"Она писала в духе горных инженеров..." (газета "Екатеринбургская неделя")

В очерках, посвященных истории уральской журналистики, В. А. Павлов справедливо заметил, что "Екатеринбургская неделя" не удостоена сколько-нибудь значительного рассказа о

"Она писала в духе горных инженеров..." (газета "Екатеринбургская неделя")

Статья

История

Другие статьи по предмету

История

Сдать работу со 100% гаранией
цензора (в это время обязанности цензора выполнял тюремный врач Сердобов) о возможности судебной ответственности: "И доныне продолжают помещать оскорбительные статьи, касающиеся домашней жизни частных лиц и известия, заключающие в себе явную ложь и клевету... Предупредить Штейнфельда, что если направление его газеты не изменится, то цензирование будет перенесено в Казань" [9].

2 апреля 1885 г. Совет Главного управления по делам печати заслушивал вопрос "о вредном направлении газеты "Екатеринбургская неделя". В протоколе этого заседания было отмечено, что "предосудительное направление /.../ начало обнаруживаться еще с 1882 г. /.../ Предупреждение издателя газеты коллежского советника Штейнфельда /.../ нисколько не повлияло на перемену в направлении издания". Далее подробно был доложен проект преобразования государственного устройства, помещенный в "Екатеринбургской неделе" в №№ 2-4 за 1885 г. "Номера, в которых напечатаны указанные статьи, высылались чиновником, цензирующим "Екатеринбургскую неделю" в Главное Управление не тотчас /.../, как бы следовало, а спустя две-три недели, вследствие чего Главное Управление не могло принять надлежащих мер к прекращению появления подобных статей" [10], - сообщалось членам Совета Главного Управления. Единогласное решение карающего органа было жестким: перенести цензуру в Казань или Москву.

За "Екатеринбургскую неделю" вступился екатеринбургский городской голова И. Симанов. В прошении на имя управляющего министерства внутренних дел он писал: "Наше городское общество как громом было поражено известием о том, что единственная наша газета поставлена в условия, почти невозможные для выхода в свет /.../ В семь лет установилась как между нашей думой и между губернской администрацией такая солидарность с редактором "Екатеринбургской недели", что мы все уверенно обращались к его содействию повлиять желательным путем на общество" [11].

В августе 1885 г. было разрешено цензуру на передовые, руководящие статьи перенести в Пермь, а остальной материал подвергать проверке в Екатеринбурге. Но в октябре 1885 г. из Главного управления вновь пришло нарекание в адрес газеты за то, что курсивом под передовой статьей была помещена подпись цензора: "печатать разрешается за теми исключениями, какие сделаны /.../ в количестве 97 строк. Цензор Алфиопов. г. Пермь. 30 сент. 1885 г."

Штейнфельду вновь поставили на вид "все неприличие его поступка" с предупреждением, что газету ждут "строжайшие меры". 4 ноября 1885 г. П.К.Штейнфельд передал право издания Г. А. Тиме в полную собственность, а через полгода издание перешло к А. М. Симанову, родственнику городского головы. В послужном списке в графе об образовании нового издателя значилось: "неоконченная екатеринбургская гимназия, как у оказавшего на годичных испытаниях неудовлетворительные успехи".

Так для горного инженера П. К. Штейнфельда окончилась попытка выйти за пределы своей основной профессии, чтобы стать выразителем мнения общества.

В декабре 1885 г. пермский губернатор телеграфировал в Главное управление: "Штейнфельд уволился". Действительно, в послужном списке П. Штейнфельда с 1886 г. появилось название новой малозначащей должности - чиновник по особым поручениям. Позже бывший редактор и главный механик стал заведовать Екатеринбургской лабораторией и золотосплавочною, прожив в Екатеринбурге до 1897 г.

