"Песнь о Беовульфе" как источник по мировидению раннего средневековья

"Беовульф" один из образцов средневекового героического эпоса. Поэма возникла на основе старинных германских преданий, относящихся к языческим временам. Эти

"Песнь о Беовульфе" как источник по мировидению раннего средневековья

Сочинение

Литература

Другие сочинения по предмету

Литература

Сдать работу со 100% гаранией
ой основе поэмы; оно распространяется гораздо дальше, затрагивая развитие сюжета и даже характеристику героя. Христианские элементы проникли в строй поэмы глубже, чем кажется на первый взгляд; сам Беовульф превращен в своего рода христианского подвижника. Последний эпизод поэмы описание смерти героя отличается очень характерными противоречиями следами литературной обработки в христианском духе ранее существовавшего предания.

То, что дошедшая до нас редакция поэмы о Беовульфе принадлежит англосаксонскому книжнику VIII IX вв., видно, наконец, и из стихотворной техники поэмы. Все уцелевшие произведения англосаксонской поэзии написаны так называемым древнегерманским аллитерирующим стихом, употреблявшимся не только в англосаксонской, но также и в древневерхненемецкой и древнескандинавской поэзии в период между VIII и XIII вв. Аллитерирующий стих свойствен был как устному древнегерманскому героическому эпосу, так и памятникам письменности. Главный организующий принцип этой метрической системы - членение каждой стихотворной строки на два полустишия, в которых по два главных ритмических ударения; при этом согласные звуки, стоявшие перед одним или обоими основными ударениями первого полустишия, должны повторяться (т. е. аллитерировать) перед начальным ударением второго полустишия. Аллитерационная стих (чисто-тонический стих англосаксонской, древневерхненемецкой и староисландской поэзии (VIII XIIIвв.): чаще всего стих из двух полустиший, по два ударения в каждом, оба слова первого и одно из слов второго полустишия связаны аллитерацией начальных звуков. Сходная организация аллитерационного стиха распространена в тюркских языках) [5]. "Беовульфа" очень искусна и отличается строгой выдержанностью; с нею связаны и другие характерные черты стиля поэмы: нанизывание синонимов и частое использование метафор. Обилие метафор составляет, вообще говоря, одну из особенностей англосаксонской поэзии и сближает ее с поэзией скандинавской. Так, поэт предпочитает сказать "древо радости" вместо "арфа", "сын молота" вместо "меч", "дорога кита" или "лебединый путь" вместо "море", "боевые липы" вместо "щиты", "ковачи войн" вместо "воины" и т. д. Некоторые метафоры отличаются особой изысканностью и даже своеобразной манерностью, впрочем особенно ценившейся. В этом смысле стилистическая техника "Беовульфа" разработана блестяще.

"Беовульф" привлек к себе широкое внимание не только ученых, но и поэтов. Современными английскими стихами он перелагался много раз: наиболее интересными опытами этого рода считаются стихотворные переводы Уильяма Морриса (1895) и Арчибальда Стронга (1925). Много раз пересказывался он также для детей и юношества (особенное распространение в Англии и Америке получил прозаический пересказ поэмы, сделанный писательницей, русской по происхождению, 3.А. Рагозиной в 1898 г. и выдержавший ряд изданий). Л. Боткин впервые перевел «Беовульфа» на французский язык (1877). В настоящее время существует русский перевод поэмы, сделанный В. Тихомировым в кн.: Беовульф. Старшая Эдда. Песнь о Нибелунгах. М., 1975, с. 27 180. В данной работе я использовал первый перевод "Беовульфа" на русский язык (Перевод с древнеанглийского В. Тихомирова).

О "Беовульфе" написано так необозримо много, что каждая строчка в нем может стать поводом для разностороннего обсуждения.

 

3.Степень изученности темы в литературе

Данной темой в литературе интересуются многие исследователи, труды, части которых я использовал при написании курсовой работы. М.П. Алексеев в своей работе "Литература средневековой Англии и Шотландии" в основном рассматривает вопрос о месте и времени, в котором происходили события, отраженные в поэме. Кратко пересказывает ее содержание. Этому же вопросу уделяет внимание и такой исследователь как А. Аникст, он так же поднимает вопросы, затронутые Алексеевым. Во многом их работы схожи, но по некоторым, важным, ключевым вопросам связанным с местом и временем, в котором происходили события, отраженные в поэме авторы как уже было отмечено выше, расходятся во мнениях. В совместной работе Г.В. Аникина и Н.П. Михальской также приводиться краткое содержание поэмы, небольшой экскурс в историю открытия поэмы и т.д.

Что касается непосредственно моей темы, то мне бы хотелось отметить работу Мельниковой Е.А. "Меч и лира". В этой работе автор рассматривает представления о мире человека периода раннего средневековья, "идеал воина" по содержанию поэмы и т.д.

