Месяцы "книжные" и "небесные": их соотношение на страницах летописей

Информация - История

Другие материалы по предмету История

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



столь подробной и потому экстравагантной датировке. Не исключено, что потому она и сохранилась в Новгородской I летописи, что была таковой: прочие, первоначально только лунные датировки были пересчитаны на юлианский манер, а она, изначально содержащая в себе необычную для первоначальной летописи форму, была сохранена в своем исходном виде. Однако, как будет показано ниже, по крайней мере, один элемент датировки все-таки является вторичным, т.е. был вставлен в текст задним числом.

В любом случае это означает, что в то время в пределах одного и того же города практически использовались разные по форме лунные таблицы, которые часто служили людям заменой непосредственному наблюдению за истинной Луной. Это означает также, что Кирик вовсе не был уникумом, единственно способным разбираться в тонкостях календаря. Знания людей в этой области были на самом деле больше, чем это кажется нам на основании немногочисленных дошедших до нас источников[7].

4. Согласно Лаврентьевской летописи, смерть и похороны князя Ярослава Юрьевича произошли "мhсяца априля 20 въ 12 день" 6674 г. Ипатьевская летопись датирует это событие просто 12 апреля, В.Н. Татищев в I редакции "Истории Российской" - 11 апреля, а Густынская летопись - вообще 12 августа [ПСРЛ. Т.1, стб. 353; Т.2, стб. 525; Т.40, с.91; Татищев, с.80]. Исходя из всех этих разночтений, основной датировкой следует, считать, видимо, 12 апреля. Но это означает, что "априля 20" является лунной датировкой, и потому следует выяснить, приходилось ли 12 апреля в середине 1160-х гг. на 20-й лунный день. И действительно, такое происходило в 1167 г.: неомению можно было наблюдать 23.3 в течение 1ч5м (23.3+20=12.4).

При таком толковании смерть князя произошла в конце 6674 мартовского г., который закончился очень поздно. Этому не стоит удивляться: столь поздняя смена лет фиксируется в летописях достаточно часто. Основанием этому служат привязка новогодий к фазам Луны (новолуниям или полнолуниям), а также климатические условия данного года: холодная и продолжительная зима могла заставить людей начать новый год на 1 или даже 2 лунных месяца позже. При этом в более северных землях Руси это могло произойти месяцем позже, чем на юге, и 1167 г. служит этому прекрасной иллюстрацией: Ипатьевская летопись в конце летописного 6676 г. после описания смерти киевского князя Ростислава Мстиславича 14 марта 1167 г. сообщает о походе черниговских князей на половцев в лютый мороз. А Ярослав Юрьевич умер в Суздальской земле - во Владимире, т.е. на 1000 км севернее, чем Ростислав, так что, с этой точки зрения, перенесение новогодия на апрельское новолуние, т.е. на 21.4, было вполне естественно.

5. В Симеоновской летописи о смерти ростовского владыки Кирилла сообщается так: "Въ лhто 6770 преставися блаженыи епископъ Кирилъ маиа въ 21 день, а луны въ 2, на память святого Константина и матери его Елены"[8] [РЛ. Т.1, с.342]. Лунная датировка оказывается абсолютно точной: 21 мая 1262 г. действительно приходится на 2-й день Луны, поскольку новолуние и неомения произошли 19 мая.

6. Уже цитировавшийся выше текст из летописи Авраамки, рассказывающий о смерти тверского епископа Арсения, всеми своими характеристиками - указанием на 2-й индикт, пятницу и год от сотворения мира (конец 6916) - соответствует 1409 г. В этом году астрономическое новолуние и неомения приходились на 15 февраля. Это означает, что при расчете юлианской даты этот день включался в расчет, т.е. считался 1-м лунным днем. Однако, вполне возможно, что при определении 1 марта как 15 дня небесного февраля автор текста пользовался лунной таблицей, в которой начало лунного месяца отмечено 14 февраля.

7. Псковская III летопись под 6979 г. так датирует 9-дневные весенние заморозки: "небеснаго месяца априля конець ветха, та же и маия новаго…, а книжнаго месяца маия же, пред Вознесениемь господнимъ и по Вознесении" [Псковские…, с.180]. Праздник Вознесения в 1471 г. приходился на 23 мая, и ссылка на исход небесного апреля и начало небесного мая позволяет уточнить время заморозков: конец лунного месяца попадает на 19 мая, поскольку 20 числа произошли как новолуние, так и неомения. То есть 9-дневные холода пришлись, скорее всего, на 19-27 мая, то есть, как и говорится в летописи, случились до и после Вознесения.

8. Никоновская летопись под 6983 г. рассказывает: "Мhсяца сентября 19, а небеснаго 8, в 6 час дне, нашла слоть [слякоть - А.Ж.], да потомъ и снhгъ многъ шелъ, а на нощь морозъ и на другую да потомъ сшелъ…"[9] [17, С.156]. Как нетрудно посчитать, 1-й день небесного сентября должен попасть на 11 сентября. В 1474 г. (=сентябрьскому 6983 г.) на этот день приходится новолуние, однако неомению можно было наблюдать только на следующий день, т.е. 12 числа. Это указывает на то, что юлианская дата является расчетной: точка отсчета лунного месяца в таблице, которой пользовался летописец, на 1 день опережает день неомении. То есть 8-й день Луны, когда выпал снег, на самом деле пришелся не на 19, а 20 сентября. Иными словами, лунная датировка - если она была получена путем наблюдения, а не с помощью лунной таблицы - может быть более точной, чем датировка юлианская.

9. Московская и Никоновская летописи под 6984 г. следующим образом описывают лунное затмение: "Мhсяца марта 10, а небесного февраля 15, в нощи в недhлю на понедhльникъ, въ 3 часъ начат гинути мhсяць и погибе весь, не видhти его было и до полуночи и потомъ явися" [ПСРЛ. Т.25, с 308; Т.12, с.167]. Д.О. Святский дал ему такое толкование: "Полнолуние считалось наступающим в 15 день от рождения месяца, откуда и выражение "а небесного февраля 15", потому что полнолуние относилось к луне, роди

s