"Женский бунт" в комедиях Аристофана

Вот и вышло, что доморощенные "философы" занимаются готовкой на общий стол, со всеми его "устрично-камбально-крабья-кисло-сладко-остро-пряно-масло-яблоко-медово" (ст.1170) и иже с ними,

Женский бунт в комедиях Аристофана

Дипломная работа

Литература

Другие дипломы по предмету

Литература

Сдать работу со 100% гаранией
ласуется с древней пифагорейской пословицей: "У друзей все общее" (IV, 424).У друзей-стражей общие жены, дети и имущество.

Ремесленники и земледельцы - низший слой социума, обслуживающий двух других. Здесь каждый человек занимается тем ремеслом, которое, по мнению правителей, наиболее полно ему подходит. Многие из них - отбракованные дети правителей и стражей, не устроившие последних своими внутренними и внешними свойствами.

Идеальное государство обладает четырьмя добродетелями: оно мудро, мужественно, рассудительно и справедливо (IV, 427d). То есть в нем осуществляются здравые решения стоящей во главе, небольшой частью населения (IV, 429), оно защищается стражами, воспитанными под воздействием закона (IV, 429b), оно упорядочено, гармонично и характеризуется властью над определенными удовольствиями и вожделениями (IV, 430e) ("жалкие вожделения большинства подчиняются разумным желаниям меньшинства, то есть людей порядочных" - IV,431d), и в нем каждый человек занимается сугубо своим, не вмешиваясь в посторонние дела (IV, 433d).

Праксагора, героиня комедии "Женщины в народном собрании" исполнена желания осуществить эфемерный проект идеального государственного устройства. Она, женщина уверенная, разбирающаяся как во внутренней, так и во внешней политике Афин, добилась передачи власти в руки активных женщин, отобрав ее у пассивных и бездеятельных мужчин, на собраниях появляющихся только из-за денег (трех оболов/ "грошей" - "Женщины в народном собрании", ст.380). Итак, во главе афинского государства стала группа женщин. Мало того, что само присутствие представительниц прекрасного пола в политике наверняка вызывало у зрителей комедии усмешку, так и аналогии с Платоном, утверждавшим мелочный образ мыслей женщин (V, "Государство", 469e) и объявившим правителями философов и только философов, вероятно, порождали гомерический хохот. Действительно, какое может быть у женщин стремление к постижению сути вещей? Их дело - ткать шерсть, печь жертвенные лепешки, варить похлебку (IV, 455d) и "задирать ноги" ("Женщины в народном собрании", ст.265) с последующим рождением новых членов государства.

Аристофан также разделяет свое государство на три класса: правящие женщины во главе с Праксагорой, обычные граждане, ведущие преимущественно праздный образ жизни и рабы, которые возделывают пашню (ст. 653) и выполняют работы, заброшенные горожанами. То есть вместо философов Аристофан "поставил" женщин, вместо стражей-воинов - ленивых, бездеятельных горожан, а ремесленников и земледельцев, которые у Платона выполняют свою работу соответственно наклонностям и стремлениям, заменил рабами, чей труд сугубо обязателен.

Вот и вышло, что доморощенные "философы" занимаются готовкой на общий стол, со всеми его "устрично-камбально-крабья-кисло-сладко-остро-пряно-масло-яблоко-медово" (ст.1170) и иже с ними, запеканками; вместо того, чтобы мыслить и разговаривать о вечном, одновременно отбирая достойных в классы правителей (в данном случае - правительниц) и стражей. "Воины" же, первую часть комедии разгуливающие в женских одеждах и горюющих по поводу потери трех оболов, настолько инертны, что без раздумий соглашаются на глобальные перемены, лишь заслышав о бесплатной еде, одежде и отсутствии ограничений в личной и семейной жизни. Кто же откажется от того, чтобы "всегдашней заботой" стало "нарядившись, идти на попойку" (ст. 653-655)? Общность имущества, предложенная Платоном, утрируется Аристофаном вплоть до снесения любых стен и перегородок - "чтобы к каждому каждый свободно ходил" (ст.679). В их класс Аристофан включает также и платоновские характеристики общности детей и жен. Но, учтя, что "стражи" его комедии - обычные люди, а не лучшие из лучших, воспитанных на всех канонах мусического и гимнастического воспитания, то вводится новое правило. Как у Платона правители вмешивались в дела семейные: "лучшие мужчины должны соединяться с лучшими женщинами, а худшие, напротив, с самыми худшими <…> потомство лучших мужчин и женщин следует воспитывать, а потомство худших - нет" ("Государство", V,459e), так и правительницы у Аристофана постановили, "чтобы женщинам с теми, кто юн и силен, ночевать дозволялось не прежде, чем тщедушных они, мозгляков, стариков позабавят любовною лаской" ("Женщины в народном собрании", ст.626-629), то же самое порешив и с мужчинами. Но если у Платона абсурдное предположение по поводу "общего добра" обусловлено попыткой вырастить новое поколение лучших людей, то Аристофан сатирически переворачивает идею на лад половой невоздержанности, больше подходящей животным, нежели людям. Комедиограф будто пытается доказать философу нравственную распущенность человечества, любую, самую хорошую, идею способную извратить неодолимой тягой к наслаждениям. Наказание за это следует в комедии незамедлительно: юноша, всеми фибрами души стремящийся к "девчонке юной", уведен с орхестры тремя "гнилыми старухами", что, по его словам "невыносимо для свободного" (ст. 941). Впрочем, свобода у Аристофана подразумевает заключение в оковах чувственных вожделений - будь то страсть к еде или же к женщинам.

