"Периодическая система" ритмов новейшей отечественной истории в геополитической концепции П.Н. Савицкого

Евразийство изначально заявило о себе как об «идейном» течении, целью которого является осознание логики исторического развития именно Российской империи. Впоследствии

"Периодическая система" ритмов новейшей отечественной истории в геополитической концепции П.Н. Савицкого

Статья

История

Другие статьи по предмету

История

Сдать работу со 100% гаранией

"Периодическая система" ритмов новейшей отечественной истории в геополитической концепции П.Н. Савицкого

Матвеева А. М.

Геополитический ренессанс начала 90-х гг. ХХ века в отечественной науке, вызванный поисками идеологии и стратегии восстановления великодержавного статуса новой России, привел во многом к спекулятивному внедрению географических констант (положение относительно морей, территория, климатические и почвенные зоны и т.д.) в области других наук, зачастую размывая их предметную определенность. Это способствовало распространению своеобразных «научных» гибридов, в числе которых популярная сегодня геоистория плод интеграции методологического аппарата геополитики в историческую науку. Наиболее ярко ее сущность раскрывается в попытках ряда современных исследователей на основе геополитического подхода разработать периодизацию истории России. Однако подобные опыты уже имели место в истории минувшего века.

Впервые геоисторическая концепция была сформулирована и предметно определена в 2030-х годах ХХ века в трудах главного идеолога евразийского движения Русского Зарубежья, кандидата экономических наук, профессионального географа П.Н. Савицкого и развита в произведениях его последователей (К.А. Чхеидзе, Г.В. Вернадского, Н.Н. Алексеева). Евразийцы не являлись основоположниками отечественного направления геополитической мысли, но, суммировав предшествовавшие теории как российских, так и западных геополитиков,впервые попытались системно применить данную область знания к объяснению исторического процесса, создав своеобразную «историко-географическую» концепцию. П.Н. Савицкий отмечал, что попытки применить «географическое истолкование истории» наблюдались в творчестве востоковеда В.В. Бартольда, но они относились к истории Ирана и Средней Азии. Евразийцы же претендовали на статус «обоснователей в русской науке геополитического подхода к русской истории» (выделено мной. А. М.).

П.Н. Савицкий определял сущность геополитического подхода в установлении и исследовании связей «между характером политической деятельности, в широком, обще-историческом смысле этого слова, и природой географического поприща, на котором развертывается эта деятельность». В евразийской концепции данный «историко-географический синтез» выражался через категорию «месторазвитие», подкоторым подразумевалось «понятие, обнимающее одновременно и социально-историческую среду, и занятую ею территорию», некое живое «естественно-историческое целое». В западной геополитической мысли данному понятию предшествовал аналог «Raum» («пространство»), появившийся впервые еще в работах Ф. Ратцеля, а позже преобразованный в «Lebensraum» («жизненное пространство») в трудах К. Хаусхофера.

Евразийство изначально заявило о себе как об «идейном» течении, целью которого является осознание логики исторического развития именно Российской империи. Впоследствии представители данного течения оформили свой опыт в концепцию «научной системы россиеведения». Центральном звеном ее являлось представление о месторазвитии Россия-Евразия, как «особенном историческом и географическом мире, простирающемся от границ Польши до Великой китайской стены». Таким образом, пространственно Россия-Евразия в целом совпадала с границами Российской империи конца ХIХ века. Географ Савицкий отметил ряд «уникальных» особенностей пространства РоссииЕвразии: «флагоподобное» расположение основных почвенно-ботанических и климатических зон, широтно-полосовое членение территории данного месторазвития, широтное простирание горных хребтов, окаймляющих евразийскую степь и пустыню, но самое среди них выдающееся, по мнению евразийского геополитика, «периодическая и в то же время симметрическая система зон». Это проявляется, в частности в том, что изменения, например, почвенно-ботанические, на крайнем юге (безлесье пустыни) симметричны изменениям на крайнем севере (безлесье тундры). А климатические интервалы, охватывающие лесную и степную зоны, распределены по пространству «Срединного материка» ритмично. Савицкий подчеркивал, что «нигде в другом месте старого Света постепенность переходов в пределах зональной системы ее «периодичность» и в то же время «симметричность», не выражена столь ярко, как на равнинах России-Евразии». Такое вполне научно-обоснованное (для естественных наук!) суждение подкрепляло, как казалось евразийцам, основное положение их концепции представление о «периодической системе сущего», согласно которому, не только природные явления (в качестве подтверждений Савицкий приводил пример «периодической системы химических элементов», «периодической системы климатических зон»), но и все социальные, политические, экономические и прочие явления приобщены к выявленной ими географической «упорядоченности» и ритмике. В первую очередь, это относилось к области исторической науки, что нашло отражение в сформулированном Савицким своеобразном евразийском геоисторическом постулате: «Периодической системе зон России-Евразии отвечает периодическая ритмика ее истории». Отталкиваясь от данного утверждения, евразийский мыслитель разработал уникальную в своем роде периодизацию русской истории, теорию «малых циклов».

