Константиногорская крепость и Горячеводское поселение (историко-библиографическая справка)

При всём том, на Горячих Водах, по словам Радожицкого, при вьезде тогда стояли две пушки, лагерь пехоты и казачий пикет.

Константиногорская крепость и Горячеводское поселение (историко-библиографическая справка)

Статья

История

Другие статьи по предмету

История

Сдать работу со 100% гаранией
еревянными, хотя среди инх уже выделялись дока Чернявского, Реброве, Мерлини, Хандаковой, Бурковского. "Кровли некоторых домов покрыты тёсом, других гонгом, одного железом, а прочие соломой, смазанной глиной". При въезде в посёлок, между солдатской слободкой к домом Чернявского возник шумный базар. Начала застраиваться ещё одна Солдатская слободка будущая Кабардинка, заселённая отставными солдатами Кабардинского пехотного полка.

Побывавши в то время на Водах И. Т. Радожинский писал в "Отечественных записках" за 1823 г.: "Константиногорск есть небольшая слободка, в 2-х прямых улицах, заключающая до 40 дворов, обитаемых разночинцами. На западной стороне слободки есть небольшая, едва приметная крепостца, которая ныне по безопасности места оставлена и выключена из числа вооружённых. Она построена на берегу р. Подкумок, сближающейся в сём месте к подошве Бештовых гор, так что крепостца мог защищать перешеек по небольшой равнине, открывающейся с западной стороны въезда к минеральным водам".

При всём том, на Горячих Водах, по словам Радожицкого, при вьезде тогда стояли две пушки, лагерь пехоты и казачий пикет. Такие же меры предосторожности применялись и в колонии Каррас, где был расквартирован Донской казачий полк. О том, что крепость зря поспешили объявить ненадобной, говорят события 1828г,, о которых рассказал В. Г. Толстов в Историс Хоперского казачьего полка (Тифлис, 1900). В это время крупная партия из 3000 всадников переплавилась через Кубань в районе Учкуль-горы. Она подступила к станице Бургустанской, но была отражена пушечным огнём. В погоню были брошены нами войска. Генерал Г. А. Емануель, командующий линией лично прибыл в Баталпашинск и приказал нашим двум отрядам быстро преследовать горцев и разбить их. Горцы сначала направились к Горячеводску (вдогонку понёсся отряд хоперцев под командой подполковника Канивальского), но затем изменили направление и пошли к каменному мосту на р. Малке. Затем горцы снова поворотили к Этоцкому мосту, и прейдя его поверули на станицу Марьинскую. Закубанцы остановились на отдых у Этоцкого поста, в 15 вёрстах от Горячих Вод. Но оба наши отряда опоздали и не могли настичь горцев. Канивальский, заметив их движение, пошёл с Верхне-Дженальского поста не за ними, а к Горячим Водам, чтобы спасти их от полного разгрома. Ночью следы горцев были утеряны. Пехоту пришлось отпустить в Константиногорск и пуститься в погоню наудалую. На рассвете у станицы Марьинской заметили густой дым. Оба начальника Канивальский и Родионов "во все повода" пустились к месту пожара. Горела станица Незлобная, которую закубанцы разграбили и зажгли, а жителей увели в плен. Марьинцы же, засев за станичной церковной оградой ружейным огнём отразили горцев. В схватке нашего казачьего отряда Радионов был убит, но Канивальский не растерялся и нанёс по скопищу смелый удар. Горцы обратились в бегство. Канивальский энергично их преследовал и шел на протяжении 25 вёрст. Для облегчения себя разбойничья шайка начала зверски резать захваченных в плен женщин и детей. Те, кому удалось прорваться и спастись от погони укрылись в Карачае, в районе Теберды. Из 3000 закованных в кольчуги всадников, во главе которых стоял турок Магомет-Али, уцелела от разгрома лишь одна треть. Этот случай, типичный для времён Кавказской войны, понудил генерала Емануеля предпринять поход в Карачай, оказавшийся пристанищем для партии, совершивший набег на кордонную линяю и поставивший под угрозу безопасность посетителей Горячих и Кислых Вод. Выяснилось так же, что многие карачаевцы участвовали в разгроме станицы Незлобной. Станица была уничтожена 8 июня 1828 г., а уже 17 октября Емануель начал поход с целью покорения Карачая. В авангарде шли: майоры П. С. Верзилин с сотней хоперцев, 100 стрелков Тенгинского пехотного волка с одним конным орудием и двумя мортирками, рота Навагинского полка. Им выпала честь пройти горные трущобы, одолеть перевал "Ослиное седло", который карачаевцы считали неодолимым. Вечером 20 октября барабанный бой и звуки труб возвестили, что перевал в наших руках. Вслед затем наши войска вошли в аул Карт-Джюрс, древний центр Карачая, Карачаевцы, к которым у русских был особый счёт они в 1826 г. в нарушение договора России с Портой, передались на сторону Турции и присягнули султану, теперь вынуждены были сдаться и покориться России.

Военное прошлое Пятигорья богато многими примерами боевых тревог и сражений, в которых Константиногорская крепость играла сдерживающую рель в охлаждении антирусских порывов поддающихся турецкой пропаганде за кубанских горцев. На протяжении многих лет в крепости несли службу солдаты 16-ro Егерского полка, с этим волком связано свыше 25 лет исторического её существования. При Ермолове полк был послан в Россию, а на Кавказ прибыл Тенгинский полк вместе с другими прославившимися в Кавказской войне полками Апшеронским, Ширванским, Куринским, Навагинским, Мингрельским.