В очерках, посвященных истории уральской журналистики, В. А. Павлов справедливо заметил, что "Екатеринбургская неделя" не удостоена сколько-нибудь значительного рассказа о ней" просто из-за традиции пренебрежения и замалчивания провинциальной журналистики [12]. Нам представляется, что в данном случае забвение связано еще и с предвзятым отношением к этому изданию с самого начала. Редакция "Екатеринбургской недели" не раз указывала на недоброжелательные отзывы о газете в различных изданиях. Так, в "Казанском биржевом листке" в 1881 г. корреспондент из Екатеринбурга писал: "Можно было бы думать, что время /.../ хоть понемногу будет шлифовать горно-чиновничий конгломерат /.../. Составляя плотно организованный круг (это почище некоторых монашеских орденов), горные инженеры /.../ продолжают относиться отрицательно к большинству нововведений на Урале - земству, суду, контролю, - а с теми из них, которые им особенно не по нутру, заводят борьбу соединенными силами. /.../ Явился новый орган общественности, местный печатный листок - "Екатеринбургская неделя" /.../ Газета издается семейством горного инженера, ее редактор горный инженер и даже цензор - старший горный лесничий". Подробно приведя эту характеристику, П. К. Штейнфельд горько заметил: "Уже не один раз, и притом в различных газетах приходилось мне читать корреспонденции из Екатеринбурга на тему: Штейнфельд де горный инженер, а потому в "Екатеринбургской неделе" не пишут о злоупотреблениях на казенных заводах" [13].

Самым авторитетным корреспондентом с Урала был в то время Д. Н. Мамин-Сибиряк. Именно с его легкой руки за газетой закрепилась недобрая слава.

В 1870 - 90-х гг. писатель жил в Екатеринбурге и в период редакторства Штейнфельда в газете не сотрудничал. Много позже, в 1890 г., отзываясь об одной из статей Шелгунова, где был "пропет дифирамб нашей "Екатеринбургской неделе", от которой напахнуло на г. Шелгунова "горным воздухом", Д. Н. Мамин-Сибиряк в частном письме к В. А. Гольцеву написал: "Эта газета 10 лет издается у меня под носом, и я, работая в десятках других изданий, не могу в ней участвовать именно из чувства порядочности. Сначала под редакцией Штейнфельда она писала в духе горных инженеров" [14]. В другом письме - к С. А. Кривенко, Д. Н. Мамин-Сибиряк дал аналогичную оценку: "в течение первых семи лет, когда она находилась под редакцией горного инженера П. К. Штейнфельда, служила интересам горного ведомства" [15].

Сегодня пришло время по-иному взглянуть на первый опыт местной журналистики и признать, что наш великий земляк был не совсем прав: налицо попытка выйти за пределы ведомственных интересов. Защита цивилизованного капитализма, умеренного либерализма, прав общества на свободное мнение, неприятие косности, рутины - все это делало честь новому "духу горных инженеров".

Список литературы

1. Мамин-Сибиряк Д.Н. Город Екатеринбург. Исторический очерк // Мамин-Сибиряк Д.Н. Собр. соч: В 12 т. Свердловск, 1951. Т.12.

2. ГАПО. Ф.790-р. Оп.1. Д.2618. Л.1об.

3. РГИА. Ф.945. Оп.1. Д.127. Л.7-7об.

4. А.А.Полкова была издательницей до 1883 г. и до конца 1885 г. вместе с сестрой мужа владела типографией. В 1883 г. издание было продано П.К.Штейнфельду; а типография - старшему лесничему Г.А.Тиме.

5. ГАРФ. Ф.109. 3 колл. 1875. Д.22. Л.33.

6. ГАПО. Ф.790-р. Оп.1. Д.2618. Л.5.

7. РГИА. Ф.776. Оп.6. Д.190. Л.1-189.

8. РГИА. Ф.776. Оп.6. Д.190. Л.44-45.

9. РГИА. Ф.776. Оп.6. Д.190., Л.148.

10. РГИА. Ф.776. Оп.6. Д.190. Л.119.

11. РГИА. Ф.776. Оп.6. Д.190. Л.174.

12. Павлов В.А. Очерки истории журналистики Урала. Екатеринбург, 1995.Т.2. Кн.1. С.138.

13. Екатеринбургская неделя. 1881. № 29. С.405-406.

14. Архив В. А. Гольцева. М., 1914. Т.1. С.310.

15. Якушин Н.И. Неизвестные письма Д.Н.Мамина-Сибиряка // Учен. зап. Ленинград. пед. ин-та. Т.309: Очерки по истории русской литературы. Л., 1966. С.358.

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.eunnet.net/

 

Похожие работы

< 1 2