"Девушка, освещенная солнцем" Серова

Курсовой проект - Культура и искусство

Другие курсовые по предмету Культура и искусство

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



ался, это той особенной свежести, которую всегда чувствуешь в натуре и не видишь в картинах".

Еще в 1880 году, когда Серову было только пятнадцать лет, он пишет два портрета, обнаруживающие знаменательную двуплановость его таланта,- это "Ляля Симонович" и "Горбун". Близость этих холстов несомненна, примерно одинаков уровень их мастерства и степень законченности, но, сравнивая их, трудно отделаться от впечатления, что они исполнены одной рукой, но разными сердцами; За одним портретом ощущается душа поэтическая, склонная к тонким интимным переживаниям, за другим - твердость хирурга, без трепета прикасающегося ко всему больному, тяжелому, находящего в себе силы наблюдать и изучать их. Если в "Ляле Симонович" создается образ светлый и обаятельный, то в "Горбуне"- неожиданная для начинающего художника трезвость в обрисовке характера, мало того, характера не только сложного по своим природным качествам, но уже получившего оценку-интерпретацию под кистью серовского учителя. И хотя Серов лишь начинает свой творческий путь, но все же, глядя на одновременно писавшиеся этюды и отдавая дань блестящему репинскому мастерству, в данном случае несравнимо более высокому, нежели у его ученика, ловишь себя на мысли, что при всем этом серовский "Горбун" выглядит более "похожим". Кажется, что Репин опустил в лице то, что мешало уже сложившемуся в его воображении образу юродивого-провидца, калеки, одухотворенного страданием. Серовский же взгляд схватывает и низкий лоб, резкие складки рта, тяжелый подбородок, и выражение глаз - не минутный проблеск, а постоянное угрюмое и тягостное выражение.

He менее ощутима эта серовская твердость в погрудном портрете В. А. Репиной (1881). На этот раз перед ним была модель женская, и, если судить по многочисленным репинским решениям тех же лет, привлекательная. К тому же это была хозяйка дома, где молодой художник подолгу гостил и работал. Через несколько лет Серов так напишет о своем к ней отношении: "Я ее любил раньше и сокрушался об ней, но за последнее время перестал... нет во мне к ней ни симпатии, ни уважения". Но оказывается, что и в то время, когда "симпатия и уважение" несомненно присутствовали, он не считал возможным обойти или смягчить бросившиеся ему в глаза неприятные черты внешности - грубоватость конструкции головы, жесткость настороженного взгляда. Конечно, говорить о какой-либо самостоятельной концепции портрета, о специфически серовском подходе к человеку было бы здесь очевидной натяжкой, но столь же неоправданно в перспективе будущего творчества пренебречь и этими холстами, и проявившейся в них способностью смотреть, не отводя глаз, не приукрашивая то, что видишь.

Другое дело, что в начале пути портреты такого рода явно уступают в качественном отношении достижениям Серова-лирика. Его великолепный индивидуальный стиль формируется и очень рано достигает зрелости в портретных этюдах О. Ф. Трубниковой, в "Девочке с персиками", "Девушке, освещенной солнцем", в портретах А. Я. Симонович и Н. Я. Дер-виз с ребенком, то есть в работах, окрашенных теплым, благожелательным отношением к моделям, которых он, по известному выражению Л. Толстого, видит "насквозь, с любовью", направляя лучи психологического анализа на высвечивание наиболее привлекательного.

И хотя выделять составляющие в творчестве любого мастера - задача весьма неблагодарная, а тем более в творчестве Серова, по справедливым словам Репина, "одной из самых цельных особей художника-живописца", тем не менее его наследие ранних лет дает основание для такого деления: трезвая фиксация и поэтическое одушевление - это для, Серова альтернатива, хотя, вероятно, им самим не сознаваемая, во многом связанная с несхожестью серовских моделей и, соответственно, его к ним отношения. Серов-лирик и Серов-аналитик, Серов - добрый, влюбчивый и строгий, не терпящий сентиментальности,- альтернатива эта чрезвычайно усложнит его дальнейшее развитие, но в то же время и обогатит его; то доводимая до резкого и уже сознательного противопоставления различных начал, то в смягченном виде она долгое время будет присутствовать в его творчестве, пока не найдет гармоничного разрешения в зрелых портретных холстах второй половины 1890-х годов и особенно в более поздних.

Если подвергнуть более внимательному рассмотрению портретное наследие 1890-х годов, то обнаруживается более сложная эволюция, придающая серовскому творчеству при всей стилистической несхожести отдельных произведений и даже этапов большую внутреннюю слитность.

"Девушка, освещенная солнцем" - это, помимо всего прочего, одно из чудеснейших "лиц" русского портрета, исполненное чисто человеческой красоты, и что по отношению к Серову никак нельзя противопоставлять поиски характера поискам в области живописи, тем более в том смысле, что характеристические завоевания достигались дорогой ценой художественных утрат, не говоря уж об этом, следует обратить большее внимание на то, что в год создания портрета М. Ф. Морозовой - 1897 - был написан и "Портрет вел. кн. Павла Александровича" и что в перспективе, кроме портрета М. А. Морозова, существует, причем в самой непосредственной близости, портрет С. М. Боткиной (1899).

Портреты эти, хотя и отмечались исследователями, но явно ими недооценивались, воспринимались эпизодом на пути серовского развития.

Воспитанный в демократических традициях 1860-х годов, обладавший исключительно развитым чувством собственного достоинства и признававший л

s