"Идентичность" Эрика Эриксона

Курсовой проект - Психология

Другие курсовые по предмету Психология

Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



е проходит через личный опыт. Его составляющие и образы появляются, распределяясь между людьми всех временных периодов и всех культур… Согласно Юнгу, мы рождены с психологическим наследством, так же как с биологическим. Оба являются важными детерминантами поведения и опыта… Оно(к.б.) всегда обращается к своим коллективным целям и никогда - к Вашей индивидуальной судьбе. Ваша судьба является результатом сотрудничества между сознанием и бессознательным [Роберт Фрейджер, Джеймс Фэйдимен, 2002, 97]

Как мы видим, коллективное бессознательное - это наследуемое содержание бессознательного, которое регулирует эту часть психики сообразно накопленному психическому опыту предков.

Содержание коллективного бессознательного заполнено его структурным элементами - архетипами.

Одним из самых трудных понятий Юнга, вероятно, является архетип. Архетипы - это наследуемые склонности отвечать миру определенными способами. Они являются изначальными образами, воспоминаниями об инстинктивных энергиях коллективного бессознательного. Изначальный означает первый или исходный; следовательно, первый образ относится к самому раннему развитию психики. Человек наследует эти образы из прошлого своих предков, прошлого, которое включает всех человеческих предков, так же как и дочеловеческих, и животных (Jung in: Hall & Nordby, 1973, p. 39).

Сами архетипы являются формами без собственного содержания, которые служат для того, чтобы организовывать или направлять в определенное русло психологический материал. Они являются частью самой жизни - образы, которые целиком связаны с живущим индивидом мостом эмоций (Jung, 1964, р. 96).

Каждая из главных черт личности является архетипом. Эти структуры включают эго, персону, тень, аниму (у мужчин), анимус (у женщин) и самость [Роберт Фрейджер, Джеймс Фэйдимен, 2002, 97-98].

Эго и персона (социальная роль) относятся к сознанию, а Тень, Анима и Анимус, Самость составляют основные архетипы бессознательного. Тень - совокупность подавленного сознание, вымещенного в бессознательное неприемлимого психического материала, Анима и Анимус - образ мужчины или женщины, присутствующий в бессознательном у человека противоположного данному архетипу пола, и, наконец Самость.

Самость - наиболее важный и трудный для понимания архетип. Юнг назвал самость главным архетипом, архетипом психологического строя и целостности личности. Самость - архетип центрированности. Это единство сознания и бессознательного, которое воплощает гармонию и баланс различных противоположных элементов психики. Самость определяет функционирование целостной психики методом интеграции. Согласно Юнгу, сознание и бессознательное не обязательно противостоят друг другу, они дополняют друг друга до целостности, которая и является самостью (1928 b, р. 175).

Самость - глубокий внутренний руководящий фактор, который может показаться легко отличимым от сознания и эго, если не чуждым им. Самость - не только центр, но и периферия, которая охватывает и сознание, и бессознательное: это центр всего, так же как эго - центр сознания (1936 b, р. 41). Самость может проявляться в первую очередь в снах, как небольшой, незначительный образ. [Роберт Фрейджер, Джеймс Фэйдимен, 2002, 103]

Следует лишь напомнить, что чем более многочисленны и значительны бессознательные содержания, ассимилированные в эго, тем сильнее эго приближается к самости, даже если такое приближение будет составлять бесконечный процесс. [Карл Юнг, 1997, 4 глава]

