"Система-становление-состояние" в языкознании Фердинанда де Соссюра

Однако мы не можем полностью согласиться с Ф. де Соссюром, что "Нельзя найти такой язык, который находился бы в состоянии

"Система-становление-состояние" в языкознании Фердинанда де Соссюра

Статья

Разное

Другие статьи по предмету

Разное

Сдать работу со 100% гаранией
то общий закон, но не императивный; попросту отражая существующий порядок, он только констатирует некое состояние (6. с. 125).

Отрицание императивности синхронических законов, по нашему убеждению, противоречит тому значению, которое Соссюр придаёт структуре, имеющей решающее значение в лингвистике этого ученого, Основанием отрицания императивности синхронического закона, по Соссюру, служит факт его изменчивости. "Мы ведь понимаем слово императивный, - замечает он, - не в смысле обязательности по отношению к говорящим; отсутствие императивности означает, что в языке нет никакой силы, гарантирующей сохранение регулярности, установившиеся в каком-либо пункте" (7. с. 125). Закон, как существенный элемент условий бытия любого (в том числе и языкового) объекта, несомненно, реагирует на изменение системы условий своего функционирования, изменяя механизм своего действия; когда же эти условия претерпевают качественное преобразования, тогда данный закон уступает свое место другому.

3. Диахроническая связь состояний

Уже на уровне синхронического среза бытия языка возникает проблема соотношения состояния и изменения, как проблема диалектического единства таких бытийных существенных моментов, как устойчивости и изменчивости. "Языковое состояние,- пишет Ф. де Соссюр, - это не математическая точка, но более или менее продолжительный промежуток времени (10 лет, жизнь одного поколения, столетие или более)" (7, с. 133). Например, могут происходить, так сказать, внутрисостоянческие изменения в меризмах или фонемах, изменения в смыслах слова; следствием фонетической эволюции может стать ослабление, но не разрыв грамматической связи. Так что позволительно говоpить о возникновении новых языковых состояний на уровне микроподсистем данного языкового состояния, которые не выходят за пределы его качества. "Изменения, - замечает Соссюр, - никогда не пpоисходят во всей системе в целом, а лишь в том или в другом из его элементов" (6. с. 120).

Поэтому все изменения можно представить в виде двух разнокачественных процессов:

1) Процесс функционирования языковой системы;

2) Процесс pазвития этой системы.

Соссюр, подчёркивая диалектическую связь этих процессов, пишет: "..переходы от одного состояния к другому вызываются теми же факторами, которые действуют в пределах отдельных состояний" (6. с. 94).

Таким образом, требуя решительного разграничения состояния и события, он имплицитно намечает два аспекта их соотношения:

- внешний, когда процесс соединяет предшествующее состояние с последующим;

- внутренний процесс простого самовоспроизводства состояния.

Однако накапливающиеся внутрисостоянческие изменения приводят к лексико-семантическим изменениям, к изменениям грамматических категорий, а также тех форм, которые служат для их выражения; все это, в конечном счете, ведет к возникновению качественно иного языкового состояния.

Предшествующее и последующее состояния языка находятся в некоторой связи. И Ф. де Соссюр отмечает наличие этой связи; он пишет: "Часто утверждают, что нет ничего более важного, чем познать генезис данного состояния; это в некотором смысле верно: условия, создающие данное состояние, проясняют нам его истинную природу..." (7. с. 123). Но Соссюр и здесь подчёркивает определяющую роль состояния в жизни языка, замечая: "но этим (обращением к диахронии - Б.С.) как раз и доказывается, что диахрония не является самоцелью" (там же, с. 123). Еще более категорически Соссюр умаляет значение последовательно-разновременных связей состояний в "Заметках...": "Непременным условием понимания того, - утверждает он, - что происходит или хотя бы, что имеется в определенном состоянии языка, является отвлечение от всего того, что ему предшествовало, (подчеркнём - "особенно того, что предшествовало")" (6. с. 100).

И все же мы, опираясь на вышеприведённую мысль Соссюра о важности изучения генезиса состояния языка, а также на его утверждение: "Разве не очевидно, что всё, что есть в состоянии, содержится в предшествующем ему событии" (6. с. 115), предпримем попытку исследовать диахроническую связь состояний и доказать ее объективную познавательную значимость.

Мы считаем, что субстратом (носителем) последовательно-разновременной связи языковых состояний является промежуточное или переходное состояние, содержание которого определяет тип и характер этой связи. Поэтому мы остановимся, хотя бы вкратце, на анализе содержания переходного состояния.

