"Хезболла" как инструмент ИРИ в эскалации арабо-израильского конфликта

  Цитируется по: Штейнберг М. Три армии одной страны // Независимое военное обозрение (НЕО). 04.07.2003. Сажин В.И. Вооруженные силы Ирана // Зарубежное

"Хезболла" как инструмент ИРИ в эскалации арабо-израильского конфликта

Информация

Юриспруденция, право, государство

Другие материалы по предмету

Юриспруденция, право, государство

Сдать работу со 100% гаранией
жом создают агентурную сеть путем вербовки местных исламистов, прежде всего в иранской диаспоре стран Европы, Северной и Южной Америки, Азии и Африки. В странах, где укоренен шиизм, эта иранская спецслужба опирается на сеть местных мечетей, медресе, культурных и благотворительных организаций6. Помимо этого, «Коде» осуществляет контроль и координацию деятельности проиранских шиитских организаций.

Задачи, которые решают силы «Коде», вытекают из военно-политической обстановки, складывающейся в конкретное время в регионе и мире.

Сегодня эта обстановка характеризуется тремя основными факторами:

1. Изменения в политической ситуации в регионе, связанные со смертью Ясира Арафата и избранием Махмуда Аббаса президентом Палестинской Национальной Администрации, что открыло позитивные возможности для урегулирования арабо-изральского конфликта.

2. Кризис в Ливане в связи с убийством бывшего премьер-министра Ливана Рафика Харири.

3. Состоявшиеся выборы в Ираке и избрание президента страны и высшего руководства.

Однако необходимо признать, что все эти факторы в той или иной мере воздействуют на главную проблему проблему израильско-арабских отношений. Не секрет, что она весьма болезненна для Ирана. Поэтому все усилия иранских спецслужб направлены на ее решение, естественно, в пользу Тегерана.

Иран является одной из немногих, а быть может, единственной страной, не признающей возможность самого существования Государства Израиль. Позиция ИРИ по этому вопросу чрезвычайно радикальна. Ее неоднократно выражали иранские политики. Так, министр иностранных дел Ирана КамальХаррази заявил, что единственный путь к миру и спокойствию в Палестине заключается в создании свободного демократического государства с участием всех палестинцев, в том числе христиан и иудеев7. По сути, этот проект предусматривает уничтожение Государства Израиль путем его поглощения и перевод его граждан в положение религиозного меньшинства в большой Палестине, находящейся под управлением арабов-мусульман. Вполне понятно, что этот утопический план нереалистичен. Он идет вразрез как с позицией абсолютного большинства стран мира, так и решениями ООН.

Однако, несмотря на это, иранский лидер аятолла Али Хаменеи по-восточному образно, но решительно назвал Израиль «раковой опухолью на теле Ближнего Востока, подлежащей удалению»8.

Али Акбар Мохташами представитель реформистов и один из основателей организации «Хезболла», чрезвычайно аллегорично сравнив Израиль с «ножом в сердце исламского мира», заявил, что «настало время сопротивления агрессии великих держав и особенно агрессии их незаконного, не легитимного представителя в регионе Израиля, который должен быть уничтожен»9.

На этой константе держится все палестинское направление ближневосточной политики Тегерана.

Совершенно ясно, что, занимая такую радикальную позицию, нынешнее руководство ИРИ выступает против любого сближения палестинцев и израильтян в вопросах разрешения этой важнейшей проблемы. Совсем недавно официальный представитель МИД Ирана Хамид Реза Ассефи заявил, что не видит варианта мирного урегулирования ближневосточного кризиса. «Политика Израиля основана на создании напряженности и кризисных ситуаций, поэтому нельзя даже предположить, что сионистский режим и Палестина достигнут мира, это не реально», заявил Ассефи. По его мнению, «никакой связи между урегулированием ближневосточного кризиса и непризнанием Ираном Израиля как государства не существует». При этом он особо подчеркнул, что «Исламская Республика в любом случае никогда не признает Израиль, и это наше дипломатическое право»10.

В иранской столице прекрасно понимают, что возможность разблокирования ближневосточного мирного процесса может привести к ослаблению позиций Ирана и в целом изменению баланса сил на Ближнем и Среднем Востоке не в пользу ИРИ. Поэтому последние события в регионе, давление США (и по палестинской проблеме также) на Сирию и Ливан, которые являются одними из главных союзников Тегерана, вызывают особую озабоченность иранских руководителей. При этом Тегеран постоянно выражает твердое намерение поддерживать исламское сопротивление на юге Ливана и в Палестине. Иран крайне заинтересован в том, чтобы не дать США изолировать себя от участия в важнейших политических процессах на Ближнем Востоке. Этим целям служит проиранская шиитская военно-политическая организация «Хезболла».

Одним из основных орудий в осуществлении секретной миссии ИРИ на Ближнем Востоке является движение «Хезболла»11.

