Агрессивность и наследственность

  Кудрявцев И.А., Ратинова Н.А. Криминальная агрессия (экспертная типология и судебно-психологическая оценка). М.: Московский Университет, 2000. Ратинов А.Р. К ядру личности преступника

Агрессивность и наследственность

Информация

Психология

Другие материалы по предмету

Психология

Сдать работу со 100% гаранией
агрессии, необходимо знать, во-первых, тот путь, которым была усвоена агрессивная модель поведения; во-вторых, факторы, провоцирующие её проявление; в-третьих - условия, способствующие закреплению данной модели поведения. Агрессивные реакции усваиваются и поддерживаются путём непосредственного участия в ситуациях проявления агрессии и в результате пассивного наблюдения этих проявлений.

1.2 Криминальная агрессия

 

Особый аспект агрессивного поведения представляет криминальная агрессия, лежащая в основе насильственного преступного посягательства на личность. Её анализу посвящён ряд исследований в области юридической психологии. Методологические основы криминальной агрессии разработаны А.Р. Ратиновым [2], который считает агрессивность свойством личности, человека как члена социума, и делает различие между агрессивностью и агрессией. Агрессивность, по его мнению, связана со структурой мотивационной сферы и спецификой системы ценностей личности. Это личностная позиция, заключающаяся в наличии деструктивных тенденций в области межличностных отношений, в готовности и предпочтении использования насильственных средств для реализации своих целей. Агрессия же понимается как проявление агрессивности в деструктивных действиях, цель которых - нанесение вреда тому или иному лицу.

Сама по себе агрессивность как личностная особенность, по мнению А.Р. Ратинова, ещё не является показателем социальной опасности субъекта. Это объясняется тем, что связь между агрессивностью и агрессией не является фатальной, жёстко детерминированной. Немаловажным является и то обстоятельство, что агрессия может принимать не только противоправные, но и социально приемлемые и одобряемые формы. Её направленность определяется лишь социальным контекстом, мотивационной сферой личности, теми ценностями, ради достижения которых осуществляется её деятельность. При этом действия могут выполнять различную роль: они могут служить средством достижения определённой цели, способом психологической разрядки, замещения блокированной потребности, наконец, самоцелью, удовлетворяющей потребность в самореализации и самоутверждении. В последнем случае агрессия является самостоятельной ценностью и агрессивность входит в мировоззренческое ядро личности, в её Я-концепцию.

Внимание исследователей привлекало изучение раннего генеза агрессивности, факторов, способствующих её формированию в детском и подростковом возрасте. Так, был проведён анализ жизненного пути, биографических данных лиц, совершивших особо жестокие преступления [3]. Результаты исследования характера и условий семейного воспитания, в которых ими был приобретён первичный опыт агрессивного взаимодействия, факторов семейного неблагополучия, способствовавших формированию жестокости и агрессивности, нравственной и эмоциональной обстановки в семьях свидетельствуют о том, что подростки, наблюдая насилие, испытывая его на себе, усваивают эти образцы поведения, приобретают убеждённость в их эффективности, вначале на чисто вербальном уровне. Личностное же, практическое освоение моделей агрессивного поведения, закрепление его в привычках, навыках и стереотипах происходят, главным образом, в неформальном общении. Навыки агрессивного реагирования осваиваются и закрепляются в личном опыте ответного насилия, так же отрабатываются и технические приёмы агрессивного взаимодействия. При этом наиболее распространёнными мотивами агрессии являются самоутверждение, тревога за собственное будущее, групповая солидарность.

В то же время высказывается мнение, что одних только фактов наблюдения за насильственными формами поведения и испытания насилия на себе недостаточно для раннего формирования агрессивности, необходимым условием для этого является неустойчивость мотивационно-ценностной структуры личности [4].

На основании изучения соотношения и роли личностных и ситуационных факторов в детерминации агрессивно-насильственных преступлений, проведённого с учётом структурного и процессуального строения деятельности, её мотивов и целей, Л.П. Конышева [10, с.180] выделила разные виды агрессии - экспрессивный, псевдоморальный, "инфантильно обусловленный", и показала, что они различаются по структуре, динамике, смысловому наполнению в зависимости от побуждающих мотивов.

Экспрессивный тип агрессии провоцируется поведением жертвы. Он характерен для лиц с неустойчивостью мотивационно-ценностной структуры. Криминальные действия при этом виде агрессии осуществлялись без учёта требований ситуации и носили импульсивный характер. Псевдоморальным автор называет тип агрессии, который носит планомерный, опосредованный характер. Он характерен для лиц, отличающихся суженностью смысловой сферы, ригидностью, тугоподвижностью системы мотивов, стремлением к доминированию. Их конфликт с жертвой, как правило, носил затяжной характер и был обусловлен противоречием ценностей. Инфантильно обусловленный тип агрессии характеризуется активной ролью, инициативой преступника в конфликте. Действия его носили ситуативный характер, не были заранее спланированными. Такого рода криминальные деяния совершались либо субъектами с недостаточной зрелостью личности, слабо иерархизированной мотивационной сферой, либо людьми, склонными к антисоциальным способам самоутверждения, в ситуациях, угрожающих их статусу, таких случаях можно говорить о "демонстративной агрессии".

