Аграрный переворот в Англии и реформирование земельных отношений в других европейских странах

Значительные успехи в XVI в. сделали другие отрасли английской промышленности - производство шелка в Нориче и Колчестере, кружек и чулок

Аграрный переворот в Англии и реформирование земельных отношений в других европейских странах

Курсовой проект

История

Другие курсовые по предмету

История

Сдать работу со 100% гаранией
а, и аренде земли у лендлордов и сами начали огораживать земли, переходя тем самым к капиталистическому фермерству. Основная же масса крестьян, преимущественно из копигольдеров, вследствие бедности и особенно насилия в условиях аграрного переворота вступила на путь превращения в безземельных батраков, или коттеров, и малоземельных держателей, полукрестьян-полупролетариев.

Успехи капиталистического производства в Англии XVI в. были достигнуты при господстве феодального строя, большая часть земли была феодальной собственностью, и основная масса крестьян еще находилась под гнетом феодальной эксплуатации, старое дворянство еще составляло значительную частьдворянского класса, а во многих городах в ремесленном производстве господствовал цеховой режим. Развитие капитализма совершалось крайне неравномерно: наиболее передовыми в экономическом отношении графствами были графства центра, юга и востока страны, наиболее отсталыми - графства севера и запада. Тем не менее, сильной стороной экономики Англии XVI в., отличавшей ее от экономики других стран феодальной Европы в это время было то, что развитие капиталистическогопроизводства происходило одновременно как в промышленности, так и в сельском хозяйстве, как в городе, так и в деревне.

 

2.2 Последствия переворота

 

Процесс насильственной экспроприации земледельческого населения стал основной чертой аграрного переворота в Англии. «В Англии, - отмечал В.И. Ленин, - это пересоздание шло революционно, насильственно, но насилия производились в пользу помещиков, насилия производились над крестьянскими массами, которые изнурялись поборами, выгонялись из деревень, выселялись, вымирали и эмигрировали».

Большая часть захваченных посредством огораживаний земель сдавалась в аренду капиталистическим фермерам, наиболее богатые из которых использовали наемный труд. Складывался тот тип буржуазных аграрных отношений, который В.И. Ленин охарактеризовал как «старое землевладение, лендлордизм, при новой, свободной, чисто капиталистической аренде».

Во второй половине XVI в. происходит заметное укрепление капиталистического фермерства, поскольку непрерывное повышение цен на шерсть, хлеб, мясо и другие..сельскохозяйственные продукты обгоняло рост арендной платы. Фермеры используют рациональные методы ведения хозяйства. Земля начинает лучше обрабатываться и удобряться (навозом, известью, водорослями, городскими отбросами), усложняются севообороты. Расширяются посевы зерновых культур, хмеля и конопли, урожайность которых повышается.

В то же время аграрный переворот привел к катастрофическим социальным последствиям. Сгон крестьян с земли принял, настолько массовый характер, что исчезали целые деревни, и их население разбредалось по стране. Однако ни фермерские хозяйства, ни мануфактуры, ни прочие предприятия не могли дать работу всей массе обездоленного крестьянства.

Народ ответил на огораживания рядом восстаний (1536-1537, 1547, 1548, 1549 гг.). Самое крупное восстание произошло в 1549 г. в Норфолке, где образовалась крестьянская армия под руководством Роберта Кета. Но восстание было подавлено, а королевское правительство в 1556 г. подтвердило законы XIII в., разрешающие феодалам огораживать общинные пастбища.

Было создано целое законодательство, направленное против крестьян, которое К. Маркс за его жестокость назвал кровавым. Он писал, что «отцы теперешнего рабочего класса были, прежде всего, подвергнуты наказанию за то, что их превратили в бродяг и пауперов». Закон 1530 г., изданный Генрихом VIII, запрещал нищим, кроме старых и нетрудоспособных, собирать милостыню; бродяги наказывались плетьми и тюремным заключением. Закон 1536 г. отличался еще большей жестокостью: при вторичной поимке бродягу вначале бичевали, а затем у него отрезали половину уха, в третий раз его подвергали смертной казни. Этот закон был связан с ликвидацией монастырей, которые издавна подкармливали нищих. Еще дальше пошло правительство Эдуарда VI, узаконив (1547 г.) пожизненное порабощение с клеймением лица каждого, кто уклонялся от работы. При Елизавете произошло «смягчение» кровавых законов. Но закон 1576 г. предписывал создавать в графствах 2-3 работных дома, пребывание в которых ничем не отличалось от каторги. К. Маркс, определяя классовую сущность кровавого законодательства Тюдоров, подчеркивал, что власти «старались приучить, опираясь на эти чудовищно террористические законы, к дисциплине наемного труда поркой, клеймами, пытками».