Организация «Хезболла» появилась на свет после победы исламской революции в Иране. И это не случайно. Новое исламское государство ИРИ сразу же с момента возникновения заявило о своей бескомпромиссной борьбе против Израиля и США. Для этого Тегерану необходимо было иметь эффективное орудие. Таким орудием была призвана стать шиитская военно-политическая организация «Хезболла».

При создании «Хезболлы» основной частью ее политико-идеологического базиса был определен джихад, направленный против сионизма и империализма. Цель организации уничтожение Израиля, установление исламского контроля над Иерусалимом, создание в Ливане исламского государства по образцу Ирана. В декларации «Хезболлы» от 1985 г. сказано: «Решение ливанских проблем учреждение Исламской республики, так как только этот тип режима может гарантировать правосудие и равенство для всех ливанских граждан. Все это самым непосредственным образом совпадало с идеями аятоллы Хомейни. Даже больше того: идеологией новой организации стала идеология «хомейнизма».

Усиливая с помощью Ирана свое влияние в Ливане, Сирии, во всем регионе, «Хезболла» превратилась в базу вербовки, подготовки, обучения иранской и арабской агентуры для проведения активных мероприятий в регионе с целью дестабилизации там внутриполитической обстановки и создания условий для начала исламских революций. Эта деятельность осуществляется путем партизанской войны, террора, а также саботажа, покушений на видных политических и государственных деятелей, проведения диверсий, захвата заложников, инициирования беспорядков и т.д. Часто отряды «Хезболлы» вели прямые боевые действия подобно кадровым вооруженным силам.

Необходимо отметить, что использование боевиков-смертников для осуществления террористических актов было своеобразным ноу-хау «Хезболлы». Появление боевиков-самоубийц начинает свой отсчет с 1983 г. Тогда в Ливане члены шиитской организации садились за руль грузовиков, начиненных тоннами взрывчатки, и направляли их на казармы американских и французских войск в Бейруте. Эти теракты ускорили вывод из Ливана воинских контингентов США, Франции, Англии и Италии.

Эффект, достигнутый террористами, вдохновил их на новые «подвиги». За этими атаками последовали другие12.

В январе этого года Международный институт контртеррористической политики (МИКП), находящийся в Израиле, опубликовал данные по терактам, совершенным боевиками-смертниками за десятилетний период (с 1994 по 2004 год). Первое место по количеству таких атак за последние десять лет занимает Израиль. Его граждане подвергались нападениям палестинских смертников 120 раз. За ним следует Ирак 39 нападений, Шри-Ланка 23, Россия 14, Кашмир (Индия) 513.

Однако к началу нового столетия в связи с известными изменениями в доктринальных установках и корректировкой политического курса Ирана интенсивность мероприятий, проводимых «Хезболлой», несколько снизилась.

Несмотря на это, «Хезболла» продолжала оставаться своеобразным иранским плацдармом на широком поле сложнейших взаимоотношений в многоугольнике: Израиль Ливан Палестина Сирия Иран. Причем следует отметить, что как в самом Ливане, так и в Палестине борются, часто вооруженным путем, различные военно-политические группировки. Кроме того, в Израиле, Сирии и самом Иране в высших эшелонах власти также нет абсолютного единства взглядов на процесс урегулирования ближневосточного кризиса в целом, а также конкретно израильско-палестинских, израильско-ливанских, израильско-сирийских и израильско-иранских отношений.

Нет единства и в самом Движении «Хезболла». Часть из его лидеров настаивает на переводе активности «Хезболлы» в легальное политическое русло. Другие продолжают требовать радикализации ее деятельности.

Более того, в странах дислокации «Хезболлы» отношение к этой шиитской группировке неоднозначное. Например, сирийское руководство, имеющее к ней самое непосредственное отношение, все же с долей настороженности относится к этой боевой структуре. Как считают наблюдатели, президент Сирии Асад терпит ее у себя, поскольку других рычагов давления на Израиль у него под рукой нет. Израиль аннексировал в 1967 г. сирийские Голанские высоты, а на Востоке в ходу поговорка: «Враг моего врага мой друг». Воюющая с Израилем террористическая «Хезболла» как раз тот случай.

А чтобы шиитские боевики не слишком зарывались, асадовские «ассасины» время от времени убирают их полевых командиров, подкладывая мины в машины или другими не менее изобретательными способами. Разумеется, потом всё списывается на коварный «Моссад». Весь сирийский народ дружно погружается в траур по очередному «герою, павшему в борьбе с израильскими оккупантами»14.

По оценкам зарубежных СМИ, организация Хезболла насчитывает 33,5 тыс. человек (в т.ч. до 150 военнослужащих иранского КСИР). По некоторым другим, до 20 тыс. человек15. Наблюдатели отмечают, что от 500600 до 1000 человек входят в состав элитных подразделений боевиков.

Остальные представляют собой вспомогательные и учебные подразделения. На вооружении исламистов имеются артиллерийские орудия, минометы, ракетные устан

Похожие работы

< 1 2 3 4 5 > >>