Агрессию, совершаемую по собственной инициативе, без провокации со стороны жертвы, продуманную, заранее спланированную, по наблюдениям Л.П. Конышевой, совершали три различные категории лиц. Первые действовали из жестоких побуждений (по обозначению автора - "садистический вид агрессии"); вторые совершали акты агрессии по мотивам "социопатической молодёжной самоактуализации", а третьи - по мотивам "группового самоутверждения". У всех этих лиц имела место деформация системы ценностных ориентаций.

Выделяют и разные мотивы криминального агрессивного поведения. Импульсивные мотивы, как следует из их названия, возникают ситуативно в сложной для субъекта обстановке под влиянием сильных эмоциональных переживаний. При этом нарушается опосредованность поведения, оно определяется преимущественно внешними обстоятельствами без предварительного планирования, осознания, выбора целей и способов действий, без учёта существующих норм и возможных последствий содеянного. При инструментальных мотивах агрессия выступает как средство достижения значимых целей, способ подавления сопротивления жертвы, принуждения её к определённым действиям. Враждебные мотивы реализуют агрессию как самоценность, и агрессивное поведение при этом часто сопровождается издевательством, унижением жертвы без каких-либо утилитарных целей. Это самопобуждающаяся агрессия, которая не зависит от ситуации и не требует внешнего повода для своего развёртывания. Последним из названных агрессивных мотивов является мотив групповой солидарности. Побуждаемый им вид агрессии направлен на получение одобрения со стороны референтной группы для завоевания в ней желаемого статуса, иногда он реализуется также под влиянием фактора группового давления [6].

В литературе анализируются разные аспекты криминальной агрессии. Так, Н.А. Барановский [7], в своё время изучавший потребности, лежащие в основе насильственных преступлений, утверждал, что большинство их обусловлено деформацией социальных потребностей правонарушителей. Например, деформированная потребность в социальном взаимодействии трансформируется в тенденцию к доминированию, превосходству, насилию. По его данным, в основе 90% преступлений против личности лежит извращённое проявление субъектом своего Я, причём в 81% случаев указанная потребность хорошо осознаётся преступником, а в 31% имеет к тому же устойчивую личностную значимость. В то же время искажение в системе потребностей является хотя и наиболее распространённой, но не необходимой предпосылкой криминальной агрессии.

Конфликтные ситуации при криминальной агрессии могут быть объектными, обусловленными обоюдными претензиями на обладание какими-либо благами материального характера, и безобъектными, вызванными несовместимостью осуществляемой деятельности. Одной из разновидностей безобъектных конфликтов являются провокационные конфликты. Их специфика заключается в том, что субъект, исходно стремящийся к реализации агрессии, создаёт ситуацию, провоцирующую у потенциальной жертвы негативные реакции на себя для того, чтобы морально оправдать собственные, якобы ответные, насильственные действия.

Чрезвычайно существенна динамическая характеристика криминальных конфликтов, их интенсификация, эскалация в ходе протекания. Психологическим механизмом такой эскалации является рост иерархического ранга мотивов, являющихся объектом посягательства и защиты, вовлечение в противоречие обоюдных интересов всё более высокого порядка. При этом исходная причина, породившая конфликт, отходит на второй план, теряет своё значение.

На основании изучения различных модальностей агрессивности были описаны четыре её подтипа:

1) недифференцированная агрессивность;

2) локальная агрессивность;

3) враждебная агрессивность;

4) жестокая агрессивность [8]. Но существует и принципиально иной подход к анализу феномена агрессии, когда её разделяют не на основании качественной специфики, а в соответствии с уровнем психологической организации проявляющего агрессию человека. Так, Т.Н. Курбатова [9, с.27-28.] выделяет разные уровни агрессии: личностный, субъектно-деятельностный и индивидный. Первый из них определяется, по мнению автора, мотивационной сферой, самосознанием личности и проявляется в предпочтении насильственных способов достижения целей. Субъектно-деятельностный уровень, отражающий стремление к достижению успеха, цели, ответную реакцию на угрозу, проявляется в привычном стиле поведения. Индивидный уровень релевантен биологической основе человека и состоит в защите себя, своего потомства, имуществ

Похожие работы

< 1 2 3 4 5 > >>