Следует подчеркнуть, что, несмотря на то, что Савицкий придавал универсальный характер данному геоисторическому методу (выведение исторических закономерностей из свойств ландшафта) в пространственно-временном отношении (т.е. для любой страны, любого периода), конкретизировал его только применительно к истории России, как периоду в процессе исторической эволюции евразийского месторазвития.

Согласно «периодической системе сущего» история России состоит из ритмически чередующихся периодов «подъема» и «депрессии», как проявлений смены организационных идей. В евразийской философии, организационная идея есть «предопределенная способность материи к организации и самоорганизации», «основной движущий фактор или эйдос исторического процесса», некая «властная», государственническая, а для России-Евразии имперская идея, «владеющая материей и движущая ею».

Генезис организационных идей евразийский теоретик не объяснял, указывая лишь, что их «высвобождение происходит взрывами…». Позднее Л.Н. Гумилев даже «подыскал» среду для таких «пассионарных» взрывов в космосе…

Соответственно «подъем» истории обусловливался реализацией организационной идеи, а «депрессия» ее провалом. В представлении Савицкого данная система универсальна (применима как к Киевской Руси, так и к новейшей отечественной истории), с той лишь оговоркой, что содержание организационных идей, «устремления, которые их пронизывают», с ходом истории меняются.

Помимо метафизических определений «подъема» и «депрессии», каждому из этих периодов присущи целые группы или, как отмечал Савицкий, «пучки» признаков. «Подъем» характеризовался «временем усиленной экономической деятельности, «эпохой ставки на сильных», которые «реализуют свою волю к бытию». Такими «сильными», носителями организационной идеи, могут быть в зависимости от периода и наследственные монархи, и дворяне, и «энергичные работники колхозов». Это время активной внешней политики, экономического роста, социальной стабильности.

«Депрессия» же характеризовалась как «время уступок слабым». Это периоды социальных потрясений, политических распадов, экономических кризисов.

Чередование «подъемов» и «депрессий», обусловливалось состоянием организационной идеи: реализовавшись в материальном мире, она истощается, «терпит ущерб», что приводит к ее «провалу» или «депрессии», но со временем, «при накоплении экономических сил» вновь наступает «подъем».

Период, охватывающий время «депрессии» и «подъема», в концепции Савицкого определялся как «малый цикл», продолжительность которого с ходом истории менялась в сторону сокращения. (Тем самым, Петр Николаевич, отчасти, предвосхитил современную концепцию так называемого «сжатия исторического времени», развитую С.П. Капицей). При этом, изменение ритмов истории сопровождалось расширением «географических рамок» каждого цикла. Так, для периода Московского Царства 1538 1632 гг. «малый цикл» составлял 27 лет, а сами циклы прерывались 10-летними «переходными периодами» или «преддепрессиями», когда инерция подъема еще не исчерпана, но появляются «депрессионные» признаки. Данные положения П.Н. Савицкий отразил в следующей таблице, которую впервые представил общественности в Праге в конце 1930-х гг. в своем докладе «Социально-экономические циклы раннего Московского царства»:

I. Ранне-Ивановская депрессия 15381547 гг. 10 лет

II. Царь-Иванов подъем 15471564 гг. 17 лет

III. Переходный период 15641571 гг. 7 лет

IV. Поздне-Иванова депрессия 15711581 гг. 10 лет

V. Годуновский подъем 15811598 гг. 17 лет

VI. Переходный период 15981605 гг. 7 лет

VII. Лже-дмитриева депрессия 16051615 гг. 10 лет

Движение истории в рассматриваемой концепции не было абсолютно равномерным. Процесс развития российского пространства в новое более высокое организационное качество (например, централизованное государство) может вызвать явление «векового подъема». Савицкий обозначил им период 14531533 гг., когда складывались предпосылки для возникновения Московского царства. В 1957 году Петр Николаевич был убежден, что «ранн

Лучшие

Похожие работы

1 2 3 4 5 > >>