"Девушка, освещенная солнцем" Серова

Курсовой проект - Культура и искусство

Другие курсовые по предмету Культура и искусство

Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



тью своего назначения.

Он все писал - я все сидела.

Часы, дни, недели летели, вот уже начался третий месяц позирования… да, я просидела три месяца!

Три месяца совсем не так много, чтобы закончить портрет как следует и, главное, видеть, что дальше идти некуда. Очень может быть, что та уверенность, которая у него была в том, что модель не откажется позировать раньше, чем портрет будет закончен, дала ему спокойную и обдуманную работу с неподражаемой техникой.

Только теперь, на расстоянии пятидесяти лет, в спокойной старости, можно делать анализ чувств, нас так волновавших. Время молодости, чувства бессознательные, но можно сказать, почти наверное, что было некоторое увлечение с обеих сторон, как бывает всегда с художниками…"

Выбор модели для второго "отрадного" образа был не случаен. Где-то в душевной памяти молодого художника жило воспоминание юности: еще в 1879 г. четырнадцатилетний Серов писал Маше: "Ты… первая простая девочка, которую я встретил (а то все были порядком жеманны), девочка, с которой можно говорить по душе… Мне бы очень хотелось быть часто у Вас - мы бы много прочитали хороших вещей и подружились уж как следует". Простота и непосредственность, душевность и нравственная чистота - поэтический идеал Серова-человека и Серова - будущего художника сложился еще в юном возрасте.

В портрете Маши Симонович фигура размещена на первом плане, как сказали бы в наше время,- крупным планом. Она смотрится более четко в сравнении с широко написанным пейзажем. Но в обоих портретах окружающая обстановка не дополняет фигуры - она характеризует человека. Подобно "Девочке с персиками", портрет ее решен как сюжетная картина. Недаром "картинное" название прочно утвердилось за обоими. Мало кто знает об изображенной Маше Симонович, девушка воспринимается более как обобщенный поэтический образ, нежели как конкретный, портретный. Поскольку портрет писался языком пленэрной живописи, его цветовая гамма еще звучнее, чем гамма "Девочки с персиками"; интенсивен разнообразный цвет зелени - от темного до светлого, почти желтого на солнце. Серов добивается необычайной чистоты и звучности синего цвета юбки, также данного в градации его светосилы. На этом холодном синем фоне интенсивно пишутся теплыми тонами руки, тени на которых даются красным и коричневым. Красный "откликается" в губах, в румянце щек, в нежном ушке, просвечивающем на солнце, а коричневый - в волосах. Серов полностью овладел приемами передачи изменяемости цвета в зависимости от освещения и цветов соседних предметов: он пишет белую кофточку зелеными и желтыми красками с добавлением коричневато-розовых рефлексов от ствола дерева и синих - от юбки.

Этот портрет - живописная симфония, в нем, как и в первом, также проявилась и эстетика ХХ века - самоценность живописи. В обоих произведениях портретный образ превращается в образ Детства и Молодости, как некие этапы жизни человека в их неповторимой собственной поэтической красоте. В них молодой художник выразил восторг перед красотой жизни и человеческой личности.

Новизна и своеобразие двух шедевров раннего Серова в том, что они задумывались как портретные этюды с натуры, а творчески воплощались как портреты-картины целиком с натуры. Он сам не осознавал, какого жанра произведения создал, но интуитивно чувствовал их новизну. "Мою Верушку портретом как-то не назовешь", - как-то обронил он. А в другой раз и о "Девушке, освещенной солнцем" сказал удивительными словами: "И самому мне чудно, что это я сделал - до того на меня не похоже. Тогда я вроде как с ума спятил. Надо это временами: нет-нет да малость спятишь. А то ничего не выйдет..."

В историческом процессе развития русского изобразительного искусства эти два произведения заключали в себе признаки отхода от узкого понимания самого термина "жанры искусства" (возникшего в конце XVIII - начале XIX века). Эстетика и философия ХХ века ориентировали на художественное воссоздание всей полноты человеческой жизни: природы, мира вещей, деяний человека и его внутренней духовной жизни.

Оба шедевра Валентина Серова были выставлены на VIII периодической выставке в Москве в 1888 году.

А.Я.Головин, сам крупный художник, вспоминал по этому поводу: "Невероятная свежесть есть в этих вещах, совсем новый подход к природе. Они произвели на всех нас, художников, ошеломляющее впечатление".

Еще раньше, увидев у Мамонтовых "Девочку с персиками", П.М.Третьяков сказал: "Большая дорога лежит перед этим художником".

