"Женский бунт" в комедиях Аристофана

Вот и вышло, что доморощенные "философы" занимаются готовкой на общий стол, со всеми его "устрично-камбально-крабья-кисло-сладко-остро-пряно-масло-яблоко-медово" (ст.1170) и иже с ними,

Женский бунт в комедиях Аристофана

Дипломная работа

Литература

Другие дипломы по предмету

Литература

Сдать работу со 100% гаранией
/p>

Образ решительной Праксагоры оттеняется ее безвольным мужем Блепиром, которого героиня, выступая в Народном собрании, бранила, называя мерзавцем, вором и клеветником. Что может быть нагляднее данного проявления неуважения к собственному мужу? Помимо того, что Блепир на редкость слабоволен, так он еще и подкаблучник чистой воды: "Я за тобою буду по пятам ходить - пускай глазеют на меня и шепчут так: "Вот полководицы супруг, почет ему!"" (ст. 723). Сразу понятно, кто в их доме женщина, а кто мужчина.

"Мужественная" полководица Праксагора, помимо решительности, отличается и немалым искусством ведения дипломатических бесед. Она смогла убедить мужчин, Блепира и Хремета, в целесообразности построения нового государства, первоначально настроенных весьма скептически и ехидно "передергивающих" каждую ее фразу. Но и здесь Аристофан подчеркивает одно "но": убедить таких мужчин, которые без раздумий согласились дать политические права женщинам, не стоит ровным счетом ничего.

Вот и выходит, что, с одной стороны, Праксагора, без сомнения, решительная, сознательная, но с другой, вся ее решительность не стоит и выеденного яйца, а сознательность приводит к невероятным последствиям.

В "Лисистрате" используется тот же прием: образ женщин снижается еще в прологе. Если в комедии "Женщины в народном собрании" пролог открывается с обращения к фонарю, являющемуся немым свидетелем сладострастия и чревоугодия, то "Лисистрату" комедиограф сразу начинает с обвинения представительниц прекрасного пола в злодействе:

Лисистрата: Ведь нас мужчины хитрыми зовут злодейками…

Клеоника: И, видит Зевс, недаром!"

("Лисистрата", ст.10-11)

И по ходу действия, Аристофан постоянно изображает слабость женщин перед низкими инстинктами: "забастовщицы" перманентно пытаются сбежать из Акрополя домой, к игнорируемым мужьям. Кроме присущего им сладострастия, показателен эпизод клятвы, где все союзницы невероятно радуются чаше с вином, которое испив "развеселишься разом" (ст. 200).

После всех этих мелких снижающих деталей, Аристофан к счастливому концу комедии окончательно понижает не только образ женщины, но и образ достигнутой ею победы.

Лисистрата, ведя переговоры с Пританом и спартанским послом, всеми силами дипломатии старается заключить мир. Но реплики, бросаемые тем и другим собеседником, очень далеки от справедливого раздела земли и прочих экономических и политических вопросов. Предводительница говорит о необоснованности действий лаконцев, которых не так давно спасли Афины; бросает фразу: "Вы губите спасителей страну", а в ответ: "Обидчики они, о Лисистрата" и следом "Обидчики, но зад, ей-ей, хорош!" (ст.1146-1149). Начинает говорить об ошибках афинян, а откликом: "А я не видел женщины пышней!", "А я не видывал прелестней дельты!" (ст. 1158-1159).

Мужчины склоняются не перед умом и рассудительностью женщины, а пред ее "формами". Победить Лисистрате помогает не дипломатия, а воздержание. Такой подход к решению проблемы мира, опять же, обусловлен традиционным грубым юмором древней комедии.

"Конечно, столь быстрое разрешение конфликта - очередное проявление фантастической изобретательности Аристофана, но смысл его вполне ясен: судьбы войны и мира должны решать сами народы, которым легче договориться между собой, без лживых и лицемерных посредников". А еще легче договориться, когда стороны подстегивает сама природа.

Несмотря на откровенно сатирическое изображение женщин в целом и героинь Праксагоры и Лисистраты в частности, все они, так или иначе, являются резонерами; выражают неприятие войны как средства достичь выгоды, оттеняют падение нравов и гражданской сознательности, являют необходимость изменений в аппарате государственной власти.

До чего должно дойти общество, чтобы женщинам, искони домашним, тихим и мирным, пришлось брать власть в свои руки и начинать управлять полисом? Если мужчины не могут решить проблемы и обеспечить своим женам и дочерям привычную жизнь, значит, государство достигло низшей ступени своего падения.

 

1.2"Женские штучки" в политике

 

Аристофан, начав изображать женщин в трех своих комедиях, естественно, не мог обойтись без определенных способов создания образа. Оставив в стороне речевые характеристики и анализ поступков, постараемся выдвинуть на первый план те средства, которые героини используют для достижения своих целей. Конкретно: маскировка под мужчину в комедии "Женщины в народном собрании", сговор за спиной в комедии "Женщины на празднике Фесмофорий" и "удар ниже пояса" в комедии "Лисистрата".