Первый елизаветинский закон об ограничении огораживаний, принятый парламентом в 1563 г., означал возвращение короны к политике традиционной поддержки земледелия. Поэтому в этом статуте не содержалось ничего нового по сравнению с законодательством первых Тюдоров. Изменение курса аграрного законодательства в 1593 г. выразилось в снятии ограничений на огораживания. Принятые парламентом в 1597-1598 гг. новые законы против огораживаний были названы «паническим законодательством», которое, «оказало обратную услугу», ибо хлеб в стране подешевел.

Известны труды английского исследователя Дж. Тирск, которая в своих работах частично касалась и такого малоизученного до того времени аспекта аграрной политики, как комиссии по расследованию огораживаний. Особенно её интересовала работа комиссии по расследованию огораживаний в 1607 г. Так, автор отметила, что в ходе расследования этой комиссией случаев огораживания в Центральных графствах имело место много разбирательств в суде Звёздной палаты, в результате чего были оштрафованы ряд огораживателей. В то же время, полагает британский историк, ничего радикального против огораживателей по результатам работы комиссии не было сделано. Она приводит некоторые данные о новых огораживаниях, совершенных уже после работы комиссии.

Аграрную политику Дж. Тирск совершенно справедливо рассматривает как часть экономической политики абсолютистского государства. Так, в своей монографии об экономической политике она затронула совершенно не исследованный вопрос о производстве вайды в XVI_начале XVII в., который также был в контексте аграрной политики монархии Тюдоров. Автор отметила расширение посевов вайды с середины 1580_х гг. Объяснение этому она видит прежде всего в том, что война между Испанией и Нидерландами прервала поставку в Англию португальской вайды. Разумеется, это отрицательно сказалось на английском сукноделии (вайда была сырьем для изготовления краски, необходимой для покраски сукон _ В.М.) Другая причина, по ее мнению, заключается в падении цен на зерно, что побудило английское фермерство расширять земельные площади под вайду. По её подсчетам, в 1585 г. выращиванием вайды занимались в 12 графствах страны. Общая площадь посевов под вайду составляла 5 тыс. акров пахотной земли. Она считает, что это давало работу 20 тыс. человек в течение 4_х месяцев в году.

Однако Дж. Тирск не рассматривает последствия расширения посевов вайды для крестьян и само их отношение к этому новому явлению в аграрной сфере.

Дж. Тирск отметила и такой аспект аграрной политики, как регулирование правительством Елизаветы I Тюдор производства крахмала из зерна. Она показала, какое пристальное внимание уделяла королева этому аспекту в 1580-1590-е гг., издавая соответствующие прокламации. Однако и в этом новом деле все сводилось к пресловутой системе монопольных патентов. Первые Стюарты, как показала британский историк, продолжили елизаветинскую линию в этой части экономической политики.

Отметим также и её точку зрения в отношении социальной борьбы в Англии того периода. Этот вопрос также затронут ею в указанном выше четвёртом томе «Аграрной истории Англии и Уэльса». Так, она обратила внимание на взаимосвязь крестьянских выступлений, и особенно восстания 1607 г. в центральных графствах, с процессом огораживаний в этом регионе в предшествующие десятилетия.

Фактический материал, что называется, «заставил» ее признать тот факт, что «гнев крестьян был направлен против огораживаний», но этот несколько радикальный для английской историографии того времени вывод она смягчила оговоркой, что_деогораживатели были для крестьян лишь наиболее очевидными обидчиками. Более того, британский историк в связи с этим даже делает общий вывод о том, что «каждый заговор против работодателя и мелкого фермера в трудные времена создавал экономические трудности, давая малую надежду для быстрого преодоления того, против чего вспыхнуло восстание в Мидленде». Вместе с тем важной причиной начала восстания она считает и недостаток хлеба в этом регионе, рост цен на него. Однако на самом деле это было как раз одним из последствий конверсии пахотной земли в пастбища для овец, о чем свидетельствуют даже те цифры о масштабах огораживаний, которые приводит Дж. Тирск по ряду графств Мидленда. На примере одного селения она показала процесс огораживания, сопровождавшийся эвикцией крестьян изнутри. Этот пример достаточно показателен тем, что лорд манора не прибегал при этом к прямому насилию в отношении крестьян.

Важным последствием аграрного переворота стал расцвет английского сукноделия. Система рассеянной капиталистической мануфактуры была очень характерной для английского сукноделия XVI в. В 1555 г. был издан закон «О ткачах» к суконщикам держать более одного станка за предел из города а сельским ткачам обслуживать более «двух ткацких станков, и заниматься производством сукна за пределами дозволенных королевским актом территорий. Но закон освобождал от этих предписаний многие графства, вскоре последовали и другие изъятия. Все эти «запреты» по существу санкционировали развитие рассеянной мануфактуры, опирающейся на капиталистическую работу на дому. В Англии' возникали и централизованные мануфактуры, особенно характерные для окончательной отделки сукна.

Английская шерстяная промышленность постепенно освоила производство новых сорт

Похожие работы

<< < 1 2 3 4 5 >