"Теневая" экономика и перспективы образования среднего класса

главные проблемы будущего" (1986 г.) акцентируются потенциальные преимущества неформального сектора в сфере занятости, связанные с использованием относительно трудоемких методов производства,

"Теневая" экономика и перспективы образования среднего класса

Информация

Экономика

Другие материалы по предмету

Экономика

Сдать работу со 100% гаранией
устойчиво превышают доходы. Отработка критериев разграни-

чения криминальных элементов и теневиков -хозяйственников - важнейшая задача экономистов, социологов, юристов, специалистов правоохранительных органов.

Во-вторых, в целях создания и поддержания благоприятной правохозяйственной среды для бизнеса нужна постоянная корректировка легитимных условий деятельности предпринимателей, приоритетная по отношению к ужесточению репрессивных, уго-ловно-правовых методов. Прежде всего это относится к налоговому режиму, в связи с чем представляется уместным обратиться к опыту новой экономической политики 20-х годов, которая, как известно, включала и линию на легализацию скрытых капиталов. Существенную роль тогда сыграла разумная налоговая политика: налог составил 25% дохода частника, который сразу же активизировался, причем в первую очередь в сферах, работающих на потребителя (когда же было решено вытеснить частника, налоги начали повышать: сначала до 30%, а затем с переходом к индустриализации и массовой коллективизации, до 90% и более). В этом контексте сегодня желательны:

сокращение налогооблагаемой базы до 30% ВВП; реструктурирование налоговой задолженности, прежде всего для малого бизнеса в перерабатывающей и легкой промышленности; освобождение от налогового пресса части прибыли, идущей на расширение производства и создание новых рабочих мест; перенос центра тяжести налогового бремени из сферы производства в сферу личного потребления, на доходы и имущество граждан, применение рентных платежей.

Согласно Налоговому кодексу, суммарная налоговая ставка остается выше 30% от ВВП. На наш взгляд, идеальный максимум - 26-28%. К этому следует добавить, что аналогичные мероприятия осуществлялись в 30-е годы в Аргентине, в 80-е годы - в Бразилии.

В-третьих, предстоит разработать и реализовать действенные меры защиты населения со стороны государства от финансовых мошенничеств, обеспечить гарантии защищенности сбережений и капиталов (как, разумеется, и самого института частной собственности).

В-четвертых, наряду с применением деклараций о доходах и расходах в сфере личного потребления целесообразно задействовать "доходные индульгенции" - юридические документы, конституирующие легализацию (при условии уплаты спецналогов) денежных средств, направляемых на инвестиционные цели в сферу производства. В порядке иллюстрации данного предложения можно прокомментировать пункт 2 президентского указа № 292 "О передаче субъектам РФ находящихся в федеральной собственности акций акционерных обществ, образованных в процессе приватизации" от 27 февраля 1992 года. Согласно этому пункту, покупателями акций справедливо признаются прежде всего граждане. Однако было бы целесообразно добавить сюда позицию о том, что средства граждан могут расходоваться на эти цели без представления доходных деклараций, но с обложением специальным 25-процентным налогом (причем в соответствующий первый список стоило бы включить предприятия агросферы и пищевой промышленности, строительства и индустрии стройматериалов). Аналогичные меры могут быть предложены для внедрения на фондовом рынке, в частности, при организации государственных и муниципальных займов.

В-пятых, необходима иная политика в отношении к проживающим за рубежом "новым русским", разработка и реализация программы репатриации российских капиталов с превращением их в реальный инвестиционный ресурс России. В этой Связи стоит отметить значимость правительственной программы мер по поддержке соотечественников за рубежом, принятой 17 мая 1996 года. Позитивно то, что в ней определены меры не только политического, но и экономического характера - вплоть до размещения российских заказов на зарубежных предприятиях, где работают наши соотечественники, и передачи этих предприятий в российскую собственность за внешние долги. Но ответа на вопрос относительно судьбы капиталов "новых русских", вывезенных из России, документ, к сожалению, не содержит. Думается, что наряду с указанной программой нужна специальная программа репатриации капиталов, разработанная с учетом мирового опыта и возможностей России.

Аналогичные ситуации наблюдались в Польше, Венгрии, Чехии, Китае, Турции, Австрии, и практика этих стран показала, что одними декларациями об амнистии не обойтись; нужны более серьезные меры. В качестве одной из таких мер можно предложить создание на территории России специальной инвестиционной зоны с наличием депозитариев и реестров ценных бумаг, с соответствующими дополнительными гарантиями сохранности и конфиденциальности операций с титулами собственности.

