Агрессия как интегральное явление

В структуре агрессивного поведения чувства являются той силой (экспрессией), которая приводит в действие и в той или иной мере сопровождает

Агрессия как интегральное явление

Статья

Социология

Другие статьи по предмету

Социология

Сдать работу со 100% гаранией
жно в скоропалитильности агрессивных мыслей) все последствия от деструктивных деяний. Однако этого мало. Знать - еще не значит так поступать, что-то делать в этом плане. Без воли эти знания ничего не дают. Поэтому ответственность за агрессию в конечном счете ложится на волю человека. При всем том, что разум еще колеблется в борьбе с чувствами, стремящимися к агрессиуму. Лишь союз разума и воли может взять под контроль агрессиум, подчинить его сверх-Я (виду морального сознания). Но все может быть и наоборот, когда разум и воля станут питать агрессиум, стремясь к достижению удовольствия в пределах агрессии. Именно такой пагубный союз и порождает самый изощренный вид агрессии. Однако это уже другая история - история криминальной агрессии, которую мы здесь не рассматриваем.

В данном контексте представляется возможным рассмотреть два основных типа агрессиума: активно-наступательный и базово-защитный. Последний по существу проявляется в форме позитивной (конструктивной) агрессии, он действует, когда есть опасность и угроза жизни. Обычно самоконтроль агрессиума в этом случае носит в целом профилактический характер, и связан в большей мере с ограничениями в логосфере. Большую проблему представляет активно-наступательный тип агрессиума. Именно его надо сдерживать и ограничивать

в своих проявлениях. Но как это сделать? Мы не согласны с теми авторами, которые предлагают накопившуюся отрицательную энергию по поводу кого-то направлять на замещающий объект. Например, вместо того, чтобы ударить или обругать ненавистного человека, предлагается пнуть ногой «резиновую куклу» (аналог агрессии) И тогда якобы происходит освобождение - воображаемая агрессия разряжает отрицательную энергию (эффект катарсиса). Так ли это? Не получаем ли мы другой эффект - эффект опривычивания агрессии, а заодно и нара-батывания агрессивных навыков. И кто его знает, не наступит ли такой момент, когда наш имярек вздумает наносить удары уже адресно и со знанием дела (благо напрактиковался). Воображаемая агрессия - это во многом состоявшаяся агрессия всех составляющих, когда происходит «спайка» агрессивных мыслей, чувств и агрессиума. Такие, с позволения сказать, «репетиции» могут вести лишь к отработке механизмов агрессии. Здесь объект агрессии -дело второстепенное. Важно, что создается механизм, готовый к действию в любое время и на любом объекте.

Проблему агрессии надо решать превентивно, не допуская наращивания отрицательных энергий (эмоции...). В противном случае придется приложить особые усилия для того, чтобы разъединить источники этих энергий (мысли и чувства) и не дать им возможности подпитывать и приводить в действие агрессиум. Если они объединятся в одном порыве, то процесс станет необратимым - произойдет агрессия. Такое нельзя допустить. Необходимо разрабатывать и осуществлять меры по укреплению иммунитета агрессии на личностном уровне.

Успех предприятия будет зависеть от трех вещей. Во-первых, индивид должен знать свой агрессиум (можно протестироваться ...); во-вторых, он должен знать факторы, которые в большей мере возбуждают (раздражают) в нем агрессиум. Наконец, в-третьих, необходимо соблюдать «диету» агрессии (неукоснительно выполнять правила самоконтроля, осуществлять тренинги и пр.). Первые два условия - прерогатива разума; третье - воли. Их союз начинается с взаимообмена: разум показывает воле; где надо укрепить решимость, а воля помогает разуму устранить колебания и взять верх над враждебными (негативными) чувствами.

По этой программе человек должен, прежде всего, научиться разговаривать с самим собой (мыслить) о волнующих его вещах, а главное, находить взвешенные аргументы по сдерживанию агрессии и наращиванию положительных энергий. Приведем пример, который, как нам представляется, может свидетельствовать о возможностях самоконтроля и упреждения агрессивных действий.

Семья, в которой особо ценится покой и порядок, меняет место жительства. Осваивая новые условия проживания, она обнаруживает, что ей выпало поселиться в очень беспокойном доме. Соседи с верхнего этажа буквально их терроризируют. Они сбрасывают сверху свой мусор, а по ночам шумят и не дают отдыхать. От всего этого глава семьи расстраивается и приходит в волнение. Как быть в этой ситуации, ведь до взрыва» недалеко... Вот тут-то и могут помочь мысли «про себя», поиск аргументов, позволяющих «достойно» примириться с негативом. Тем более что институциональными путями проблема не решается (никому нет дела...) да и личностные контакты (увещевание соседей) ничего не дают. Чтобы не сорваться - вся надежда на собственные мысли и суждения. А рассуждать, создавать дополнительные (комплиментарные) аргументы в такой ситуации можно так. Во-первых, представить себя не «жертвой», а человеком великодушным. Во-вторых, разрабатывать всякие сюжеты в подкрепление данной установки. Вот один пример. Представим себе, что наверху живет бабушка с беспокойным внуком - дебилом (беспокойные соседи). В их жизни давно уже нет никакого распорядка. Днем они могут спать, а ночью - бодрствовать. Внук при этом может забавляться шумными играми, а бабушка - что-то делать по хозяйству, опять же связанное с шумом.