В общем, стражи у Аристофана - отнюдь не идеальные люди, а глуповатые, праздные обыватели, только и мечтающие об отсутствии работы, изобилии и хмельном счастье. Их обслуживают рабы, не имеющие никаких гражданских прав. Этакая каста неприкасаемых, обязанных всю жизнь работать, создавая семью только с теми, кто принадлежит тому же классу. Праксагора с уверенностью говорит о ждущем всех счастье (ст.690-710), не учитывая интересов низшей ступени социальной пирамиды, являющейся базисом всей, и без того шаткой, постройки - "<…> беззаботная жизнь за счет рабского труда есть нечто само собою разумеющееся даже для афинской бедноты".

Что имеется в итоге? Идеальное государство Платона, как указывалось выше, мудро, мужественно, рассудительно и справедливо. Обладает ли этими качествами государство, основанное Праксагорой?

Решение дозволить проводить жизнь без малейших ограничений, опираясь на чужой труд, что неизбежно приводит к полному уничтожению морали, нравственной деградации и лености ума мудрым назвать невероятно сложно. "Мужественное" государство, управляемое женщинами, заключает антитезу уже в самом определении. Кроме того, предполагаемые защитники-стражи, такие как Блепир и Хремет, кроме горькой усмешки, мало какую реакцию вызывают. О рассудительности говорить и вовсе не приходится, беря во внимание тот факт, что предложение резко сменить руководство и государственный строй в народном собрании было принято в считанные минуты. Ну а "победу" справедливости Аристофан демонстрирует в отдельной сцене между Хреметом и Несдатчиком. Первый, душою приняв постановление об обобществлении имущества, несет свои вещи в общественные кладовые. Второй же отнюдь не торопится расставаться со своим добром. Они вступают в спор, окончившийся тем, что честный Хремет и прижимистый Несдатчик на равных правах принимают участие в пире. Кроме того, справедливость Платона, заключающаяся в том, что каждый человек занят сугубо собственным делом, противоречит справедливости, провозглашенной Праксагорой: "во всем пусть участвует каждый" (ст.590), что и приводит к полнейшей анархии.

Итак, государство, основанное на мечтах явно потребительского характера, терпит полнейший крах. Идеальное государство можно основать только в том случае, когда его основная цель - добиться счастья и равенства (вовсе не только имущественного) абсолютно всех граждан. Но если сохраняются угнетенные слои - эта цель, априори не может быть достигнута.

Аристофан в комедии "Женщины в народном собрании" в очередной раз доказал свою "сознательность", продемонстрировав остросоциальную тематику. Помимо противопоставления "женского" государства платоновскому, комедиограф вывел на сцену окружающую его современность, конкретно - кризис афинской демократии IV века, и последующее снижение политической активности граждан (ранее упоминалась установленная плата за посещение народного собрания). Демократия на основе эксплуатации рабов изжила себя, и Афины находились в поиске подходящих путей развития. Настроения Аристофана понятны - он находится на стороне аттического крестьянства, осуждая и уравнительную политику Праксагоры, и ее же теорию обобществления имущества. Одновременно в комедии были выведены основные типы современных Аристофану людей; Блепир - типичный афинский бедняк, существующий на три обола после посещения народного собрания, любитель заработать мошенничеством и лжесвидетельством. Несдатчик - осторожный, недоверчивый афинянин, предпочитающий уклониться от непонятных ему указаний. Хремет - бедняк хоть и обязательный, но глуповатый и простоватый, предпочитающий вести паразитический образ жизни, за счет государства, на пару с Блепиром.

Обрисовав основные черты представителей так называемого деклассированного низа, Аристофан разоблачил жалкие и прозрачные устремления потребителей, одновременно противопоставив их идеальным людям-стражам Платона, характеризуемых полнейшим отсутствием собственнических устремлений.

В итоге, государство Аристофана явилось отражением современной ему действительности, одновременно включив в себя язвительную пародию на "Государство" Платона. Все это объединилось и выявило превосходную картину нравов IV века до н.э., которые явно противоречили возможности реализации философских утопий.

 

 

Глава 2. "Зло из зол, что женщиной зовут"

 

.1 "Женщины на празднике Фесмофорий" - униженные и оскорбленные

 

Комедия Аристофана "Женщины на празднике Фесмофорий" была поставлена в 411 году на

Лучшие

Похожие работы

<< < 1 2 3 4 5 6 7 > >>