"Девушка, освещенная солнцем" Серова

Курсовой проект - Культура и искусство

Другие курсовые по предмету Культура и искусство

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



чуда" - неизмеряемое ничем другим, а только лишь тем состоянием, когда "далеко внутри что-то срывается", сохраняло за "Девочкой с персиками" положение вершины серовского творчества (рядом с "Девушкой, освещенной солнцем") в глазах и самого художника, и современников, и большинства позднейших исследователей. Понятное, всем доступное очарование этого холста, его прямое проникновение в самый центр человеческого сердца стали главным критерием в оценке серовских портретов.

Портреты 3. Н. Юсуповой (1900-1902), ф. ф. Юсупова на лошади, Ф. Ф. Юсупова с бульдогом и Н. Ф. Юсупова (все 1903 г.) - эти четыре холста, выставленные в одном зале Русского музея, своей светлой, изысканной и благородной гаммой, уверенным, абсолютным рисунком, артистизмом также вырываются из всего того, что их окружает. Этот особый взлет мастерства, его утонченность и свобода, это блистательное совершенство дарят нам не менее острое ощущение счастья, захватывают не менее глубоко, нежели то прямое обращение к сердцу, секретом которого обладала "Девочка с персиками". По-разному действует на нас живопись Эль Греко и Веласкеса; к чуточку разным сторонам души и глаза обращаются картины Гойи и Тициана, ренуаровская "Девушка с веером" и "Флейтист" Э. Мане, "Девушка, освещенная солнцем" и портрет 3. Н. Юсуповой. И трудно решить, чему отдать предпочтение, тем именам и произведениям, которые вызывают непосредственное эмоциональное сопереживание, или же тем, в которых особенно остро звучит вечная тайна художественного совершенства.

Юсуповские холсты обнаруживают перед нами мастера, которому открылись новые возможности портрета. И несмотря на то, что и здесь - без этого не представить себе Серова - были свои трудности, незадавшиеся начала, переделки и прочее, нельзя не почувствовать приподнятое состояние художника, возникающее в тех случаях, когда работа идет, задача увлекает, когда выходит то, что хочешь, и так, как хочешь.

Сepoв - художник лица. И не только в небольших портретах и этюдах, подобных "Лескову", "Мазини", "Таманьо" или многочисленных этюдах с О. Ф. Трубниковой, где центральное положение лица достигалось "само собой", но и в больших холстах, в частности, в "Юсуповой", где отношения между лицом и окружением значительно усложняются и начинают действовать незыблемые законы целостной организации изображения, подчиняющей себе каждый его элемент, Серов сохраняет верность задаче, решавшейся в русской живописи Левицким, Брюлловым, Кипренским, но в дальнейшем для многих художников потерявшей свою привлекательность,- трактовать лицо как истинный центр портрета, эстетический и психологический одновременно.

Были у Серова и такие работы (например, портрет вел. кн. Павла Александровича), в которых сама неакцентированная живопись лица смягчала его доминантное положение. Был и портрет Коровина, в котором расхождение между решением холста в целом и живописью головы отразилось на целостности общего впечатления. Однако в портрете 3. Н. Юсуповой, где это расхождение преодолено, мы тем не менее вновь видим, какой "голь-бейновской" ясностью отличается рисунок лица, какой притягательной силой - взгляд. Но здесь эти качества особенно ценны и принципиальны, ибо достигаются на более высоком уровне цельности, в значительно более сложном контексте развитой композиционной системы. И поэтому воспринимаются они как итог размышлений и сомнений художника о роли лица в портретной живописи

Одухотворенность портрета, гениально переданный в нем трепет духовной жизни- "огонь, пылающий в сосуде",- вызываемое им ощущение героического лиризма, особенно действующее на нас тем, что рождено оно женским образом,- эти, но конечно же, не только эти впечатляющие качества холста могли возникнуть лишь под рукой художника и огромной психологической проницательности, и развитого лирического таланта. Серов был таким художником. Еще в 1894 году он пишет портрет Н. С. Лескова, где в совсем иной, камерной форме интимного портрета ставит во многом сходную моральную проблему - проблему ценности человеческой личности. Как и в "Ермоловой", насыщенность внутренней жизни, "драматизированная биография модели" воплощены в портрете Лескова на самом высоком уровне психологического проникновения, рождающегося лишь в результате полного духовного контакта с моделью, того ценнейшего, особенно свойственного русскому портрету подхода, когда увиденные, прочитанные в натуре черты прекрасного по выразительности лица сливаются с этическим идеалом самого художника, как бы предлагая ему, художнику, конкретную и наиболее соответствующую для воплощения этого идеала оболочку.

Конкретность идеала, никогда не понимаемого как идеальный образ, которым бы измерялись и подправлялись индивидуальные черты; идеала, постоянно ощущаемого, носимого в себе, но на время забываемого перед натурой (оказавшейся более прекрасной, более увлекательной, чем любое отвлеченное представление), чтобы вновь возродиться в искомом образе,- важнейшая особенность многих русских портретов, начиная с XVIII века. . Портреты Ф. Рокотова, О. Кипренского, К. Брюллова, "Герцен" Н. Ге и "Достоевский" В. Перова, "Стрепетова""Н. Ярошенко и "Толстой" Крамского, лучшие портреты Репина - в эту золотую этическую обойму естественно входит и "Лесков", а затем - портрет Ермоловой.

Серовское полотно выделяется не только своим героическим пафосом - здесь ему нет аналогий, но и тем, что в нем с большой убедительнос

s