Назовём наиболее значительный эпизоды боевой деятельности тенгинцев. На самые святки 1820 г. партия в 100 горцев напала на зимовники у Лысой горы, вблизи Горячих Вод и захватила до 200 голов рогатого скота. Погоня, предпринятая казаками ближайших постов, ничего не дала. Скот угнали в горы. Генерал К. Ф. Сталь решил предпринять карательную экспедицию против расположенных на р.Куме у абазинских аулов, служивших пристанищем для закубанцев, Население этих аулов - Махукова, Хахандукова, Бибердова тоже примыкало к ним в их набегах. Во главе экспедиции стоял майор И. А. Курило, о котором тенгинцы при виде дымящихся пепилищ разорённых аулов говорили: "Ну, наш Курило закурил…" Было захвачено до 150 пленных. Ермолов приказал отобрать из них всех годных к службе и сдать в солдаты, менее годных направить на крепостные работы, а женщин и детей выменять на русских пленных.

Особенно опустошителен был набег в мае 1823 г. крупной партии в 7000 всадников во главе с Джембулатом Айтековым. Она сожгла дотла станицу Круглолесскую, убив около 100 жителей, захватив до 350 человек пленными и угнав множество скота. При грабеже станицы хищники разрывали могилы и в гробах срывали с покойников их одежду. В ответ была снаряжена карательная экспедиция, которая на Большом Зеленчуке настигла черкесов, нападавших на станицу Круглолесекую. Было захвачено около 1300 пленных. Свыше 300 горцев определили к работам на Минеральных Водах.

А тем не менее Константиногорская крепость постепенно утрачивала военной значение. П. Н. Савенко писал о ней в 1828 г.: “Константиногорская крепость… есть не что иное, как развалившийся земляной вал или окоп, окружённый осыпавшимися рвами. Внутри сего окопа имеется несколько домиков, принадлежащих здешним поселенцем, коих большая часть переселилась в Горячеводск. В южной части крепости расположены ветхие казармы и госпиталь для военной команды, служащей защитою сей крепости. Прочее же место внутри окопа пусто и заросло высокою травою-бурьяном." В ту пору в Горячеводске было уже 47 домов и 27 флигелей, да на Кабардинке до 60 домиков, тогда как в Константиногорске оставалось несколько жалких хижин. К тому времени Горячеводск, говоря словами М.Ю.Лермонтова, принял облик "чистенького, новенького городка". Посетивший его в 1829 г. А.С.Пушкин нашёл тут вновь выстроенные великолепные ванны и дома, везде были "порядок, чистота, красивость." Осенью того же года Г. А. Емануель возбудил ходатайетво о переводе уездного центра из Георгиевска в Горячеводск и о переименовании последнего. Для нового города он предложил три на звания: Константиновск, Ново-Георгиевск и Пятигорск. Комитет Министров определил: "Что касается до названия новому городу, то из трёх предполагаемых начальников Кавказской линией названий, дать оному название Пятигорск, по уважению, что гора Бештау, к подошве которой прилагает предназначенное для сего города моего известна под сим именем и в древних российских летописях". /14/26 мая 1830 г. датирован указ Правительствующего Сената об учреждении при Кавказских Минеральных Водах города Пятигорска.

Тем детом главнокомандующий на Кавказе генерал-фельдмаршал И. ф. Паскевич перенёс свою главную квартиру в Пятигорск, как центральное место Северного Кавказа, чтобы развернуть на нём военные действия. Он ввёл новое деление Кавказской линии. В частности, в её центре в виде 2-й дистанции входил участок от речки Джегута до Каменного моста на р.Малке. Этим делением фактически упразднялось дальнейшее существование Константиногоpской крепости. Эпидемия халеры заставила однако Паскевича отказаться от проведения массированных военных действий и вернуться в Тифлис.

Одной из демонстраций русского военного оружия стала возглавленная в 1829 г. Емануелем экспедиция на Эльбрус, в которой для прикрытия научной группы Академии Наук участвовали крупные военные силы, стянутые с Кавказской линии. Но и после упразднения крепости, последовавшего за возведением Пятигорска в степень города, ещё не раз возникали в районе Пятигорья тревожные и опасные военные ситуации. В 1832 г. произошло нападение горцев на станицу Ессентукскую. В 1836 г. крупная закубанская партия во главе е Али-Хирсызом напала на Кисловодск. Она сожгла казачий пост, захватила несколько пленных, но были отбиты пушечным огнём Кисловодского укрепления. Неутомимый генерал Г. Х. Засс преследовал бежавшую к Бермамыту партию и загнал её в горные трущобы Карачая. Сам Али-Хирсыз в этой схватке был смертельно ранен. В 1841 г. бежавший на сторону черкесов казачий сотник Атарщиков с 40 джигитами напал на Кисловодскую линию, но тоже был отбит. Особенно тревожным для Пятигорска был 1846 г., когда Шамиль устремился в Кабарду, чтобы затем выйти в Закубанский край. В Пятигорске строили баррикады из повозок брёвен и старых негодных экипажей. На отроги Машука втащили 2 пушки, которые до того по не годности служили украшением гауптвахты. Две роты Кавказского линейного батальона выдви

Похожие работы

<< < 1 2 3 4 5 6 >