Наконец, в-шестых, не обойтись без налаживания общественного контроля за деятельностью хозяйственных субъектов в границах правового поля; понятно, что предпосылкой здесь должна стать доступность населению данных о правонарушениях в сфере экономики.

Существует мнение, что предлагаемый вариант желателен, но нереалистичен, ибо "теневики"-хозяйственники легализоваться не захотят. На наш взгляд, в этой дискуссии важно принять во внимание следующие очевидные обстоятельства.

Предприниматели рассматриваемой категории постоянно находятся под "дамокловым мечом", причем угрозы идут и от государства, и от криминальных элементов. Уходя от налогов, "теневик"-хозяйственник не избегает поборов: взяток чиновникам-коррупционерам и платы криминалитету (за "крышу"). Экономические последствия этих поборов для предпринимателей те же самые, что и результаты жесткого налогового прессинга, однако соответствующие средства выплачиваются государственным и частным рэкетирам, а значит, налицо состав преступления. Такое положение комфортным не назовешь, и с накоплением минимально достаточного капитала у его субъекта (особенно с увеличением возраста и появлением перспективы передачи денег по наследству) резко нарастает стремление "спать спокойно".

Однако это лишь морально-психологическая сторона дела. А есть и чисто экономические императивы, связанные, в частности, с тем, что любая сфера, в том числе "теневая", имеет свои пределы поглощения капитала, и раньше или позже "теневики"-хозяйственники оказываются перед необходимостью выхода за границы занятой ниши.

Оппоненты справедливо указывают на международно-правовые аспекты проблемы, зафиксированные в Венской конвенции ООН "О борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ" (1988 г,), в Конвенции Совета Европы № 141 "Об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности" (Страсбургская конференция, 1990 г.), в модельном законодательном акте ООН "Об отмывании денег, полученных от наркотиков", в решениях ряда конгрессов ООН по борьбе с преступностью и обращению с правонарушителями, в других международно-признанных документах. Россия ратифицировала Венскую конвенцию и, вступив в Совет Европы, обязалась разработать и принять учитывающее эти документы законодательство о борьбе с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем. Выполняя эти обязательства, следует, однако, принимать во внимание ряд моментов.

В названных документах речь идет прежде всего о наркобизнесе и отмывании полученных от него доходов, т.е. о чисто криминальной части "теневой" экономики. К иным же ее частям отношение в странах развитой рыночной экономики не столь однозначное. Так, в докладе генерального директора МОТ "Меняющийся мир труда:

главные проблемы будущего" (1986 г.) акцентируются потенциальные преимущества неформального сектора в сфере занятости, связанные с использованием относительно трудоемких методов производства, легкостью вложений капитала в рискованное предприятие и невысокой потребностью в квалифицированной рабочей силе, а также с возможностью использования местного сырья. Эти факторы, способствующие тому, что неформальный сектор создает (прямо или косвенно) больше рабочих мест на единицу капиталовложений, чем формальный, придают ему гибкость в период спада. Еще одна характерная его черта, называемая в докладе: производство товаров и их потребление становятся доступными семьям с низким уровнем доходов. Гендиректор МОТ не отрицает, что неформальный сектор становится почвой для злоупотреблений, поскольку он не- регулируется государством и допускает эксплуатацию в самых разнообразных проявлениях - от занижения заработной платы, произвольного удлинения трудового дня и использования детского труда до всевозможных мошенничеств. Однако резкое усиление контроля и высокие штрафы подавили бы, по мнению докладчика, динамизм и потенциал неформального сектора. МОТ выступает как за изыскание путей предотвращения негативных последствий развития неформальной экономики (прежде всего в социальной области) и принятие мер защиты тех, кто в ней работает, так и за использование позитивных начал, которые она в себе несет.

Придерживаясь международных обязательств по борьбе с отмыванием "теневых" доходов, нельзя забывать и о том, что в соответствующих документах под этими доходами конкретно подразумеваются доходы, полученные "преступным" путем. В введенном же в действие с 1 января 1997 года Уголовном кодексе РФ предусматривается (статьей 174) уголовная ответственность за легализацию (отмывание) денежных средств или другого имущества, приобретенных путем "незаконным". Как отмечают серьезные специалисты, это противоречие необходимо устранить1.

Программа интеграции теневого капитала с легальным - лишь одна, но обязательная составляющая нового курса в экономической политике, суть которого - во всемерном поощрении отечественного товаропроизводителя.

В настоящее время легализация "теневых" капиталов, направляемых в легальную экономику, - едва ли не единственный (в смысле реальной возможности мобилизации) источник крупномасштабно

Похожие работы

<< < 1 2 3 4 5 >