"Очистительное воздействие" (катарсис) малых прозаических жанров современной русской литературы

В пятом разделе («Катарсис в рассказе Виктора Пелевина «Вести из Непала») анализу подвергается проза Пелевина. Анализируя с точки зрения катарсических

"Очистительное воздействие" (катарсис) малых прозаических жанров современной русской литературы

Информация

Литература

Другие материалы по предмету

Литература

Сдать работу со 100% гаранией
к. Ерофеев, Пелевин, Сорокин, Мамлеев, Елизаров) существенно различаются своим наполнением. Если основой катарсиса у «классиков» становится очищение нравственное, своими чертами напоминающее «религиозный катарсис» (И. Ильин), то «неклассики» переносят акцент очищения с этического на эстетический аспект.

4. Катарсический эффект произведений «классиков» возникает в первую очередь в текстовом пространстве рассказа, то есть внутри самого произведения, «неклассики» чаще используют другую схему - очищение приходит не во время прочтения текста, а в соприкосновении мира вымышленного, литературного с миром реальным. Если реалистические установки «классиков» основаны на христианской традиции очищения как избавления от грехов посредством их определения через проповедь и последующего ухода от них, то «неклассики» прибегают к иным философским принципам очищения: дзэн-буддистскому (рассказ как коан), абсурдистскому (возвращение к реальному миру становится очищением - после безумно-абсурдного текста серая жизнь воспринимается как допустимая альтернатива бесконечной шизофрении текстовой реальности), психоаналитическому (очищение - компенсация, восполнение чувств и эмоций, недополученных в реальной жизни).

5. При определенной редукции любые катарсические схемы приходят к изначальному аристотелевскому определению «трагического катарсиса как очищения посредством страха и сострадания». Только в «очистительных схемах» «классиков» акцент в этой формуле переносится на сострадание, а у «неклассиков», напротив, на страх. Таким образом, классическая схема «очищения посредством страха и сострадания» получает у представителей различных литературных направлений следующий вид: «очищение посредством сострадания» у представителей «нравственно-традиционной» линии литературы и «очищение посредством страха» у «постмодернистов». Страх при этом достигается в первую очередь через абсурд, развивающийся в творчестве каждого из выбранных авторов-неклассиков в своем направлении. Если в самом простом варианте - рассказах Ерофеева и Елизарова - абсурд лишь техническое средство «устрашения», в творчестве Сорокина - абсурд еще и приведение читателя к первозданной чистоте-пустоте, «чистому листу», древнегреческому хаосу, из которого рождается все сущее в мире. В рассказах Мамлеева - абсурд еще и указка на некую молчащую и нам, живым непонятную реальность, метафизическую данность. В рассказе Пелевина - абсурд еще и путь не только к художественному очищению, но и очищению духовному, путь к достижению буддийского блаженства, «сатори».

6. В любой прозе действует и «интеллектуалистическое очищение» - получение читателем чужого жизненного опыта во время чтения рассказов. В любом культурном акте, в том числе и восприятии художественного текста, как интеллектуальном опыте, есть момент «очищения» как познания непознанного.

Апробация исследования. Основные положения диссертации были изложены в докладах и выступлениях на конференциях: международная научная конференция «Литература в диалоге культур-3» (Ростов-на-Дону, 2005), международная научная конференция «Проблемы духовности в русской литературе и публицистике 18-21 веков» (Ставрополь, 2006), Четвертая межвузовская конференция молодых ученых «Актуальные проблемы современного языкознания и литературоведения» (Краснодар, 2005), Пятая межвузовская конференция молодых ученых «Актуальные проблемы современного языкознания и литературоведения» (Краснодар, 2006).

Научно-практическая значимость исследования: Результаты, полученные в ходе работы над диссертацией, могут быть использованы в лекционно-практических курсах по истории современной русской литературы. Особый интерес представляет пограничная сфера взаимодействия литературоведения с психологией и классической философией, также исследующими проблемы катарсиса. Стоит отметить широкую репрезентацию авторов двух литературных направлений, в последнее время все больше враждующих между собой, так что их рассмотрение в рамках единой литературоведческой проблемы очищения предстает еще и актом примирения различных направлений русской литературы второй половины прошлого века в рамках единого литературного процесса.

Структура и объем исследования. Структура и объем исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и библиографического списка. Общий объем диссертации - 162 страницы. Число позиций в библиографическом списке - 212.