О том же писал И.Э.Грабарь: "Впечатление, которое произвела эта восьмая по счету Периодическая выставка, не поддается описанию… Особенно ясно стало, что есть не один Репин, а и Серов. Помню какое-то томительно-тревожное состояние, испытанное мною перед серовскими вещами, какое-то смешанное чувство грусти и радости. Грусти потому, что нечто, что казалось единственным и было наиболее дорогим (академическая живопись. - Л.П.), слегка потускнело, покрылось легким холодком; радости потому, что стало тянуть куда-то в сторону новых ощущений, суливших целый мир, неведомый, загадочно-прекрасный и властно-пленительный" - мир отрадного.

На меня самого этот портрет произвел давно впечатление. Что же говорить про людей, которые обладая талантом стихосложения пишут о данной картине стихи. Пример тому стихотворение Олега Медвидя:

 

Девушка, освещённая солнцем, в простом и красивом наряде,

К дереву прислонилась старому. Лёгкая грусть во взгляде.

Освещённая солнцем девушка, лучами живыми согретая,

Двадцатисемилетним гением, в холсте на века воспетая.

Нет ни вида в ней, ни величия, только сочные краски лета,

На лице молодой девушки играют бликами света.

Давно уже кануло в лету, того тёплого лета молчание,

Девушка, освещённая солнцем, сидит, немного печальная...

живописец серов картина композиция

Если "Девочка с персиками", в полном соответствии с возрастом и характером модели, - это остановленный миг весны, то "Девушка, освещенная солнцем" - это женская красота, лето, природа в сиянии света, переданные в вечность. В живописи русского художника не импрессионизм, игра с пятнами света, а скорее его преодоление, возвращение к исходному, можно сказать, к опыту Эдуарда Мане и к эстетике Ренессанса, но уже в России, с мироощущением, которое выразилось, в частности, у персонажей Чехова с их порывами к свету: "Здравствуй, новая жизнь!"

Пятна света, как в природе, сливаются, цвета и ствола дерева, и волос девушки, ее кофты и юбки, и лужайки, и листьев в глубине предельно насыщены и отдают совершенно особенным благородством, отличительным свойством картин старых мастеров.

 

Заключение

 

Общественный характер творчества Серова проявляется уже в конце 1880-х - первой половине 1890-х годов, когда, преодолевая сложности, связанные с работой над заказным портретом, инородные воздействия и влияния, он начинает вырабатывать индивидуальный стиль и уточняет свои мировоззренческие позиции. Для его дальнейшего развития одинаково важными оказываются и портреты Мазини, Таманьо, Левитана, прямо утверждающие человеческие ценности, и портреты вел. кн. Павла Александровича или Боткиной, где Серов нащупывает подход к проблеме критической характеристики. Эта проблема с большой силой решается и в портретах начала XX века, в частности, в портрете М. А. Морозова. Связанный с принципами Перова, Крамского, Репина, портрет этот стал новым звеном в традициях критического реализма, в традициях требовательного, неподкупного отношения к человеку.

Проблема характеристики в творчестве Серова тесно связана с проблемой эстетического совершенства. Юсуповский цикл дает представление о тех высотах художественного мастерства, которые были им завоеваны. В юсуповских портретах одинаково значительны и тонкость подтекстовой иносказательной характеристики, и тонкость, с которой решаются проблемы композиции, формы, стиля. Психологическая проницательность, глубина мировоззрения и мастерство - на этой основе будет развиваться и дальнейший путь художника.

Будучи в полной мере судьей своей эпохи, истолкователем ее социальной психологии, объективным и часто суровым критиком, Серов с не меньшей силой чувствовал и те черты человека, которые казались ему необходимыми, идеальными. Ему было суждено достигнуть вершин героического портрета и создать портрет М. Н. Ермоловой, работу, не имеющую аналогий в мировой портретной практике и в то же время тесно связанную с гуманистическими устоями русской культуры. Мир детства, обаяние красоты, лирический контакт человека с природой также были воплощены художником с убеждающей силой чувства.

Творчество Серова неотделимо от его времени. Рядом с ним, взаимно обогащая друг друга, работали такие талантливые мастера, как М. Врубель и К. Коровин, К. Сомов и В. Борисов-Мусатов, а чуть позднее К. Петров-Водкин, И. Машков, М. Сарьян. Создавались оригинальные концепции пространства, новые представления о цвете, о возможностях композиции и фактуры - все это расширяло традиционные представления об искусстве. И Серов-автор "Юсуповой" и "Ермоловой", "Иды Рубинштейн", "Орловой", "Голицына" (а не только "Похищения Европы") оказывается здесь равным среди первых. Его индивидуальная стилистика и особенно решение проблем композиции стали предметом изучения как для его учеников, так и для многих других мастеров, оказали воздействие, выходящее за пределы живописи.

Но важнейшей для Серова всегда оставалась та сторона портретной проблематики, которая была связана с этическими, психологическими, нравственными установками, с необходимостью выявлять социальные основы личности, утверждать гуманистические нормы и идеалы. И делал он это с огромной с