Льготные составы убийств

При применении необходимой обороны посягательство должно существовать объективно, а не в воображении обороняющегося, поэтому практический интерес представляет правильное разрешение вопроса

Льготные составы убийств

Курсовой проект

Юриспруденция, право, государство

Другие курсовые по предмету

Юриспруденция, право, государство

Сдать работу со 100% гаранией

Необходимая оборона признается правомерной, если она применяется для отражения посягательства, являющегося общественно опасным, то есть было направлено на причинение существенного вреда охраняемым законом правам и интересам отдельных граждан, общества и государства. Поэтому общественно опасным признается не только преступное, но и иное посягательство, например, действия невменяемых или малолетних лиц [21, c. 273].

Однако из моральных соображений заведомо малолетним и невменяемым при отражении их посягательств целесообразно причинять минимальный вред и только в случае необходимости, т.е. при отсутствии возможности пресечь посягательство без причинения вреда.

Вред, который может быть причинен вследствие осуществления посягательства должен быть существенным. Поэтому не образует необходимой обороны отражение малозначительных посягательств, когда деяние формально содержит признаки какого-либо преступления, однако заведомо для обороняющегося не может причинить существенный вред охраняемым интересам (например, кража малоценного имущества) [5, с.105].

Не признаются необходимой обороной действия лица, направленные на устранение или пресечение общественно полезной и правомерной деятельности других лиц. Например, с целью избежать задержания за совершенное преступление, виновный оказывает сопротивление гражданам или работникам милиции [21, c. 274].

Как правило, состояние необходимой обороны возникает в связи с насильственными посягательствами, которые связаны с причинением вреда личности (телесные повреждения, смерть, изнасилование, похищение человека, захват заложников и т.п.), либо посягательствами, которые по своему характеру допускают возможность их насильственного пресечения (хищение или уничтожение имущества, шпионаж, террористический акт, диверсия, бандитизм и т.п.).

Не порождает права на необходимую оборону провокация необходимой обороны, когда лицо своими действиями побуждает кого-либо применить насилие (провоцирует нападение) и затем причиняет ему вред под видом необходимой обороны. Такие действия квалифицируются как преступление на общих основаниях [5, с.106].

Посягательство, против которого применяется необходимая оборона, должно быть не только общественно опасным, но и должно существовать в действительности. Это означает, что посягающий уже начал причинять вред правоохраняемым интересам либо, хотя нападение еще не началось, существует реальная угроза его осуществления. Отсюда следует, что обороняющийся может и не дожидаться самого начала непосредственного посягательства, а самостоятельно принимает необходимые меры для предотвращения или пресечения предстоящего нападения.

Состояние необходимой обороны считается не устраненным и в том случае, когда акт самозащиты последовал непосредственно за актом хотя и оконченного нападения, но для обороняющегося, исхода из обстоятельств, не был ясен момент окончания нападения [21, c. 275].

Посягательство будет считаться завершенным в момент его фактического прекращения независимо от стадии и причин окончания (достижение цели, добровольный отказ, невозможность продолжения и т.п.) [5, с.106].

Своевременность защиты определяется временными пределами осуществления посягательства. После окончания посягательства к виновному могут применяться насильственные действия только с целью его задержания и доставления в органы власти. Применение же насилия к лицу, прекратившему посягательство, не с целью его задержания рассматривается как самочинная расправа и квалифицируется как преступление на общих основаниях [5, с.107].

При применении необходимой обороны посягательство должно существовать объективно, а не в воображении обороняющегося, поэтому практический интерес представляет правильное разрешение вопроса о мнимой обороне, то есть о применении обороны против воображаемого, объективно не существующего посягательства, ошибочно принимаемого обороняющимся за реально существующее. В зависимости от обстоятельств дела, лицо может отвечать либо за неосторожные действия, когда лицо, хотя и не предвидело, что реального нападения со стороны посягающего нет, но по обстоятельствам сложившейся ситуации при должной внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть, что посягательства на охраняемые законом его права и интересы в действительности нет, либо вообще не подлежит привлечению к ответственности. Однако необходимо иметь в виду, что мнимая оборона исключает уголовную ответственность лиц лишь тогда, когда вся обстановка происшествия давала достаточные основания полагать лицу, применившему средства защиты, что имело место реальное посягательство, и оно не осознавало ошибочности своего предположения в силу добросовестного заблуждения.

