"Женский бунт" в комедиях Аристофана

Вот и вышло, что доморощенные "философы" занимаются готовкой на общий стол, со всеми его "устрично-камбально-крабья-кисло-сладко-остро-пряно-масло-яблоко-медово" (ст.1170) и иже с ними,

Женский бунт в комедиях Аристофана

Дипломная работа

Литература

Другие дипломы по предмету

Литература

Сдать работу со 100% гаранией
ий дополняет данные тезисы исследованием вопроса сходства теории Платона об идеальном государстве и сатирического переосмысления идей об обобществлении имущества Аристофаном (я в своей работе придерживаюсь первого варианта, изложенного в статье - "учение Платона стало известно раньше комедии Аристофана и Аристофан осмеял это учение"). Кроме того, он поднимает вопрос об эмансипации женщин в древней Греции, доказывая ее невозможность и ненужность, споря с И. Брунсом, В. Бузескулом и Б.В.Варнеке. Учитывая точку зрения ученого, я постаралась понять упущенный им момент, а именно, как относился Аристофан к своим героиням - Праксагоре, Лисистрате и женщинам на празднике Фесмофорий и какую он давал оценку политической активности женского пола.

В наше время провозглашения равенства мужчин и женщин, эта тема актуальна тем более, чем больше мы забываем об истории эмансипации. Как отнеслись бы древние греки к современному нам положению вещей - вопрос очень интересный, хоть и, к сожалению, достаточно однозначный.

 

 

Глава 1. "А был ли бунт?"

 

.1Лисистрата и Праксагора - "несчастье для мужей"

 

Исторически сложилось так, что женщины никогда не имели политических прав. Афины не явились исключением из этого правила: женщины по своей политической роли были наравне с рабами и метеками (переселенцами из других греческих городов), то есть не могли занимать государственные должности, а "в случае возникновения какого-либо судебного дела - спор о наследстве, злоупотребление имуществом со стороны опекуна и т.п. - от имени потерпевшей женщины должен был выступать либо муж, либо брат, либо какой-нибудь другой близкий родственник". Такое понятие, как равенство полов вызвало бы только искреннее недоумение - ведь искони заведено, что женское дело - прясть, готовить, рожать и воспитывать детей. А войны, государственное устройство, внешнеполитические и прочие преобразования не "женского ума дело". Такое положение устраивало всех, традиционное сознание доминировало над тягой к новаторству.

Учитывая это, можно представить, какой комический эффект произвело решение Аристофана вывести в качестве главных героинь двух своих произведений - "Лисистраты" и "Женщин в народном собрании" - женщин, всеми силами рвущимися к власти, с целью установить свои порядки.

"Осенью 413 года афиняне потерпели сокрушительное поражение в Сицилии: погиб весь флот - больше ста пятидесяти триер, около двух тысяч семисот гоплитов - лучшая часть войска. Катастрофически опустела государственная казна". Кроме всего этого, спартанцы беспрерывно разоряли Афины, заняв близлежащее селение Декелею. "Зашевелились" враги демократии, установив чрезвычайную коллегию пробулов, олигархи рвались к власти, которой, в мае 411 года, добились. Аристофан не мог пройти мимо подобного положения вещей; и показал ситуацию и свое отношение к ней в начале 411 года комедией "Лисистрата".

Лисистрата (в переводе с греческого - "прекращающая походы") поставила перед собой глобальную задачу - остановить бесконечную кровопролитную войну, объединив все народы: афинян, ахарнян, беотийцев, пелопонесцев и др. в "огромный клубок" (ст.588). Кроме того, героиня развивает дальнейшую политическую программу.

В сфере дипломатии:

 

"Точно так же, как спутанной пряжи моток мы вот так забираем рукою

И на прялку его навиваем вот так, одну нитку к себе, а другую

От себя, - так и всю мы разовьем, если только, позволят нам это,

Отправляя послов, чтоб распутать дела, и посольства к себе принимая"

 

Внутренней политики:

 

"Надо только сперва так, как шерсть отмывают в корытах,

Весь наш город очистить, повыбросив дрянь <…>

Все собрания эти и спорщиков всех, кто друг с другом

сцепиться готовы,

И стремящихся к власти, - их вытолкать вон, да еще

им и головы срезать"

 

Внешней политики:

 

"И в корзину потом лишь одно отбирать -

драгоценную крепкую дружбу,

Прибавляя туда и метеков и всех чужестранцев, кто

друг горожанам <…>

Также те города, где колонии мы основали,

Тоже надо принять; могут нам послужить они верной

и прочной основой"

 

Здравые рассуждения о прекращении войны и дальнейших преобразованиях вызывают скептическое отношение Пробула, которого, впрочем, после обряжения лентами и венками, вряд ли можно всерьез воспринимать. Здесь хорошо проявляется отношение Аристофана к власти, точнее, к попыткам олигархов встать во главу государства. "Аристофан последовательно выступает против тех изменений, которые наблюдались в политической, идеологической и культурной жизни Афин последней трети V века, против всего того, что кажется ему искажением, извращением принципов прежней демократии".

