"Тускуланские Беседы" Цицерона.

заимствовано из сочинений Платона - "Федон", "Федр", "Менон"

"Тускуланские Беседы" Цицерона.

Информация

Философия

Другие материалы по предмету

Философия

Сдать работу со 100% гаранией
о философия

вполне может оградить человека от всего этого и исполнение

этой цели считал ее главной задачей.

 

Трактат состоит из пяти книг:

 

I. О презрении к смерти.

II. О перенесении боли.

III. Об утешении в горе.

IV. О страстях.

V. О самодовлеющей добродетели.

 

Его литературная форма отлична от предыдущих

произведений. Трактат построен по образцу докладов или

лекций перед слушателями. "Лектор" отвечает на вопросы,

поставленные этими слушателями или даже им самим, часто

опровергая выдвинутые для обсуждения основные тезисы.

Слушатель ставит тезис, "учитель опровергает его и излагает

свое мнение, причем слушатель лишь иногда вставит замечание,

чтобы вызвать или растолкование неясного, или рассмотрение

незатронутой стороны вопроса. Подобная форма диспутов

использовалась уже и Карнеадом и Филоном. (Сам Цицерон

именует эту форму греческим термином "школа" ).

Основная проблема "Тускуланских бесед" - проблема

"эвдемонии", т. е. счастливой жизни и способов ее

достижения. В первой книге рассматривается вопрос, есть ли

смерть несчастие для людей; во второй - делает ли человека

несчастным физическая боль; в третьей - как можно оградить

себя от печали; в четвертой - от иных душевных расстройств

и, наконец, в пятой- достаточна ли для счастия добродетель.

Из этих вопросов особенно был близок Цицерону вопрос,

обсуждаемый в первой книге, должно ли считать смерть

наибольшим злом, потому что он занимался им в сочинении на

смерть своей дочери Туллии и пользовался отчасти теми же

источниками, так что многое оставалось только несколько

дополнить. Так же и пятая книга представляет собой более

пространное и популярное изложение того, о чем Цицерон

говорил в предыдущем трактате "О пределах добра и зла"; и

вообще вопрос - достаточно ли одной добродетели для счастия

- был им особенно разработан вследствие риторических

упражнений и предшествующих философских занятий.

 

Итак, после того, как я в общем обрисовала картину

строения трактата "Тускуланские беседы", попробую

остановиться поподробнее на каждой из книг сочинения,

особенно на тех местах, где Цицерон выражает свое мнение о

том, что есть философия и зачем она нужна. Следует

подчеркнуть, что каждая "беседа" предваряется вступлением,

где в полной мере в полной мере обнаруживается отношение

Цицерона к философии.

 

Но перед этим следует выяснить, какую же задачу ставил

перед собой Цицерон вообще занявшись философией. Дело в том,

что задача эта достаточно четко была сформулирована им

самим. В начале трактата "О пределах добра и зла" он пишет:

"Я считаю своей обязанностью, поскольку это в моих силах,

работать в том направлении чтобы благодаря моим стараниям,

усердным трудам все мои сограждане расширили свое

образование. " Цицерон взял на себя задачу осветить мыслью

важнейшие вопросы политической и нравственной жизни и

указать римскому обществу на спасительный источник

умственной деятельности, кроющийся в сочинениях греческих

философов. Сокровищница греческой философии была еще почти

не почата для соотечественников Цицерона. Он решил сделать

ее доступной им. Его целью было - достигнуть того, чтобы

римляне могли на своем родном языке знакомиться с

философскими идеями эллинов и искать в них того утешения,

которое находил в них он сам. Цицерон в принципе не

претендовал на самостоятельную философскую систему; он

преследовал целью изложения греческой философии на латинском

языке и соответствующей этому римской интерпретации. Об этом

он и говорит в начале "Тускуланских бесед": "А так как смысл

и учение всех наук, которые указывают человеку верный путь в

жизни, содержатся в овладении тою мудростью, которая у

греков называется философией, то ее-то я почел нужным

изложить на латинском языке. "

 

В связи с этим следует сделать некоторое отступление об

отношении римлян к философии. Ибо именно об этом говорит

Цицерон в начале первой "беседы" [ Tusc. I (1) - (8) ].