Вместе с тем, когда при мнимой обороне лицо причинило потерпевшему вред, явно превышающий пределы допустимого вреда в условиях соответствующего реального посягательства, оно подлежит ответственности как за превышение пределов необходимой обороны [21, c. 274].

Нет мнимой обороны, если в процессе осуществления реального общественно опасного посягательства преступник использует для устрашения жертвы предметы лишь имитирующие орудия преступления, но фактически лишенные поражающих свойств (макет пистолета, неисправное оружие и т.п.). Восприятие обороняющимся таких предметов как реального оружия позволяет ему действовать в полном соответствии с правилами необходимой обороны. Сознание обороняющимся, что предметы, используемые посягающим, не являются оружием, в условиях продолжающегося посягательства не лишает права на необходимую оборону однако учитывается при определении пределов допустимости причиняемого посягающему вреда [5, с.108].

При необходимой обороне вред должен причиняться только тому лицу, которое непосредственно осуществляет посягательство, является его исполнителем. Причинение вреда организатору или пособнику посягательства допустимо, если их действия по своему характеру приближаются к действиям исполнителя. Причиняемый посягающему вред может быть физическим или материальным [5, с.106].

При групповом посягательстве вред может быть причинен любому из посягающих, некоторым из них, либо всем посягающим. При этом к любому из посягающих могут быть применены такие меры защиты, которые определяются опасностью действий всей группы.

Причинение вреда третьим лицам при необходимой обороне квалифицируется по следующим правилам:

при умышленном причинении вреда на общих основаниях как умышленное преступление;

если имеет место отклонение действия, то в зависимости от вины обороняющегося-либо как неосторожное преступление, либо как казус, если ошибка была извинительной;

если вред причиняется лицу, ошибочно принятому за посягающего в условиях реально существующего посягательства, то действия обороняющегося приравниваются к необходимой обороне, если заблуждение было добросовестным. При недобросовестности заблуждения ответственность наступает за неосторожное преступление;

причинение имущественного вреда с целью избежать посягательства по правилам крайней необходимости [5, с.107].

При отражении общественно опасного посягательства допускается использование оружия любого вида и даже против невооруженного посягающего. При переходе оружия из рук посягающего в руки обороняющегося не исключается возможность его применения против посягающего при условии продолжения посягательства и соблюдении пределов причинения вреда.

Определение допустимости причинения вреда посягающему осуществляется на основе сопоставления характера и степени тяжести фактически причиненного посягавшему вреда с характером и степенью общественной опасности посягательства, возможностями обороняющегося по его отражению, обстановкой посягательства и защиты.

Возможности обороняющегося по отражению посягательства характеризуются рядом обстоятельств: физическими данными обороняющегося, его полом, и возрастом, вооруженностью, количеством обороняющихся и др. Однако все эти обстоятельства оцениваются не сами по себе, а только в сравнении с соответствующими характеристиками посягательства: соотношением сил посягавшего и оборонявшегося, количеством оборонявшихся и нападавших, соотношением их вооруженности и т.д. При этом оценке подлежат все обстоятельства в совокупности, и ни одно из них само по себе не имеет решающего значения.

Существенное значение для установления соответствия защиты опасности посягательства имеет и психическое состояние обороняющегося, как правило, пребывающего в состоянии стресса и лишенного возможности адекватно оценивать обстановку в силу внезапности нападения.

Превышение пределов необходимой обороны (эксцесс обороны) это умышленное без необходимости причинение посягающему тяжких телесных повреждений или смерти, когда причинение такого вреда является для обороняющегося явно чрезмерным, не соответствующим характеру и степени общественной опасности, а также обстановке посягательства.

УК предусматривает ответственность только за убийство (ст.143) и умышленное тяжкое телесное повреждение (ст.152), учиненные при превышении пределов необходимой обороны.

Причинение легких, менее тяжких телесных повреждений или имущественного вреда при отражении посягательства превышением пределов защиты не является и уголовной ответственности не влечет [5, с.108].

Юридический анализ убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны

Для квалификации содеянного по ст.143 необходимо установить два обстоятельства:

1) действовал ли виновный в состоянии необходимой обороны;

2) были ли превышены пределы необходимой обороны.

Превышением пределов необходимой обороны признается явное для обороняющегося лица несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, когда посягающему без необходимости умышленно причиняется смерть [5, с.306].

При решении вопроса о наличии или отсутствии признаков превышения пределов необходимой оборон

Похожие работы

<< < 1 2 3 4 5 6 7 > >>