Комедиограф открыто заявляет о продажности политиков:

 

"Пробул: Из-за денег мы разве воюем, скажи?

Лисистрата: Все раздоры от денег, конечно.

Для того, чтобы мог наживаться Писандр и другие,

кто к власти стремятся,

Постоянно они возбуждают вражду".

 

Последующий далее совет Пробулу сесть в лодку Харона (ст.608), совершенно однозначно трактует отношение Аристофана к олигархическим гетериям, их ставленникам пробулам и вождю Писандру.

Лисистрата - умелый агитатор, прирожденный лидер, умеющий убедить в своей правоте всех остальных женщин, пусть поддерживать дисциплину в "лагере" ей достаточно тяжело, но эй это удается. Менее волевые забастовщицы то и дело пытаются вернуться домой к мужьям, выдумывая самые невероятные предлоги: срочно выстелить шерсть, выбить платье, или даже родить. Но предводительница на то и предводительница, чтобы вдохновлять своих союзниц на дальнейшую борьбу. Благодаря ей, Миррина так успешно мучает мужа Кинесия, никак не склоняясь к его настойчивым попыткам соблазнения.

Лисистрата первая выражает настроения слабого пола перед Пробулом, показывая ему степень участия женщины в военных делах, которые, по извечному мужскому мнению, "ее не касаются": "мы, родив сыновей, посылаем их сражаться в отрядах гоплитов" (ст. 589-590). Кроме потери детей (а какое еще страдание может быть сильнее для женщины?), война приводит к тому, что девушки без мужского внимания "в покоях стареют тоскливо" (ст.593).

Образ активистки Лисистраты иллюстрирует понятный Аристофану и его современниками факт, что война - не выход; смерть из-за выгоды власть предержащих - самое страшное, что может быть. Почему же комедиограф на роль резонера взял женщину? Бесправное, далекое от политики существо? Возможно, дабы показать, как сильно взгляд мужчин "запылился", многих охватила жажда власти, наживы и славы. Необходим свежий подход к проблеме - так почему не женский?

Праксагора, главная героиня комедии "Женщины в Народном собрании", по чертам характера очень похожа на Лисистрату, столь же активная, исключительно рассудительная, имеющая представление и о внешне- и о внутреннеполитической обстановке государства. Она прекрасно умеет анализировать поступки власть предержащих (ст.170-189, 194-201) и имеет понятие о том, как управлять государством. Она по натуре консерватор: "Да разве б не цвела земля афинская, когда бы также рассуждали граждане и постоянно не искали нового?" (ст.219), тем самым являясь выразителем взглядов самого Аристофана. Именно склонность к консерватизму героиня делает основой при убеждении народного собрания передать власть в руки женщин. Но, говоря одно, Праксагора делает совсем другое. В речи ставя традиции во главу угла, она совершает переворот в государственном устройстве, до основания разрушая семейные ценности и всем привычную классовость.

Чем это, кроме как присущей женщинам непоследовательностью, оправдаешь? Несоответствие слов действиям - "первая ласточка" в череде снижающих образ деталей.

С первой же реплики Праксагоры, открывающей пролог, читатель (зритель) получал исчерпывающую характеристику обычных занятий представительниц прекрасного пола: "игры Афродиты" и мелкое воровство из кладовок, полных "вина и сладостей" (ст.1-20). А "традиции" женщин, ею проповедуемые, по большей части заключаются в том, что они "мужей своих изводят", "любовников заводят", "сластишки закупают", "винишком запивают" - все, "как в былые дни" (ст. 220-230). Остальные женщины, "играющие в правительство" под предводительством Праксагоры, не отличаются умом и сообразительностью: не могут войти в образ мужчины, постоянно делая глупые оговорки (ст.130-170), и все их разговоры строятся на обсуждении того, как и кого "трепал супруг". Не слишком интеллектуально, прямо сказать.

Традиционность древней аттической комедии и ее близость к вакхическим празднествам объясняет принижающие женщин шутки: одна из них со всей серьезностью задает вопрос "Как же мы поднимем руки при голосовании? Ведь только ноги задирать учили нас", а Праксагора так же серьезно отвечает: "Вопрос мудреный. Все же, голосуя, нам поднять придется руку обнаженную" (ст.263-267).

Истинное мастерство женщин, на протяжении всего действия комедии, проявляется только в приготовлении невероятной запеканки, соединившей в себе все составляющие праздничного стола. Но роли правительниц они с треском провалили: молодой человек, вынужденный "скрашивать одиночество" трех старух, одна уродливее другой, невероятно несчастен, а честный Хремет сидит за одним столом с хитрым и прагматичным Несдатчиком, что совершенно попирает законы справедливости.<

Лучшие

Похожие работы

< 1 2 3 4 5 6 > >>