Метаболический синдром с позиции гастроэнтеролога

Также проводилось исследование процессов свободнорадикального перекисного окисления липидов (ПОЛ); показания свертывающей системы крови; исследование глюкозы крови, сахарная кривая; проводилось исследование

Метаболический синдром с позиции гастроэнтеролога

Статья

Медицина, физкультура, здравоохранение

Другие статьи по предмету

Медицина, физкультура, здравоохранение

Сдать работу со 100% гаранией

Метаболический синдром с позиции гастроэнтеролога

Егорова Е.Г., Звенигородская Л.А., Лазебник Л.Б.

Основные составляющие каскада метаболических нарушений или метаболического синдрома (МС) абдоминальное ожирение, гиперлипидемия, тканевая инсулинорезистентность, артериальная гипертензия тесно связаны с функциональным состоянием органов пищеварения. Нарушение пищевого поведения, дисбаланс гормонов пищеварительного тракта, функциональное состояние печени, поджелудочной железы, нарушение микробной экологии толстой кишки ключевые патогенетические факторы развития МС.

В литературе МС чаще обсуждается с позиции заболеваний сердечно-сосудистой системы (известный под названием Х-синдром). Состояние органов пищеварения и их роль в развитии МС мало известны клиницистам [2].

По литературным данным, МС фигурирует под многими названиями.

МС включает в себя компоненты, представленные в таблице 2. В результате перечисленных нарушений развиваются порой необратимые изменения многих органов и систем на клеточном уровне с глубокими микроциркулярными нарушениями [1,8,10].

Нарушения обмена углеводов представлены на рисунке 1. Ключевые звенья нарушения углеводного обмена: генетическая предрасположенность, висцеральное ожирение, дисбаланс неэстерифицированных жирных кислот, которые уменьшают утилизацию глюкозы инсулинозависимыми рецепторами, а также нарушают передачу сигнала от рецептора к клетке [3,5].

Нарушения жирового обмена лежат в основе развития атерогенной дислипидемии, которая в конечном итоге приводит к нарушению функционального состояния эндотелия, угнетению продукции оксида азота [3,7,9].

Одна из доминантных составляющих МС ожирение. Наиболее неблагоприятной его формой является абдоминальный тип ожирения в связи с тем, что висцеральная жировая ткань обладает рядом агрессивных факторов. В частности, это связано с эндокринной и паракринной функциями жировой ткани, секрецией протеина Вс 1-2, нейрональноапоптозингибирующего протеина, секрецией лептина, медиатора инсулинорезистентности, фактором некроза опухолиальфа (ФНОa), который стимулирует синтез интерлейкина1 и 6, а также секрецию лептина (регулятора пищевого поведения) [4,7].

Развитие МС и атеросклероза тесно связаны между собой однотипными патогенетическими механизмами. В последние годы эту проблему все чаще рассматривают сквозь призму нарушения функционального состояния гепатоцита.

Печень стоит у истоков нарушения липидного и углеводного метаболизма, опосредованно приводит к дисфункции поджелудочной железы, развитию инсулинорезистентности [5,6].

Органы пищеварения имеют непосредственное отношение к развитию МС и сами становятся органами-мишенями.

Материалы и методы исследования

Обследовано 136 больных с МС (44 мужчины и 92 женщины) в возрасте от 55 до 70 лет.

Методы обследования включали тщательный сбор анамнеза с выделением групп риска по развитию сердечно-сосудистых заболеваний: ишемической болезни сердца (ИБС), гипертонической болезни (ГБ), атеросклеротического поражения периферических артерий, хронической абдоминальной ишемии (ХАИ); общеклинические исследования крови, биохимические пробы печени, определялся липидный спектр крови (табл. 3).

Также проводилось исследование процессов свободнорадикального перекисного окисления липидов (ПОЛ); показания свертывающей системы крови; исследование глюкозы крови, сахарная кривая; проводилось исследование инкреторной и секреторной функции поджелудочной железы, исследование желудочной секреции (Д/ч/соляной кислоты), 24-часовая рН-метрия. Всем больным проводилось рентгенологическое исследование пищевода, желудка, 12-перстной кишки, толстой кишки; эзофагогастродуоденоскопическое исследование с оценкой биопсийного материала слизистой оболочки пищевода (СОП), слизистой оболочки желудка (СОЖ), слизистой оболочки двенадцатиперстной кишки (СОДПК), слизистой оболочки толстой кишки (СОТК). Определялось наличие пилорического хеликобактера (НР) тройным методом (гистологическим, методом уреазного теста и методом полимеразной цепной реакции (ПЦР)) в биоптатах СОЖ, СОДПК. Определялись маркеры вирусной инфекции HBV, HCV, HGV, HTTV методом ПЦР. Всем обследуемым больным проводилось ультразвуковое исследование печени, желчного пузыря, поджелудочной железы. Пункционная биопсия печени проведена 56 больным. Исследовался аутопсийный и интраоперационный материал (15 исследований) печени, желчного пузыря, поджелудочной железы у больных с МС, умерших от острых сердечно-сосудистых заболеваний (инфаркта миокарда, ГБ, ИБС, острого нарушения мозгового кровообращения).

Результаты

Клинические изменения со стороны органов пищеварения у больных с МС были самыми разнообразными, характеризовались наличием перекрестных синдромов, обусловленных полиорганной патологией.