1.Основное содержание работы

 

Первая глава диссертационного исследования - «Феномен «катарсис» в истории литературы, философии и психологии». Ее цель - проследить историю воззрений на «очищение» от Аристотеля до настоящего времени, вывести четкую дефиницию «катарсиса», определить особенности очищения прозаических произведений малых форм и методы достижения «очищения» в рассказах. В рамках поставленной цели решаются следующие задачи: изучение «очистительных» концепций Аристотеля, Платона, Лосева, Ницше, Бернайса, Выготского, концепции негативного (Рыклин) и религиозного (Ильин) катарсиса, выделение основных направлений толкований катарсиса, определение дефиниции «катарсис» и изучение методов, с помощью которых достигается очищение в художественной литературе.

В первом разделе («История термина «катарсис» от Аристотеля до наших дней») рассматривается история катарсиса как научной категории со времен аристотелевской «Поэтики» до катарсических теорий двадцатого века - религиозного (Ильин) и негативного (Рыклин) катарсиса. Особое внимание уделяется рассмотрению определения катарсиса, к которому пришел в своей работе «История античной эстетики» А.Ф. Лосев, считавший, что аристотелевский катарсис есть очищение умственное, а не эстетическое. По мнению Лосева, катарсис у Аристотеля - это причащение трагизмом мира, осознание фатальной трагичности всей Вселенной.

Во втором разделе («Различные направления толкования катарсических гипотез») мы выделяем восемь основных направлений, которые определяют основные тенденции толкования аристотелевского катарсиса.

1. Материалистическое.

2. Эстетическое.

3. Этическое.

4. Медицинское.

5. Гедонистическое.

6. Интеллектуалистическое..

7. Мистериально-религиозное.

8. Философское.

В третьем разделе («Особенности катарсиса в прозаических текстах») рассматриваются особенности очищения, вызываемого именно прозаическими произведениями. К таким особенностям можно отнести меньшую, по сравнению с классическими трагедиями, напряженность, бурность очищения. Здесь же рассматривается особенность очищения в малых прозаических формах. В малой прозе катарсис дискретен - если в крупных прозаических формах наряду с несколькими сюжетными линиями может культивироваться сразу много «очистительных течений», то в рассказах обычно одна сюжетная линия соотносится с одной «очистительной». К тому же в коротких прозаических формах одним из главных способов катарсического воздействия становится метод трагического парадокса - художественный способ прозрения глубинной сути происходящего. Здесь же кроется один из важнейших стимулов к преодолению, освобождению от ужасного и абсурдного, один из источников катарсического просветления в, казалось бы, безысходных обстоятельствах. Короткая прозаическая форма предполагает именно парадоксальное очищение - особенно в новелле парадокс играет важную роль.

На основании многих теорий мы выводим собственную дефиницию очищения. Итак, катарсисом в данной работе мы считаем психологическое воздействие на читателя художественного произведения, заканчивающееся актом психологической разрядки, чувством облегчения, освобождения души от «скверны», обогащения эмоционального мира реципиента. Причем интенсивность этого чувства может быть совершенно различной в зависимости, во-первых, от типа произведения искусства, мастерства художника и его целей, во-вторых, от душевного настроя и готовности очиститься самого воспринимающего (в нашем случае читателя).

В четвертом разделе («Различные методы достижения очищения») мы выделяем несколько способов, с помощью которых авторы воздействуют на читателя с «очистительной» миссией. Здесь выделяется четыре метода: трагического, религиозного, негативного очищения и метод эстетической реакции - столкновение, происходящее на апогее эмоций, формы и содержания, которое нейтрализует вызываемое этими эмоциями напряжение зрителя и переживается как катарсис. Если редуцировать любое определение и любую методику катарсического очищения, то все схемы в итоге окажутся очень близки к определению, данному Аристотелем: «очищение посредством страха и сострадания».

Вторая глава диссертационного исследования («Катарсис в малых формах «деревенской прозы») посвящена изучению особенностей феномена «катарсис» в текстах писателей, причисляемых теоретиками литературы к деревенской прозе. Мы проводим литературоведческий анализ каждого из пяти рассказов разных авторов, наиболее ярко представляющих деревенскую прозу (Распутин, Залыгин, Астафьев, Крупин, Шукшин), определяем «очистительные схем» и мотивы в выбранных произведениях, проводим сопоставительный анализ катарсических особенностей каждого произведения, выявляем общие для «деревенщиков» «очистительные схемы», определяем авторские особенности очищения, разграничиваем общее и частное в «очистительных» (катарсических) схемах выбранных авторов. Представленных в этой главе авторов объединяет, в первую очередь, выбранный ими метод отображения действительности. В истории

Похожие работы

< 1 2 3 4 5 6 > >>