"Если мы возьмем любые индоевропейские языки, - пишет Соссюр, - то каждый из них будет представлять собой как раз промежуточное звено между двумя соседними языками к западу и востоку. И мы можем констатировать некоторые важные и совершенно сходные явления. Непрерывность, дивергенция (расхождение Б.С.)". - заключает Ф. де Соссюр (6. сс. 60-61). Существенными свойствами переходного состояния, по Соссюру, являются:

1. Наличие признаков предшествующего языкового состояния в последующем; причем, эти признаки существенные для обоих. Например, могут одновременно функционировать две, различающиеся фонетические формы (возникающие как в ходе фонетической эволюции, так и агглютинации), но имеющие один и тот же смысл. Сосуществование подобных форм имеет место и в случаях новообразований по аналогии. Новообразования методом аналогии швейцарский лингвист не относит к изменениям. Эти языковые факты, считает Соссюр, возникают с использованием аналогического метода из морфем, на которые разлагаются слова и прежде всего сложные. Каждый факт аналогии, - пишет Соссюр, - это событие, в котором участвуют три действующих лица:

- Традиционный, законный, наследственный тип;

- Конкурент;

- Коллективный персонаж, образованный теми формами, которые создали этого конкурента (см.: . с. 197).

Следует заметить, что словообразование по аналогии, требующее творческой активности субъекта языковой деятельности, всегда сопровождается сосуществованием форм, предшествующего и последующего состояний, то фонетическая эволюция характеризуется, как правило, значительно меньшей уживчивостью старой и новой фонетических оболочек. Поэтому Соссюр полагает, что новообразования по аналогии и исчезновение старой формы - это два независимых языковых явления. В факте аналогии, по Соссюру, всё синхронично и грамматично; он начинается случайно, с говорящего индивида, с речи. Этому факту "...должно, - подчёркивает Ф. де Соссюр, предшествовать бессознательное сравнение данных, хранящихся в сокровищнице языка, где производящие формы упорядочены согласно своим синтагматическим и ассоциативным соотношениям" (7. с. 202). Относительно всех видов изменений, а также новообразоаний по аналогии швейцарский лингвист утверждает, что "...ни психологическая, ни фонологическая реальность в отдельности никогда не могут обусловить возникновение даже мельчайшего языкового факта. Чтобы возник языковой факт, необходимо объединение двух видов явлений" (6. с. 146). Таким образом, Соссюр отмечает ещё один сложный тип связи состояний - связь психической и физиологической языковой деятельности, которую (связь), следует отметить,что он затем перечеркнул своей дихотомией "Язык/речь"; но об этом несколько ниже.

2. Соссюр понимает переходное состояние как соединительную ткань последовательно-разновременных языковых состояний. Оно возникает в недрах предшествующего относительно устойчивого языкового состояния. Это - первая стадия переходного состояния, подсказываемая самой логикой становления нового языкового состояния, - это стадия равновесия, когда прежние и вновь возникшие признаки одновременно и равноправно функционируют.

Можно привести пример из русского языка: Так, во времена Даля В. И. прилагательные" симпатичный" и "симпатический" употреблялись как однозначные; Когда Ожегов С.И. создавал свой Словарь, то столь же однозначными были прилагательные "симптоматичный" и "симптоматический".

Однако мы не можем полностью согласиться с Ф. де Соссюром, что "Нельзя найти такой язык, который находился бы в состоянии покоя и неподвижности" (6. с. 47); и в другом месте: "Не существует постоянных языковых особенностей, все они преходящи и ограничены во времени. Имеются только такие состояния языка, которые представляют собой непрерывный переход от вчерашнего состояния к завтрашнему" (6. с. 55). Разумеется, Соссюр прав, на наш взгляд, формулируя свой принцип постоянного изменения языка, как следствия его непрерывного существования во времени и пространстве. Но мы убеждены в том, что он не прав, отрицая относительный его покой. Какой же смысл оставляет тогда Соссюр понятию состояние? Ведь он требует отличать его от понятий "событие", "изменение"; и в то же время им отрицается относительное равновесие, покой в языке. Понятие "состояние" выражает именно устойчивый вид движения, который воспроизводит существенные признаки в пределах одного и того же качества. Именно на основании этого становятся различными такие способы бытия языкового объекта, как его функционирование и развитие, мы не находим у Соссюра аргументов, которые давали бы ему право изъять языковую систему из сферы действия универсальных законов диалектики, в частности из сферы действия закона перехода количественных изменений в качественные и обратно. Абсолютизация Соссюром принципа постоянного изменения языка ведёт языкознание к самоликвидации, поскольку еще со времен Кратила известно, что в одну и ту же реку (читай: языковой материал) нельзя войти и однажды!

Третью стадию (стадию зрелости, развитости) переходного состояния следует в то же время рассматривать как превращение его в тело нового состояния. Это - стадия становления последующего языкового состояния. И всё-таки гениальное профессиональное чуть

Похожие работы

<< < 1 2 3 4 5 6 7 > >>