Адам Олеарий О купеческих нравах

Появление книги Олеария о России, так же как.и становление самого автора как одного из крупнейших ученых Германии того времени, во

Адам Олеарий О купеческих нравах

Информация

История

Другие материалы по предмету

История

Сдать работу со 100% гаранией
я в нашей стране, мы должны искать новые точки опоры в своем прошлом, так как именно на основе прошлого формируется настоящее и будущее. Сегодня рушатся прежние кумиры и идеалы, и, чтобы не остаться совсем без истории, необходимо воссоздать те события, факты, имена исторических личностей, которыми в самых сложных обстоятельствах укреплялось государство, которые помогали народу возродиться и двигаться дальше по своему историческому пути.

Адам Олеарий

Олеарий (Оlearius) Эльшлегер (Ölschläger) Адам (15991679) немецкий ученый и путешественник; историк и этнограф, лингвист, географ, математик и астроном, названный потомками «голштинским Леонардо».

Родился в Саксонии, учился в Лейпцигском университете, там же и преподавал, одновременно исполнял обязанности придворного математика и библиотекаря герцога Гольштинского. С 1639 жил в Готторпе. Знал русский, арабский и персидские языки. Часть его жизни оказалась связана с Россией и Персией, куда он совершил несколько путешествий и описал их.

Впервые Олеарий посетил Россию в 16331634 в составе шлезвиг-голштинского посольства в качестве его ученого секретаря, а затем советника. Посольство выясняло возможность торговли Голштинии с Персией через Московию. Цели своей посольство не достигло, но дало возможность Олеарию начать подробное описание пути из Голштинии в Россию. Второй раз Олеарий посетил Московское царство во время путешествия в Персию в 16351639.

Во время пребывания в России и Персии тщательно записывал все запримеченное в долгом пути, делал зарисовки увиденного, которые по возвращению в Готторп в 1639 обработал для гравирования, а в 1643 завершил всю книгу. Он озаглавил ее Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно.

В 1643 Олеарий вновь приехал в Москву на этот раз один. Известно, что он очень понравился первому русскому царю из рода Романовых Михаилу Федоровичу (16131645). Тот приглашал его на службу, но Олеарий отказался.

Описание Олеария один из самых точных источников того времени по истории ментальностей истории повседневности , истории женщин, быта и нравов нескольких народов в первой половине 17 в. Огромное количество карт повышало ценность описаний. Описание… снабжено зарисовками с натуры, имеющими большую источниковедческую ценность как результат непосредственной фиксации увиденных бытовых картин и событий. В нем много важных сведений о повседневной жизни Московии первой половины 17 в., нравах, быте, одежде, гигиенических привычках, свадебных традициях, статусе женщин разных социальных слоев, воспитании детей (в частности о способах их закаливания), об отношениях русских с сопредельными странами и народами. По точности, подробности и ясности изложения, отсутствию нафантазированных и присочиненных подробностей Описание… резко выделяется среди записок путешественников 17 в. Не удивительно, что оно стало буквально бестселлером своей эпохи, раскрывшим европейцам Нового времени таинственный мир Евразии. В 1647 Описание… было впервые опубликовано в Шлезвиге на немецком языке; впоследствии появились издания на английском, французском, голландском, итальянском. В 1869 переведено на русский.

 

 

 

 

 

 

 

На пути из Нарвы в Москву

 

 

Географические наблюдения о Московском царстве начинаются у Олеария с рассказа о пути из Нарвы через Новгород и Торжок в направлении столицы. Попутно описаны все населенные пункты, через которые он проезжал, некоторые из них зарисованы (крепости Ям, Копорье, город Тарки). В рассказе о пребывании в Москве выделяется описание публичной аудиенции, данной царем Михаилом Федоровичем посольству герцога Голштинского. Сухой рассказ об официальном приеме Олеарий расцветил любопытными сведениями в связи с увиденными им в Москве бытовыми сценками, которые он наблюдал на гуляньях, праздничных пирушках, на улицах, в церквах, на рынках и т.п. Интересны зарисованные Олеарием кукольные представления театра Петрушки (сцена продажи лошади цыганом), подробности и обыкновения народных игр (катания на качелях и «скакания» на досках). Олеарий представил не только хитросплетения церемониалов царского двора в России, но и простодушие русских посадских людей, их гостеприимство и т.п. Он постарался представить воззрения православных московитов на страну и мир, свое государство, его города и воеводства, особенности географического размещения на реках, взгляды руссов на традиции иных народов, населявших Московию (черемисов, мари и др.).

Большое внимание Олеарий уделил церковным обрядам, подчеркнув при этом пышность одеяний церковнослужителей, богатство русской православной церкви.

