Местоимение *io: его генезис и функция

Статья - Разное

Другие статьи по предмету Разное

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



в этого мужа копье" (Эней - Пандару) - оАМ тк; ay%i / ёатг|к'... ос, тоитог) рёА0<; соки Kixfmevov ётратте aAAr| (Ил. 5, 187) "но кто-то рядом стал, и от этого (о ком ты сказал) острое копьё попавшее отвратил в сторону" (ответ Пандара) (Magnien 1922). Э. Риш на основе тщательного анализа частицы бе пришёл к выводу о том, что первичной функцией для неё была противи-тельность ("вот"), затем - указательность (фиксация внимания) [Risch 1969]. Следует заметить, что в рассмотренных гомеровских диалогах местоимение ode имеет скорее катафорическое значение, так как вводит новый предмет в диалог. Напротив, в цитируемой Ришем лаконской надписи оно скорее анафорично: Aajxovov сп/ёбеке 'AGavaiai тгоМахог viKaha<; таита har оибе<; тгётгока TOV vuv / Табе evdcohe Aajxovov (IG V I 213 = Buck 71) "Дамон Афине, владычице установал, победив там, где никогда доныне. Так победил Дамон..." Впрочем, его в принципе можно считать одновременно и катафорическим, так как предложение "так победил Дамон" с одной стороны, называет уже названное, с другой -вводит экспликацию глагола evncahe. Функция вводного слова вообще характеризует это местоимение: a8' ёТабетгбАг (Buck 116, надпись VI в. до н.э из Дрера, Крит) "вот что стало угодно городу". Наконец, самая распространённая функция частицы -8е в прозе V-FV в. - противительная: таита цеу Лакебагрхмог

Хеуогхп.. .тагшх 8е еуш ypa(pco(Hdt. VI 53) "это говорят лакедемонцы...а это я пишу". Таким образом, одна и та же пара местоимений может меняться ролями. В цитированных Магниеном и Ришем гомеровских диалогах местоимение обе вводит предмет в разговор, оитос; указывает на уже введённый другим собеседником; в лаконской надписи таита указывает на обстоятельство, послужившее темой надписи, табе, называя его вновь, вводит его экспликацию. Частица бе, как мы уже отмечали, явно анафорична в микенском, ср. ещё PY Ер 704 damodemipasi... ekee бацос; бе jaiv срат... e^eev "народ же говорит что она имеет (или чтобы она имела)".

Можно утверждать, что большая часть дейктических элементов была валентна значением катафоры и анафоры. И, возвращаясь к корню io-, ещё раз подчеркнём то, что было уже сказано. Местоимение имело дейктико-выделительное значение, указывало на находящийся близко к говорящему предмет, о котором он сообщает собеседнику, фиксирует его внимание именно на нём. След именно такой функции можно видеть в цитированном выше гомеровском контексте (Ил. 1, 71-2). Обычно при наличии коррелятивной пары местоимение о/то непосредственно примыкает к определяемому слову, тогда как релятив 6<; заменяет его в относительном предложении: о бе Sxe6iov, цеуабтЗцог) 51ф(тог) wov II...ос, ev кХешо Пауотгг|1 опаа vaieoKe...// TOV раХ' гжо кАг|1ба jj,ear|v (Ил. 17, 307) "Он Схедия, сына могучего духом Ифита, который обитал в панопейском селении, того он ударил в середину ключицы". Местоимение TOV согласовано со своим референтным именем и вводит именно его, тогда как местоимение о<; маркирует обособленную конструкцию.

Иными словами, местоимение *io- было дейктическим в широком смысле этого слова. Его значение существенно зависело от места в предложении. Продемонстрируем это на примере двух ведических гимнов. В I 19 вначале вводится та конструкция, которая управляет относительным предложением, затем оно само: prdti tydm carum adhvardm gopithaya prd

huyase/marudbhir agna a gahi...ye maho rdjaso vidur vicve devdso adruhah/marudbhir agna a gahi//yd ugrd drkdm anrcur dnddhrstasa ojasd/marudbhir agna a gahi (1-4) "к этому огню твоему любимому для возлияния священного молока с Марутами, о Агни, иди... каковые великим простором овладели, все боги нерушимые (безобманные), с Марутами, о Агни, иди, которые могучие издают песнь, силой неодолимые, с Марутами, о Агни, иди". Формально, конечно, можно говорить о том, что относительные предложения здесь стоят в препозиции к главным. Но синтагма, связанная с относительным предложением, появляется всё же раньше. Поэтому релятив здесь является не столько подчинённым, сколько характеризующим предложением. Его можно назвать развёрнутым определением. В известном же гимне к Индре (II 12) синтаксис построен иначе: уд jatd evd prathamo mdnasvdn devo devdn krdtuna parydbhusat/ydsya cusmad rodasi

dbhyasetdm nrmndsya mahnd sd jandsa indrah (1) "кто рождённый так первейший могучий, бог богов силой превзошёл, чьей мощью оба мира укреплены, силою мужа -тот, люди, Индра"(конструкция sd jandsa indrah повторяется в 14 из 15 стихов этого гимна). Здесь релятив, стоящий в препозиции, указывает на некоторый возможный мир, в котором имеются заданные свойства, события и действия, а главное предложение лишь именует реальный предмет, существующий именно в этом возможном мире.

Каким же образом аппозитивная конструкция превратилась в относительное предложение? На этот вопрос давались самые разные ответы. Ф.Е. Корш, чья работа на эту тему может считаться пионерской [1886], и Я. Вакернагель [Wackernagel 1921] видели здесь универсальную тенденцию, связанную с развитием структуры предложения от простой к сложной. С точки зрения Вакернагеля, это - одно из проявлений совершенствования языка. Совсем иной точки зрения придерживается У.Ф. Леман (Lehmann 1974; 1979), который связывает развитие релятивов с типологическими факторами. Для языка типа SOV характерна препозиция относительных

предложений, поскольку они синтаксически подобны определениям, соответственно в языке (S)VO имеет место постпозиция как определений, так и относительных предложений. Развитие специальных показателей относительного предложения -следствие изменения порядка слов в пра-индоевропейском.

Леман вслед за Есперсеном [1958] выделяет следующие типы подчиненных предложений, в зависимости от того, какие непредикативные структуры им могут быть эквивалентны. 1. Предложения -с

s