"Идентичность" Эрика Эриксона

Курсовой проект - Психология

Другие курсовые по предмету Психология

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



исимый источник удовольствий. На этой стадии ребенок может различить удовольствие от неудовольствия, потому ты может либо получать удовольствия, либо неудовольствия. Но ты одновременно и является источником удовольствий, ведь ребенок этого возраста не отделяет себя от матери, следовательно, он есть собственный источник удовольствия. Зависимость состоит в том, что мать, воспринимаемая как часть тебя, которая может доставить удовольствие, почему-то не всегда рядом, и иногда этого не делает, когда возникает такая потребность. И эта проблема не может ребенком контролироваться в полной мере, по сути, она им никак не контролируется произвольно, кроме как естественным, безусловно-рефлекторным способом - криком. Потому мы можем сказать, что идентификация этой стадии заключается в признании себя как зависимого (от неизвестных условий, ухода матери) источника удовольствий. Идентификация второй стадии заключается в признании себя как независимого источника раздражений, направляемых вовне, ведь на этой стадии ребенок отделяет себя от внешнего мира, и, узнав причины прошлых источников неудовольствия, заключавшихся в уходе матери, попытается сделать их себе подконтрольными. Таким образом мы можем только дополнить объяснениями этиологии появление резкого поворота на его жизненном пути: внезапного страстного желания иметь выбор, требовательно присваивать и упорно элиминировать.

Следующий этап развития, третий, связан с идентификацией себя с одним из родителей. Четвертвый связан с идентификацией с товарищами по орудийной деятельности, а пятый представляет из себя этап образования социальной идентичности, которая сводит воедино все предыдущие идентификации. Конечно, каждый из этапов сводит воедино все предыдущие идентификации, но 5ый этап отличается от остальных тем, что здесь идентичность впервые вступает в такую плотную зависимость от социального контекста, в которой ей предстоит образоваться. И здесь на помощь подростку приходит все многообразие социальных паттернов, переживаний влюбленности и прочих специфических процессов, направленных на поиск идеальной для себя социальной идентификации.

Чтобы проиллюстрировать конструкт идентичности в ее прикладном аспекте, обратимся к одной из рассмотренных Эриксоном социальной идентичности американцев: Мамочке. В последние годы наблюдения и предостережения американских специалистов в области психиатрии все больше и больше сходились на двух понятиях: шизоидной личности и материнского отвергания. В этом психиатры склонны винить мамочку. Одна история болезни за другой констатирует, что пациент имел холодную мать, доминантную мать, отвергающую мать или, наоборот, мать-собственницу и чрезмерно опекающую мать… [Эриксон, 1996, 197]. Как мы видим, Эриксон стереотипизирует определенный, травматический вид материнского поведения. Тогда мамочка, подобно сходным прототипам в других странах (см. прототип немецкий отец, в следующей главе), есть не что иное, как составной образ характерных черт, которые невозможно было бы обнаружить одновременно ни у одной живой женщины. Нет такой женщины, которая сознательно стремилась бы быть мамочкой, хотя вполне вероятно, что конкретная женщина может обнаружить приближение к этому гештальту, как если бы ее вынуждали принять на себя некую роль. Для клинициста мамочка есть нечто сопоставимое с классическим психиатрическим синдромом, который вводится в употребление как мерило, хотя никто и никогда не видел его в чистом виде. [Эриксон, 1996, 198]. Таким образом, Эриксон регламентирует клинические наблюдения в непривычной для психоанализа, социальной формулировке, и она обнаруживает ряд преимуществ, как если бы мы изначально пользовались более специализированным и удобным инструментом в процессе интерпретации мамочка - это образ женщины, в жизненном цикле которой остатки инфантильности соединяются с рано наступившей старостью, вытесняя средний диапазон женской зрелости, в результате чего она становится эгоцентричной и косной. Фактически, как женщина и как мать она не доверяет своим собственным чувствам… мамочка - это тип, составной образ, достаточно релевантный для эпидемиологии невротического конфликта в этой стране… мамочка - это лишь стереотипная карикатура существующих противоречий, появившихся в результате интенсивных, быстрых и все еще неинтегрированных перемен в американской истории. [Эриксон, 1996, 199]. Далее Эриксон исторически обосновывает, объясняет и устанавливает отправные точки для будущего анализа реальных пациентов, которые соответствует рассматриваемому культурно-историческому периоду. Приведу только один пример, который может быть высоко оценен психоаналитиком, как если бы тот уже проделал аналитическую работу и пришел к весьма неочевидному и нетипичному, и оттого особо ценному для психоанализа выводу: Я бы сказал, что за фасадом гордого чувства автономии и бьющей через край инициативы испытывающий тревогу американец (который часто выглядит менее всего встревоженным) винит свою мать за то, что она сделала его слабым. [Эриксон, 1996, 203].

Мы в общих чертах обрели представление, что именно понимал Эриксон под понятие идентичности, какие методологические аспекты она имеет и какую прикладную ценность из себя представляет. Теперь мы подведем итоги и сделаем несколько выводов.

2. Резюме по части Идентичность Эрика Эриксон

s