"Женский бунт" в комедиях Аристофана

Дипломная работа - Литература

Другие дипломы по предмету Литература

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



нутреннеполитической обстановке государства. Она прекрасно умеет анализировать поступки власть предержащих (ст.170-189, 194-201) и имеет понятие о том, как управлять государством. Она по натуре консерватор: "Да разве б не цвела земля афинская, когда бы также рассуждали граждане и постоянно не искали нового?" (ст.219), тем самым являясь выразителем взглядов самого Аристофана. Именно склонность к консерватизму героиня делает основой при убеждении народного собрания передать власть в руки женщин. Но, говоря одно, Праксагора делает совсем другое. В речи ставя традиции во главу угла, она совершает переворот в государственном устройстве, до основания разрушая семейные ценности и всем привычную классовость.

Чем это, кроме как присущей женщинам непоследовательностью, оправдаешь? Несоответствие слов действиям - "первая ласточка" в череде снижающих образ деталей.

С первой же реплики Праксагоры, открывающей пролог, читатель (зритель) получал исчерпывающую характеристику обычных занятий представительниц прекрасного пола: "игры Афродиты" и мелкое воровство из кладовок, полных "вина и сладостей" (ст.1-20). А "традиции" женщин, ею проповедуемые, по большей части заключаются в том, что они "мужей своих изводят", "любовников заводят", "сластишки закупают", "винишком запивают" - все, "как в былые дни" (ст. 220-230). Остальные женщины, "играющие в правительство" под предводительством Праксагоры, не отличаются умом и сообразительностью: не могут войти в образ мужчины, постоянно делая глупые оговорки (ст.130-170), и все их разговоры строятся на обсуждении того, как и кого "трепал супруг". Не слишком интеллектуально, прямо сказать.

Традиционность древней аттической комедии и ее близость к вакхическим празднествам объясняет принижающие женщин шутки: одна из них со всей серьезностью задает вопрос "Как же мы поднимем руки при голосовании? Ведь только ноги задирать учили нас", а Праксагора так же серьезно отвечает: "Вопрос мудреный. Все же, голосуя, нам поднять придется руку обнаженную" (ст.263-267).

Истинное мастерство женщин, на протяжении всего действия комедии, проявляется только в приготовлении невероятной запеканки, соединившей в себе все составляющие праздничного стола. Но роли правительниц они с треском провалили: молодой человек, вынужденный "скрашивать одиночество" трех старух, одна уродливее другой, невероятно несчастен, а честный Хремет сидит за одним столом с хитрым и прагматичным Несдатчиком, что совершенно попирает законы справедливости.

Образ решительной Праксагоры оттеняется ее безвольным мужем Блепиром, которого героиня, выступая в Народном собрании, бранила, называя мерзавцем, вором и клеветником. Что может быть нагляднее данного проявления неуважения к собственному мужу? Помимо того, что Блепир на редкость слабоволен, так он еще и подкаблучник чистой воды: "Я за тобою буду по пятам ходить - пускай глазеют на меня и шепчут так: "Вот полководицы супруг, почет ему!"" (ст. 723). Сразу понятно, кто в их доме женщина, а кто мужчина.

"Мужественная" полководица Праксагора, помимо решительности, отличается и немалым искусством ведения дипломатических бесед. Она смогла убедить мужчин, Блепира и Хремета, в целесообразности построения нового государства, первоначально настроенных весьма скептически и ехидно "передергивающих" каждую ее фразу. Но и здесь Аристофан подчеркивает одно "но": убедить таких мужчин, которые без раздумий согласились дать политические права женщинам, не стоит ровным счетом ничего.

Вот и выходит, что, с одной стороны, Праксагора, без сомнения, решительная, сознательная, но с другой, вся ее решительность не стоит и выеденного яйца, а сознательность приводит к невероятным последствиям.

В "Лисистрате" используется тот же прием: образ женщин снижается еще в прологе. Если в комедии "Женщины в народном собрании" пролог открывается с обращения к фонарю, являющемуся немым свидетелем сладострастия и чревоугодия, то "Лисистрату" комедиограф сразу начинает с обвинения представительниц прекрасного пола в злодействе:

Лисистрата: Ведь нас мужчины хитрыми зовут злодейками…

Клеоника: И, видит Зевс, недаром!"

("Лисистрата", ст.10-11)

И по ходу действия, Аристофан постоянно изображает слабость женщин перед низкими инстинктами: "забастовщицы" перманентно пытаются сбежать из Акрополя домой, к игнорируемым мужьям. Кроме присущего им сладострастия, показателен эпизод клятвы, где все союзницы невероятно радуются чаше с вином, которое испив "развеселишься разом" (ст. 200).

После всех этих мелких снижающих деталей, Аристофан к счастливому концу комедии окончательно понижает не только образ женщины, но и образ достигнутой ею победы.

Лисистрата, ведя переговоры с Пританом и спартанским послом, всеми силами дипломатии старается заключить мир. Но реплики, бросаемые тем и другим собеседником, очень далеки от справедливого раздела земли и прочих экономических и политических вопросов. Предводительница говорит о необоснованности действий лаконцев, которых не так давно спасли Афины; бросает фразу: "Вы губите спасителей страну", а в ответ: "Обидчики они, о Лисистрата" и следом "Обидчики, но зад, ей-ей, хорош!" (ст.1146-1149). Начинает говорить об ошибках афинян, а откликом: "А я не видел женщины пышней!", "А я не видывал прелестней дельты!" (ст. 1158-1159).

Мужчины склоняются не перед умом и рассудительностью женщины, а пред

s