Семья принимает эти удручающие обстоятельства (иррациональные бдения) за данность, она находит в себе силы пожалеть этих ущербных людей, а себе воздать должное за терпение и великодушие. Так семье удается удержаться от негатива и сохранить более важное - психическое равновесие6 (душевное здоровье). Причем не за счет умерщвления индивидуальности, а скорее даже наоборот - ее возвеличения. Ведь силой разума и воли удалось упредить агрессивные выпады и действия в адрес беспокойных соседей. Хотя, конечно же, надо думать, что и тут должны быть свои пределы разумного.

Кому-то наши суждения наверняка покажутся наивными, но согласитесь, что это гораздо лучше, чем набрасываться с кулаками на больных и бедных или, еще хуже, ходить по инстанциям с жалобами на них. Данный пример в известной мере можно рассматривать как попытку построения «стенки-перегородки», о которой мы говорили выше. Наш посыл в том, чтобы в аналогичных ситуациях просто находить в себе силы (разума), чтобы отказаться от враждебной атрибуции - приписывания злого умысла вещам, явлениям, которые, возможно, имеют другие основания. В данном случае таковыми оказались больные люди, не подлежащие воздействию и принуждению. Соответственно такой казуальной интерпретации событий и реакция семьи на неадекватность поведения соседей будет другой. В реальной жизни шумы мы порой воспринимаем не только физически, но и «социально» (делают специально, чтобы нам досадить»...), связывая последнее в содержательном отношении со значимостью собственной фигуры. Подвергаем ее сомнению («с крутыми» соседями так не поступили бы»...) и еще больше возбуждаемся.

В нашем примере семья сменила враждебную атрибуцию на понимающую (гуманистическую) и не стала жалеть позитива (приписывая причины, объясняющие неадекватность поведения соседей). Тем самым удалось в какой-то мере смягчить ситуацию личностного восприятия и избежать агрессивных действий. Насколько этот пример убедителен и может стать «заразительным» - судить не нам. Но за одно эмпирическое наблюдение по упреждению агрессии с положительным исходом - мы ручаемся.

Оптимизация агрессии в обществе требует равновесия между тремя переменными: носителем агрессии7 (субъектом), социальной средой и морально-правовыми предписаниями. Мы говорили главным образом о носителе агрессии и возможных подходах к оптимизации агрессивного поведения индивида. Нас можно упрекнуть в сухости и недостаточной обоснованности некоторых положений. Как говорил поэт: «Суха теория, мой друг, но древо жизни пышно зеленеет». Угнаться за «пышностью» жизни и показать ее во всем величии и многообразии - дело архисложное и не всем под силу. Мы лишь стремились следовать процессу развития агрессии в нашем понимании и излагать все «за» и «против». «За» - имеется в виду то, что агрессия как определенный тип поведения, интегрирующий в себе биологическое и социальное, поддается оптимизации. «Против» - то, что агрессия является инстинктом самосохранения и практически не поддается регуляции.

Человеческая агрессия существует как агрессивное поведение, а для поведения нужны двое: «я» и «другой», следовательно, агрессивное поведение - это отношение, которое можно представить как позицию внутреннего (агрессивные мысли, чувства, воля) и внешнего (злостная гримаса, жест и прочее), ориентированную на поступок (агрессивное действие) или воздержание от него. Проблема воздержания от агрессии - это проблема внутреннего саморегулирования (воспитания) мысли, чувств и воли в их противостоянии агрессиуму, который, свою очередь, представляет собой единство биологического (инстинкты) и социального (опыт). Вот в этой части «социального» и следует воздействовать на агрессиум в целях управления агрессивным поведением. Однако следует признать, что это целое искусство, и не каждому оно под силу, но овладевшему им оно сулит особую удовлетворенность. Жизнь стоит того, чтобы к этому стремиться, даже в наше сложное время, полное агрессии и самоутверждения за ее счет. У философа спросили: «Чему следует учиться?» «Отучиться от зла», - был ответ. Сегодня этот совет мог бы помочь многим из нас, особенно сильным мира сего.

 

ПРИМЕЧАНИЕ

2«Удовольствие - это становление и никакого бытия у него нет» - говорит Сократ в диалоге
Платона «Филеб». И далее, что очень важно для понимания удовольствия в контексте агрессии...
«Стремящейся к (удовольствию) избирает, следовательно, разрушение и становление, а не ту
третью жизнь, в которой нет ни радости, ни печали, а только разумение, сколь возможно

Похожие работы

<< < 3 4 5 6 7 8 >