Нозологическое дерево заболеваний органов пищеварения у больных с МС представлено следующим образом: патологические изменения пищевода выявлены у 72% обследуемых, заболевания печени и билиарного тракта в 64% случаев. Из них желчнокаменная болезнь (ЖКБ) выявлена в 19% случаев, холестероз желчного пузыря (ХП) у 23% обследуемых, жировая дистрофия печени у 28% больных, неалкогольный стеатогепатит (НАСГ) в 22% случаев, лекарственный гепатит (ЛГ) выявлен у 14% больных.

Патологические изменения со стороны желудка и двенадцатиперстной кишки отмечены у 66% обследуемых.

Заболевания поджелудочной железы выявлены в 18% случаев, из них у 12% больных хронический панкреатит, у 6% острый липогенный панкреатит.

Заболевания толстой кишки (ТК) выявлены у 74% больных: дискинезии ТК с синдромом запоров 36%, дивертикулярная болезнь ТК 28%, полипоз ТК 10% случаев.

Изменения пищевода у больных с МС характеризовались следующими клиническими проявлениями: изжога, тошнота, рвота после приема пищи, срыгивание, периодически возникающая икота, загрудинные боли.

У 39% больных при эзофагогастродуоденоскопии выявлялась гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ). У 12% больных отмечались внепищеводные проявления ГЭРБ (ночной кашель, осиплость голоса), 6% больных страдали хроническими обструктивными заболеваниями легких (ХОЗЛ), у 4% обследованных имелась бронхиальная астма (БА).

При рентгенологическом исследовании пищевода у 33% больных преобладали моторные нарушения пищевода: снижение тонуса нижнего пищеводного сфинктера, снижение амплитуды и скорости перистальтических сокращений, утолщение складок СОП в дистальном отделе, замедление скорости опорожнения желудка.

Более чем у 50% больных с МС при эндоскопическом исследовании выявлялись единичные или множественные эрозии пищевода (эзофагит I II III степени тяжести по классификации Савари-Миллера или А, В, С, Д по Лос-Анджелесской классификации, 1977 г.). Эндоскопически негативная ГЭРБ выявлена у 12% больных.

Отмечена прямая корреляционная зависимость между индексом массы тела (ИМТ) и выраженностью клинических и эндоскопических изменений пищевода. У большинства больных данной группы ИМТ превышал 30 кг/м2.

Результаты гистологического исследования СОП свидетельствуют о выраженных патологических изменениях слизистой пищевода.

Следует отметить, что каждого третьего больного выявлялась лейкоплакия пищевода или гиперкератоз, пищевод Баррета у 2-х человек, полипы пищевода у 4, аденокарцинома у 1 больного.

Клинические проявления изменений желудка и двенадцатиперстной кишки у больных с МС характеризовались синдромом неязвенной диспепсии (НЯД) в 61% случаев. Рентгенологически у этих больных отмечались нарушения моторно-эвакуаторной функции желудка (56% обследуемых), нарушение кислотообразующей функции желудка (снижение Д/ч соляной кислоты) выявлялось у 82% больных.

Эндоскопическая картина характеризовалась наличием атрофического гастрита, единичных и множественных эрозий, единичных полипов желудка, образованием язв типичной локализации (малая кривизна субкардиального отдела, тело желудка). Роль пилорического НР, как разрешающего фактора ульцерогенеза, выявлялась лишь у 12% больных.

При исследовании билиарного тракта у больных с МС наиболее часто выявлялись клинические признаки билиарной диспепсии (отрыжка, горечь во рту, неустойчивость стула, выраженный метеоризм). При ультразвуковом исследовании желчного пузыря у большинства этих больных имелся холестероз желчного пузыря, полипозно-сетчатая форма, нарушение сократительной функции желчного пузыря. Желчный пузырь имел утолщенные стенки (симптом "пчелиных сот"), просвет желчного пузыря был заполнен замазкообразной желчью или содержал билиарный сладж со сгустками.

Желчно-каменная болезнь у больных МС выявлялась в 19% случаев. У 15% больных определялись крупные конкременты желчного пузыря, явившиеся ультразвуковой "находкой". 10% больных в возрасте до 4550 лет перенесли операцию холецистэктомии, страдали билиарной диспепсией, а при УЗИ исследовании у 6% больных выявлялся холестероз холедоха, у 4% холедохолитиаз.

Изменения печени у больных с МС были наиболее ярко выраженными с точки зрения гистологических исследований. Клиническая картина характеризовалась отсутствием специфических жалоб, незначительными изменениями биохимических проб печени, проявлявшимися в 2-3кратном повышении трансаминаз (АЛТ (более 32,0 МЕ/л при норме 5,032,0 МЕ/л), АСТ (более 31,0 МЕ/л при норме 5,031,0 МЕ/л), ЩФ (более 290,0 МЕ/л при норме 100,0290,0 МЕ/л), повышении цифр билирубина (более 19,0 ммоль/л при норме 5,019,0 ммоль/л).

Морфологическая картина была наиболее показательна. Изменения печени характеризовались жировой дистрофией печени, наличием признаков НАСГ (НАСГ выявляется у 22% больных, преимущественно женщин). На фоне жировой дистрофии у больных с МС отмечались мелкие фокусы некроза во IIIII зоне печеночной дольки (лобулярный гепатит), выявлялся выраженный перигепатоцеллюлярный фиброз, характерным было наличие матовост

Лучшие

Похожие работы

1 2 >