Образ женщины, хоть как-нибудь касающейся политики, наверняка, вызывал сильный смех. А особенно, если этот самый образ принижен самоочерняющими речами, глупостями, которые (конечно) мужчины сказать никак не могли и нарочитым простодушием. Остановиться только на вышеперечисленных средствах комедиографу не представлялось возможным, и он пошел на последний способ - изображение самых что ни на есть недостойных способов ведения борьбы с мужчинами.

Да, в двух комедиях женщины побеждают: Лисистрата восстанавливает мир и покой, Праксагора устанавливает новый государственный строй - но как они добиваются победы?

В комедии "Женщины в народном собрании" главная героиня - активистка Праксагора решает установить женское правление, добившись его вполне законным способом - решением народного собрания. Но, учитывая, что женщин на собрание не пускают, в дело пошел способ, от законного очень и очень далекий: Праксагора и остальные поддержавшие ее женщины переодеваются в мужчин и пробираются на совет. Налицо пренебрежение автора к подобному решению "проблемы". Действительно, мужчина не опустился бы до "низкой" маскировки; его принципы - честно стоять лицом к врагу и доказывать его неправоту мечом. Ни о каком переодевании не может быть и речи - он же мужчина!

А вот женщине, как существу хитрому, не гнушающемуся никакими методами, ничего не стоит выкрасть одежду мужа и явиться на собрание, скрыв лицо под бородой.

Самая незаслуженная победа женщин отражена в комедии "Лисистрата". С мужской точки зрения отказ от физической "любви" ради достижения своей цели - самый низкий поступок, какой только можно представить. Даже если эта цель - предотвратить кровопролитие. Подобный "удар ниже пояса" средство "чисто женское и по-аристофановски смелое". Благородный образ "прекращающей походы" снижен настолько, насколько это возможно.

Метод решения у "Женщин на празднике Фесмофорий" настолько же непрезентабелен: тайный сговор мало кого красит. Поставив вопрос о том, как поступить с неугодным Еврипидом, женщины не дают возможности "виновнику" узнать о свое судьбе. Естественно, ему приходится решать проблему крайними мерами - обрядить родственника Мнесилоха в женские одежды и отправить на разведку. К подобной женской "подлости" Аристофан относится соответственно - с осуждением. Разве мог бы настоящий мужчина нанести подлый удар в спину? Никогда. Его методы - политика порванной на груди рубахи, открытого лица и торса, откровенной вражды и честных правил.

Женщины ведут борьбу теми средствами, которые мужчины давно признали недостойными. Это отбрасывает тень даже на их, по большей части благородные (за исключением, пожалуй, смерти ни в чем не повинного Еврипида), цели.

 

.3Социальная утопия "по-женски"

 

-60-е годы IV в. до н.э. ознаменовались рождением новой теории государственности, точнее, утопии государственного устройства. Автором явился Аристокл, более известный истории, как Платон. Переосмыслив идеи своего учителя Сократа, философ в грандиозном труде "Государство" написал картину идеального общества, затронув в ней все сферы человеческой жизни - личную, семейную, полисную. Организовав кастовую дифференциацию, общность интересов каждой социальной группы, отсутствие собственнического принципа "свое-чужое", жесткое планирование семейных отношений, мыслитель получил модель социума, которая вряд ли может быть осуществлена в реальной жизни (осознав неосуществимость своего проекта, он позже написал "Законы", где постарался сгладить самые неправдоподобные "острые углы"). Вероятно, эта теория стала известна обществу намного раньше, чем увидело свет "Государство". И, может быть, Аристофан увидел предварительные наброски будущей утопии философа.

Неудивительно, что такой ехидный пародист и комедиограф, как Аристофан, посчитал необходимым осуществить утопию в современном ему афинском обществе, конечно, не обойдясь без саркастических переосмыслений, и откровенно издевательских пассажей.

Идеальное государство, по Платону, характеризуется тремя общественными классами: правителей, стражей-воинов и земледельцев в совокупности с ремесленниками. Правители - это философы, безупречные люди, руководствующиеся истиной, добивающиеся ее всевозможными средствами ("Государство", VI, 490), имеющие прирожденную склонность к знанию и стремлению коснуться сущности каждой вещи, всеми силами устремляющиеся к подлинному бытию (VI, 490b). Стражи руководствуются принципом необходимости защищать государство от внешних и внутренних недоброжелателей, в том числе "нарушающих порядок новшеств" (IV, 424b). Они являются продуктом совершенной системы воспитания, суммирующей гимнастическое и мусическое искусство (система умственного, эстетического и нравственного воспитания, включавшая литературное и музыкальное образование, знакомство с основами наук, изучение ораторского искусства, политики, этики, философии). Их существование сог

Лучшие

Похожие работы

<< < 1 2 3 4 5 6 7 > >>