Местоимение *io: его генезис и функция

Статья - Разное

Другие статьи по предмету Разное

Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



По мнению Бадер, фразовая частица может стоять только во второй фразе, тогда как

союз - и в первой и во второй. В. Частица внутри фразы часто превращается в грамматический показатель. Заслуживает внимание и то, что она не становится первым членом композита, т.к. в препозиции к слову она маркирует фразу в целом; область её действия ограничивается одним словом, только когда оно стоит в постпозиции к нему. В этом случае она может превратиться в грамматический показатель. В этом случае она может относиться к простой и сложной фразе. В микенском греческом частица o/jo часто вводит предложение: jodidosi (PY Jn 829) "так (они) дают", ooperosi (PY Nn 228) "так (они) долженствуют". Такая вводная частица противостоит союзу относительного предложения, выполняющему анафорическую функцию: owide puqeklri ote wanaka teke aukewa damokoro (PY Та 711) "вот что увидел П., когда царь назначил Авгея да-мокором6" (такая конструкция напоминает греческую оппозицию ог)то<; - обе, см. ниже). После ударного слова данная частица встретилась только в одном, но показательном контексте: tosojopema (PY Er 312) "вот столько зерна". Во всех других аналогичных текстах встречается оборот tosode рета / рето. Постпозитив -de имеет ярко выраженное анафорическое значение. Как видим, в сходной позиции ему уподобилось -jo. Ф. Бадер с полным основанием видит сходство этой микенской синтагмы с хеттскими и тохарскими, маркированными *-io. Эта частица может служить для выделение первого слова, участвующего в перечислении (тох.А lap yo aknal "голова и лицо", ndktassi yo ndktenassi "боги и богини"), а также для завершения перечисления (хетт, appanti kunanti-ia "взятые в плен и убитые").

С точки зрения Я. Гонды (Gonda 1975), местоимение *io- служит а) для связи предложений, Ь) при этом фокусирует внимание слушателя на определенной группе слов. Действительно, в рамках теории актуального членения в высказывании Вот дом, который построил Джек фраза который построил Джек выступает как предикат (тема) при дом, так как она сообщает о нём основную бытийную информацию. Соответственно в предложении

Мы подошли к дому, который стоял в конце улицы относительная конструкция способствует фиксации внимания именно на том члене предложения, который она распространяет. Автор выделяет два типа местоимения *io-, каждый из которых реализует эту общую функцию, - релятивный и эмфатический. Последний при именах уподобляется определённому артиклю, при глаголах - указательному местоимению, вводящему независимое предложение. Впрочем, в случае законченной синтагмы и именные обороты становятся аналогичны независимым предложениям: POW артикул, Л "Щ арштт) (см.выше). Его рематический характер подтверждается тем, что оно вводит новую информацию о предмете, который уже был охарактеризован: sinivali prthustuke yd devdndm dsi svdsd (II 32, 6) "Синивали широковолосая, ты, которая сестра богов". Иногда данное местоимение обозначает перечисление: agnim vica Hate mdnusir yah (X 80, 6) "Ar-ни, воспевают племена, которые человеческие "= все человеческие племена)"; в греческом такое обобщающе-количественное значение выражается с помощью количественного даос, (формула oooi 'A%aioi "сколько ахейцев, все ахейцы", oaoi apooyoi "сколько помощников, все помощники"). Идентификация, выражаемая местоимением уа-, помогает связать перифрастические высказывания с перифразируемыми: др.-инд. yuktdm ydd "(то), что следует присоединить"; eso eva samrddhir yddanujna (Ch.Up. 1, 1, 8) "это успех - (то), что согласие". Местоимение *io- может также не быть связанным с каким- либо конкретным словом в предложении; Гонда в этой связи подчёркивает, что в такой конструкции можно было бы видеть omitted antecedent, но в действительности о его утере говорить нельзя: местоимение реализует свою древнюю функцию: выражать все возможные логические связи выделенного предложения с его остальными частями: \щ vu TOI ou xpaiajKoaiv, oaoi Geoi eia' ev СШшв (Ил.1, 566) "и не помогут тут боги, сколько их ни есть на Олимпе". Местоимение 6<; в древнегреческом может приобретать и значение, близкое к сравнению, сопоставлению: ог) yap i8ov

avepa<;...oiov nepiGoov те Дриад/тате (Ил. 1, 262) "и я не видел мужа, какового Пе-рифоя и Дрианта (= подобного П. и Д.)". Иногда спрягаемое местоимение заменяется на ох;, и это - классическая конструкция сравнения: тгбХгу ш<; MUKEVOU; eu8aijj,ova (Eur. Her. 759) "город, счастливый, как Микены". Таким образом, местоимение о<; в данных контекстах не столько связывает свой референт с антецедентом, сколько характеризует референт, стоящий справа от него. С этим связано известное явление аттракции: ou8ev tov Хеуш (Soph. El.) "ничто из того, что я говорю" вместо TOTJTOV, a Хеуш. Эмфатическое ос; принимает тот падеж, в котором должно было стоять соотносительное местоимение. Следствием этой аттракции явилось то, что и относительное ос; изменяет свой падеж, согласуясь с соотносительным: av8pe<; a^ioi щс, eXeuGepiac;, г|<; ке 7rrr|a6ev (Хеп. АпаЬ. 1, 7, 3) "мужи, достойные той свободы, из-за которой они готовы были пасть".

