший в почетной ссылке в Угличе. Федор был бездетен, слаб здоровьем, и в случае его смерти царевич Дмитрий был бы провозглашен его преемником на престоле. Для Годунова это означало неминуемую смерть. Нагие и сторонники Дмитрия не простили бы ему ни его прошлого величия, ни своего унижения и удаления от царя. До него уже тогда доходили слухи, что Дмитрий проявлял кровожадные наклонности отца и, играя со сверстниками, лепил из снега человекоподобные фигуры. Одну из них он называл именем Годунова, остальные именами его ближайшего окружения. Он жестоко колотил их, рубил головы, ноги, руки и приговаривал: «Вот как будет, когда я стану царствовать!»
В 1591 г. Борис Годунов отправил в Углич присматривать за царицей Марией Нагой, ее окружением и царевичем Дмитрием своих преданных людей: дьяка Михаила Битяговского с сыном Данилой и племянником Никитой Качаловым. Нагие не терпели этих людей и непрестанно ссорились с ними, И вот 15 мая 1591 г. в полдень пономарь соборной угличской церкви ударил в колокол. Со всех концов Углича во двор царицы сбежался народ и увидел мертвого царевича. У него было перерезано горло. В исступленных рыданиях Мария Нагая обвинила в убийстве сына приставленных Годуновым людей. Без всякого разбирательства толпа тут же схватила и убила Михаила и Данилу Битяговских и Никиту Качалова. Сына царевичевой мамки Волоховой притащили в церковь и поставили перед царицей. Мари

Похожие работы

1 2 3 4 5 > >>