Считавший себя истинным европейцем, представителем просвещенного и цивилизованного Запада, Олеарий считал себя вправе судить об иных народах несколько свысока. В оценках «московитов» был тонок: он считал, что они «не знают свободы» и в то же время «хотят полной воли». Едва ли не первым из европейцев Олеарий почувствовал разницу между понятиями «svoboda» (приведенным им в транслитерации и переведенным им как libertas) и «volia» (voluntas). Подобную «неоформленность понятий» Олеарий приписывал всем «варварам».

Олеарий: от Самары до Царицына

 

3 сентября мы с левой стороны увидели реку [Е]руслан, а направо напротив круглую гору Ураков [бугор], которую считают в расстоянии 150 верст от Саратова. Эта гора, как говорят, получила свое название от татарского государя Урака, который здесь бился с казаками, остался на поле битвы и лежит погребенный здесь. Дальше с правой стороны находится гора и река Камышинка. Эта река вытекает из реки Иловли, которая, в , свою очередь, впадает в большую реку Дон, текущую в сторону Понта и представляющую пограничную реку между Азиею и Европою. По этой реке, как говорят, донские казаки со своими мелкими лодками направляются к Волге. Поэтому это место и считается крайне опасным в отношении разбойников. Здесь мы на высоком берегу направо увидели много водруженных деревянных крестов. Много лет тому назад русский полк бился здесь с казаками, которые хотели укрепить это место и закрыть свободный проход по Волге. В этой стычке, как говорят, пали с обеих сторон 1000 человек, и русские были здесь погребены.

 

Когда мы прошли мимо этого места, то заметили весь персидский и татарский караван, состоявший из 16 больших и 6 малых лодок, шедших рядом и гуськом. Когда мы заметили, что они, ожидая нас, опустили весла и лишь неслись по реке, то мы подняли все паруса и одновременно старательнее взялись и за весла, чтобы догнать их. Когда мы близко к ним подъехали, мы велели трем нашим трубачам весело заиграть и дали салют из 4 пушек. Караван отвечал мушкетными выстрелами из всех лодок. После этого выстрелили и наши мушкетеры, и с обеих сторон пошло большое ликование.

 

Во главе этого каравана, собравшегося окончательно перед Самарою, были кроме вышеозначенного шахского персидского купчины и татарского князя Мусала русский посланник Алексей Савинович Романчуков, отправленный от его царского величества к шаху персидскому, татарский посол из Крыма, купец персидского государственного канцлера и еще два других купца из персидской провинции Гилян.

 

После салютных выстрелов татарский князь послал лодку со стрельцами в караване их для конвоя имелось 400 к нашему судну, велел приветствовать послов и спросить о их здоровье. Когда они прибыли к кораблю, то они сначала остановились и дали салют, затем капитан их взошел на судно и исполнил свое поручение. Едва лишь они отъехали опять, как наши послы велели фон [448] Ухадрецу, Фоме Мельвиллю и Гансу Арпенбеку 51, русскому переводчику, отправиться, в сопровождении нескольких солдат, приветствовать татарского князя. Я же с фон Мандельсло, персидским толмачом и некоторыми из свиты послан был на двух лодках к шахскому купчине.

 

По дороге мы встретили нескольких персов, которые были направлены купчиною к нашим послам. Когда мы подошли к персидскому судну и слева хотели пристать к нему, поспешно выбежали несколько слуг и начали усердно махать нам, чтобы мы не отсюда, а с другой стороны лодки взошли на борт: на левой стороне находилось помещение жены их господина, которую никто не должен был видеть. Когда, мы теперь с правой стороны вступили на судно, то тут уже стояли многочисленные слуги, которые взяли нас под руки, помогли вступить на лодку и провели нас к купчине. Этого последнего мы застали на диване вышиною с локоть и покрытом красивым ковром. Он сидел на мохнатом белом турецком одеяле, ноги, по их обычаю, у него были подогнуты, а спина опиралась о красную атласную подушку. Он любезно принял нас, ударив рукою в грудь и нагнув голову: подобная церемония у них обычна при приеме гостей. Он попросил нас усесться к нему на ковер. Так как мы не привыкли к подобному способу сидения, то нам было тяжело и мы еле справились с этой задачею. Он с любезным выражением лица выслушал наши просьбы и ответ свой выразил во многих вежливых и почтительных словах, насчет которых персы народ очень умелый и очень любезный. Между прочим, он так сердечно обрадовался по поводу нашего прибытия, что по его словам вид корабля причинил ему такое удовольствие, как будто бы он увидел Персию или в ней свой дом, куда он так давно стремится. Он жаловался на нелюбезный обычай русской нации, испытанный нами и состоявший в том, что нас держали взаперти и не дозволяли посещать друг друга. По прибытии в Персию, по его словам, мы будем иметь там больше свободы, чем сами даже туземные жители; он надеялся, что по прибытии нашем к его царю, шаху Сефи, он, купчина, ввиду завязавшегося на пути между нами знакомства, будет назначен нашим мехемандаром, или проводником. Он обещал, что в этом случае

Похожие работы

< 1 2 3 4 > >>