Рассмотренные нами описания и реконструкции в общем не противоречат друг другу. Местоимение *io- всеми признаётся либо дейктико-эмфатическим, либо анафорическим. Между этими двумя функциями нет непроходимой пропасти; во многом (хотя и не всегда) они зависят от позиции местоимения в предложении. Например, хеттское атоническое местоимение -as анафорично в aki-as "умер-он", но катафорично в n-as aki "и он умер"7. Таким образом, анафору и катафору можно считать частным проявлением общеэмфатической семантики (разумеется, постпозитивное местоимение тяготеет к анафоре, а препозитивное к катафоре). Проиллюстрируем это ещё на нескольких примерах. В древнегреческом противостоят указательные местоимения оитос; и 68е. Первое из них указывает на то, что говорящий впервые обращает внимание на предмет или собеседника: оитос;, т( 8ра<;; (Eur.Cycl. 552) "этот (впервые появившийся), что ты делаешь?"; второй приобретает анафорическое значение, т.е. указывает на нечто, уже по крайней мере находящееся перед глазами говорящего. Ср. щ 8г| Хргцшта тгоАЛл фёрш та8е; (Од. 13, 203) "куда я понесу вот эти многочисленные

вещи?". С этим различием связано ещё одно, определяемое В. Магниеном так: обе означает, что указание направлено на предмет, находящийся в сфере первого лица (говорящий именует то, что видит), тогда как оито<;- это местоимение собеседника, обычно относящееся к наименованию того предмета, о котором другой собеседник уже упоминал (говорящий впервые сознательно концентрирует на нём внимание): ох; цог Tov6' <xv6pa 7ie?ubpiov eovojj,f|vr|<; (Ил. 3, 166) "И ты назвала бы мне вот этого ужасного мужа" (обращается Приам к Елене). Огшх; у' 'Атре(бг|<;, еири Kpeicov 'Ayajj,ejjvcov (Ил. 3, 179) "этот -Атрид, широковластвующий Агамемнон" (отвечает Елена); aWi' aye тшб' ё(ре<; av8pi рёА0<; (Ил. 5, 174) "давай, метни вот в этого мужа копье" (Эней - Пандару) - оАМ тк; ay%i / ёатг|к'... ос, тоитог) рёА0<; соки Kixfmevov ётратте aAAr| (Ил. 5, 187) "но кто-то рядом стал, и от этого (о ком ты сказал) острое копьё попавшее отвратил в сторону" (ответ Пандара) (Magnien 1922). Э. Риш на основе тщательного анализа частицы бе пришёл к выводу о том, что первичной функцией для неё была противи-тельность ("вот"), затем - указательность (фиксация внимания) [Risch 1969]. Следует заметить, что в рассмотренных гомеровских диалогах местоимение ode имеет скорее катафорическое значение, так как вводит новый предмет в диалог. Напротив, в цитируемой Ришем лаконской надписи оно скорее анафорично: Aajxovov сп/ёбеке 'AGavaiai тгоМахог viKaha<; таита har оибе<; тгётгока TOV vuv / Табе evdcohe Aajxovov (IG V I 213 = Buck 71) "Дамон Афине, владычице установал, победив там, где никогда доныне. Так победил Дамон..." Впрочем, его в принципе можно считать одновременно и катафорическим, так как предложение "так победил Дамон" с одной стороны, называет уже названное, с другой -вводит экспликацию глагола evncahe. Функция вводного слова вообще характеризует это местоимение: a8' ёТабетгбАг (Buck 116, надпись VI в. до н.э из Дрера, Крит) "вот что стало угодно городу". Наконец, самая распространённая функция частицы -8е в прозе V-FV в. - противительная: таита цеу Лакебагрхмог

Хеуогхп.. .тагшх 8е еуш ypa(pco(Hdt. VI 53) "это говорят лакедемонцы...а это я пишу". Таким образом, одна и та же пара местоимений может меняться ролями. В цитированных Магниеном и Ришем гомеровских диалогах местоимение обе вводит предмет в разговор, оитос; указывает на уже введённый другим собеседником; в лаконской надписи таита указывает на обстоятельство, послужившее темой надписи, табе, называя его вновь, вводит его экспликацию. Частица бе, как мы уже отмечали, явно анафорична в микенском, ср. ещё PY Ер 704 damodemipasi... ekee бацос; бе jaiv срат... e^eev "народ же говорит что она имеет (или чтобы она имела)".

Можно утверждать, что большая часть дейктических элементов была валентна значением катафоры и анафоры. И, возвращаясь к корню io-, ещё раз подчеркнём то, что было уже сказано. Местоимение имело дейктико-выделительное значение, указывало на находящийся близко к говорящему предмет, о котором он сообщает собеседнику, фиксирует его внимание именно на нём. След именно такой функции можно видеть в цитированном выше гомеровском контексте (Ил. 1, 71-2). Обычно при наличии коррелятивной пары местоимение о/то непосредственно примыкает к определяемому слову, тогда как релятив 6<; заменяет его в относительном предложении: о бе Sxe6iov, цеуабтЗцог) 51ф(тог) wov II...ос, ev кХешо Пауотгг|1 опаа vaieoKe...// TOV раХ' гжо кАг|1ба jj,ear|v (Ил. 17, 307)