Первое определенное известие о занятии римлян

греческой философией дают нам сенатские определения, по

которым в 173 году эпикурейские философы, а в 161 году

риторы и философы были высланы из Рима. Не смотря на это,

интерес к греческому искусству и образованию вообще, а к

философии в особенности распространялся все больше и больше,

и когда афиняне в 155 году послали в Рим в качестве послов

Карнеада, Критолая и Диогена, римское юношество с таким

воодушевлением стремилось на их лекции, что национальная

партия, боясь за сохранение древнеримских нравов, подала

совет как можно скорее выслать этих философов из Рима. Но

интерес к философии был еще гораздо больше возбужден

примером Сципиона Младшего и кружка его друзей, чем лекциями

этих трех философов. Стоик Панетий жил в доме Сципиона и был

его спутником в путешествиях. В своих сочинениях он

занимался исключительно теми вопросами, которые особенно

интересовали римлян - нравственной философией, политикой. Он

смягчил строгость стоической морали, избегал чисто

теоретических исследований и внес в свои сочинения многое из

Платона и Ксенофонта. Учение эпикурейцев получило такое же

широкое распространение, как и учение стоиков. Кроме

знаменитого трактата Лукреция "О природе вещей", излагающего

эпикурейскую философию в поэтической форме, в то же время

многие писали об учении Эпикура и занимались исследованиями

природы, преследуя целью избавить читателей от суеверий и

ужаса перед смертью. Эти сочинения по всей вероятности

переводы с греческого. Они не сохранились до наших дней, и

хотя Цицерон судит о них, быть может, слишком строго, все-

таки из его слов видно, что изложение в них сухо и не

привлекательно для получивших ораторское образование того

времени, а исследования их поверхностны. Затем стало

известно учение перипатетиков и академиков, последнее через

Филона, который во время войны с Митриадом (88 год) удалился

в Рим. К учению академиков примкнули особенно те, которые

путем рассуждений pro и contra стремились улучшить свое

риторическое образование.

 

Но, все-таки, несмотря на широкое распространение

греческого образования, у римлян было некоторое

предубеждение против него. Они были горды своей собственной

житейской философией, если можно так назвать их нравственно-

политические правила. Но как бы то ни было существовал

известный римский дух, была особая римская политика, римский

гражданин представлял особый нравственный тип. Этим римляне

долго гордились и смотрели чуть свысока на все, что этому

типу было чуждо. На первых порах они даже враждебно

относились к греческой науке, как к элементу, который может

способствовать разложению данного типа. Большинство римлян

продолжало ко времени Цицерона с недоверием относиться к

греческой философии, и вот эти то предрассудки он постарался

разбить. О стремился обратить на пользу римлян достижения

греческой мысли. Цицерон полагал, что греки были либо

хорошими философами, либо хорошими ораторами, но совместить

эти две области они не могли. Это выпало только на долю

римлян, и Цицерон объявляет, что именно к такому синтезу

надо стремиться. Цицерон был истинным патриотом Рима, и

всякого рода философские, эстетические, нравственные и

другие проблемы интересовали его по преимуществу в связи с

мощью Римского государства, которому он служил всю жизнь и

без которого не мыслил себе никакой деятельности. Он никогда

не ставит римлян ниже греков; он утверждает, что во многом

первые даже превосходят последних. Сетует он лишь на одно: "

что философия до сих пор была в пренебрежении, так ничем и

не блеснув в латинской словесности. " [Tusc. I-III]

 

Цицерон первый задумал создать в Риме философскую

литературу, которая была бы понятна для непосвященных и

составляла бы приятное чтение для занимающихся ею, языком

ясным, точным и изящным, которая была бы, одним словом,

поучительна и приятна. Он поставил себе целью создать новую,

универсальную, римскую по духу

Похожие работы

< 1 2 3 4 5 > >>