Мы могли бы отметить адаптационный характер самости, тогда как основной ее характеристикой является примирение содержания сознательного и бессознательного, но это в то же время и глубинный руководящий фактор. Нельзя забывать и про то, что как и любой архетип, Самость является наследуемой, зависимой от социального и культурного содержания предков, и, в данном случае, не столько родителей, сколько чего-то более универсального, отражающего эволюционный процесс человеческой культуры в целом. Причем, символами самости Юнг называет Иисуса Христа, Будду, буддистскую мандалу, и так далее. Он проводит детальный анализ символического содержания Самости во многих своих работах. Самость, как пишет Юнг в Aion. Феноменология самости, на правах высшего порядка включает в себя Эго. И это важный момент в формировании нашего понимания, каким образом архетип может объединять содержание сознательного и бессознательного: оно не смешивает их, это скорее направленность сознания и бессознательного в одном направлении, и ни в коем случае не фатальная неопределенность или дублирование одного и того же содержания в двух несовместимых областях психики. Также хочется отметить, что Юнг пишет, что процесс достижения самости может быть бесконечным. В вышеуказанной книге, он описывает процессы интеграции эго и самости, рассматривая, их крайние, патологические варианты, когда одно ассимилирует в себя другое, другими словами, ставит в подчинение. Для того, чтобы избежать этого, необходимо, по его словам, провести демаркационное разграничение между этими структурами. Т.е, другими словами, эго и самость, скорее всего, никогда не сольются воедино, и этот процесс будет бесконечным, и сам он таит в себе определенные опасности. Если бы самость была целиком выводима из опыта, она бы и ограничивалась опытом, тогда как в реальности этот опыт неограничен и бесконечен... Если бы я был один со своей самостью, я бы знал обо всем, говорил бы на санскрите, читал бы клинопись, знал бы о доисторических событиях, был бы знаком с жизнью на других планетах и т.д. [Роберт Фрейджер, Джеймс Фэйдимен, 2002, 103]. Это понимание самости Юнгом. Оно носит весьма эзотерический, трансцендентальный характер, что вполне соответствует интересам Юнга в области религий, мистики и духовных практик. Мы могли бы сказать, что такое определение самости скорее походит на буддистское просветление. И такое слияние эго и самости, за исключением патологических случаев, скорей всего и понималось Юнгом как нечто похожее на достижения этого духовного состояния ясности, непротиворечивости и блаженства. Однако наши, сугубо психологические цели, не позволяют нам углубляться в изучение данной темы в рамках обозначенной темы.

Вспоминая наш первый вывод во второй части работы о том, что идентичность имеет своей целью согласование бессознательного и сознательного содержаний, мы можем функционально отождествить эти понятия. Вспоминая второй, в котором идентичность обладает социальной структурой, и, следовательно, так же является так же социально и культурно детерминированной, в основном самим способом ее передачи посредством закрепления и сохранения социальных паттернов воспитания и поведения, мы намерены отождествить ее с самостью структурно. Конечно, наследование культурных и социальных паттернов не может предоставлять из себя достаточное основание, чтобы интегрировать идентичность, как ее понимал Эриксон, в структуру коллективного бессознательного, однако это и не является нашей целью. Устранение методологических разногласий гораздо более трудоемкий процесс, мы же сейчас ограничимся исключительно формальным рассмотрением данной проблематики. А на основании сделанных сопоставлений, наша основная трудность состоит в том, что коллективное бессознательное представляет из себя охват куда более разнообразных и глубоких психических содержаний, нежели один механизм адаптации личного к социальному. Однако он является, по моему мнению, первоначальным импульсом развития общества и культуры, которые всегда были направлены на достижения абсолютного преобладания ценностей общего сознания над потребностями отдельных индивидов. Иначе говоря, чтобы частное (индивид) приспособилось к общему(обществу), необходимо, чтобы общее доминировало над частным, иначе оно не приведет к коллективному существованию, преимущество которого и является главной ценностью в организации любого общества. Это доминирование и определяется с установлением ценностных ориентаций человека, семьи, клана и так далее.

Таким образом, идентичность Эриксона может быть структурно отождествлена с самостью Юнга, но только как некий критический момент коллективного бессознательного, которое, согласно Юнгу, воздействует на каждого индивида независимо от его личных особенностей. Мы можем предположить, если выводы Юнга верны, что идентичность так же сталкивается с содержание коллективного бессознательного далеких предков в процессе организации жизненного опыта в эго индивидуума, как это происходит с самостью в процессе индивидуации. Последнее понятие сейчас мы поясним.

Одно из основных понятий у Юнга - индивидуация. Этим термином он обозначал процесс личностного развития, что подразумевает установление связей между эго и самостью. Эго является центром сознания; самость - ядром психики вообще, включая и сознание, и бессознательное. Процесс включает развитие динамической связи между эго и самостью с интеграцией различных частей психики: эго, персоны, тени, анимы и анимуса и других архетипов бессознательного. Когда люди становятся более интегрированными, они начинают выражать эти архетипы более тонкими и сложными способами

В общем архетипические образы имеют современные формы. Сегодня людям более свойственно мечтать о борьбе с родней своего супруга, чем о победе над драконом.

Подобно любому естественному процессу, индивидуация может чем-то блокироваться или ей могут мешать.

Целью и кульминацией процесса индивидуации является развитие самости. Самость - это цель нашей жизни, так как она и есть наиболее полное выражение пророческого сочетания, которое мы называем индивидуальностью (Jung, 1952 b, p. 386).. [Роберт Фрейджер, Джеймс Фэйдимен, 2002, 105]

Индивидуация очень похожа на достижение идентичности Эриксона, особенно, если мы позво