Мария Оссовская рассматривает формирование "рыцарского идеала", истоки которого берут свое начало в рассматриваемый мной период.

 

4.Цели курсовой работы

Целями данной курсовой работы являются:

1.Выяснить, в какой степени песнь о Беовульфе как источник отражает мировидение раннего средневековья.

2.Какие сведения об английских воинах данного периода можно получить информацию, изучив поэму.

 

5.Положения, выносимые на защиту

Исходя из целей моей курсовой работы видно, что главный вопрос, который я ставил в ней, это вопрос о том может ли "Песнь о Беовульфе" служить источником по мировидению раннего средневековья. Так же не менее важным является и то какую информацию об английских воинах можно получить на основе данного источника и можно ли ее вообще получить.

 

 

Раздел 1. Картина мировидения по "Песне о Беовульфе"

 

1.Происхождение терминов обозначающих дружинников и их социальные истоки

Хотелось бы сказать пару слов о происхождении самих терминов обозначавших служилую знать в Англии в период раннего средневековья, так как об этом не упоминает источник, но кое-какие из них в нем все же употребляются (например, термин "конунг" или "тэн").

На позднелатинском языке термин miles (воин), кроме специфического обозначения профессии "солдат", означает еще и подчиненное положение человека в обществе, находящегося на государственной службе. Итак, слово miles указывает на подчиненное служебное положение человека.

Яркие описания королевской дружины содержит поэма о "Беовульфе". Отношения между королем и дружиной, воспроизведенные в ней, напоминают отношения между вождем и его воинами, запечатленные Тацитом. Они отчетливо раскрываются в словах Беовульфа, обращенных к королю дано Хротгару: "…если мне суждено потерять жизнь на твоей службе, то ты замени мне отца, когда я умру. Стань защитником моих молодых тэнов и спутников" (Беовульф, 1478 1481). Вождь живет в окружении дружины и является покровителем своих воинов тэнов. Дружинники телохранители защитники вождя. В награду за службу они получают оружие, коней, драгоценности и землю. Вознаграждение может принимать форму кормлений пиров, роскошь которых способствует распространению доброй молвы о вожде, короле. Но в поэме наряду с архаическими картинами дружинного быта запечатлены и элементы отношений, сложившихся у англосаксов ко времени ее составления. Король "Беовульфа" не только вождь дружины, но и правитель народа, государства. Правда, роль дружинников в государственном управлении никак не отражена в поэме [10, с. 90].

Уже источники VII в. содержат сведения о различных разрядах англосаксонской знати. Упоминается аристократия по происхождению, для обозначения которой используются различные англосаксонские (eorl, ealdormen) и латинские термины (dux, comes, nobiles, defensor, patricius, primas, satrap, subregulus) [10, с. 93]. В IX в. подобные титулы употреблялись, когда речь шла о лице влиятельном, нередко правителем области, графства, но подчиненном более высокому авторитету (королю).

Одновременно в законодательных, документальных, повествовательных, поэтических памятниках с VII в. появляются упоминания о новой служилой знати, дружинниках короля, которые, видимо, могли и не иметь родовитых предков. Представители новой знати именовались гезитами (gesith), тэнами или королевскими тэнами (thegh, cyninges thegh, thanius, regis), министериалами (minister), королевскими гезитами (до конца IX в). Как справедливо подчеркивает А. Я. Гуревич, англосаксонское право не рассматривало служилую знать "как однородную массу", а различало в ее "среде несколько разрядов, в основе деления которых лежала материальная обеспеченность…" [10, с. 93].

Наряду с гезитами (дружинниками) землевладельцами (landagende) обществу были известны и безземельные дружинники (unlandagende). Понятие "безземельный гезит" трактуется историками по разному. Ф. Мэтланд, Д. Петрушевский воспринимали его буквально, Ф. Стэнтон, К. Рамм и русские исследователи А. Я. Гуревич, М. Н. Соколова полагают, что в источниках имеются в виду малоземельные владельцы, которые не обладают количеством земли, достаточным для обеспечения их военной службы, то есть, имеют менее пяти гайд [10, с. 93].

Англосаксонскому обществу не было чуждо представление о наследственной знатности. Трактат "О вергельдах" упоминает о кэрле, который мог приобрести наследственный титул тэна, если его предки в трех поколениях владели землей (не менее пяти гайд), рыцарским вооружением и исполняли определенные государственные повинности. То есть сладывается и наследственная служилая знать.

Но, несмотря на существование градаций среди знати, статус различных ее представителей в VII начале X в. не поддается однозначному определению. В изучаемый период трудно провести четкую грань между тэнами и элдорменами. Нередко в источниках прослеживается смешение используемых терминов.

Итак, формирование рыцарства как класса берет свое начало с периода раннего средневековья. Как класс рыцарство окончательно оформляется к XII XIV вв, то есть ко времени его

Похожие работы

< 1 2 3 4 5 > >>